02:11 

Альфийское хулиганьё
Название: His mercy
Автор: ITD
Фэндом: TES3 Morrowind
Рейтинг: PG (смерть персонажей)
Размер: Mini
Дисклеймер: Автор не покушается ни на что.
Примечание: POV – боевой жрец Дома Дагот.

Убийство того, кого обстоятельства нарекают врагом, перестает быть самоцелью, когда тому, за что ты сражаешься, перестает угрожать хотя бы что-либо. Вместе с угрозой уходит первичный, первобытный смысл нападения. Если из двух рискует только один, куда менее затратным будет сыграть именно по его правилам. Куда менее затратным, куда менее сложным, куда более быстрым.
Если он захочет, он нападёт первым. Я уже могу позволить себе прощать. Я уже могу позволить себе жалеть. А он всё ещё может единственно драться до смерти. Вместе с угрозой уходит не только ощущение смерти как чего-то высокого, но и уважение к противнику. Я не испытываю уважения. Я испытываю жалость. Жалость к слишком шумно растраченному времени. И только. Этот разгоряченный мальчишка в бряцающих на тонких плечах пластинах железа не вызывает ровным счетом никаких эмоций.

Он пьян от страха и собственной глупости.
Он что-то кричит, и тогда страх и глупость текут по его подбородку, как то дешевое винцо, которым он надирался вчера, прижавшись спиной к самым чужим ему стенным камням во всем мире. Ему колотило руки и челюсти, темное бутылочное стекло стучало по зубам, и он обливался слезами и своим пойлом и только подтягивал колени ближе к груди, стараясь не смотреть на так скользко ненавидимый им клинок. Он боится своего собственного клинка. До дрожи в мальчишечьих еще коленках.
К чему меч рукам, когда меч валится из рук?
К чему меч сердцу, когда от запаха железа оно обливается кровью?

Я пропускаю тычок в грудину, у меня мгновенно подкашиваются ноги, я берусь обеими ладонями за обоюдоострое лезвие, я опускаюсь на колени, его страх и глупость густо текут по моему подбородку, стекают на сутану, каплют на пол.
Он боится своего собственного клинка, он ненавидит свой собственный клинок, он только что убил нечто живое, дышавшее, мыслившее, нападавшее; он слишком глуп и ему слишком страшно, чтобы пятью лестничными пролетами ниже он заметил того, кто просто сгребет его в темноту комнатного провала за волосы, как девку, закусит холку и задерет в углу, а потом выгрызет из его затылка кусок хребта и бросит на пол, не удовлетворившись вкусом.
Он почувствует меньше, чем если бы я выдирал ему легкие проклятием, меньше, чем если бы я просто отсек ему голову. Он рисковал протрезветь перед смертью от рук боевого мага, а сейчас, когда он срывая ноги несется вниз, он безнадежно, безнадежно пьян. Он рисковал протрезветь, рисковал ещё раз нарушить тишину беспрерывно творящегося таинства, а сейчас он успеет лишь вздохнуть и пикнуть.

У милосердия отчетливо меднистый вкус.
Милосердие сгустками течет наружу у меня из глотки.

Сколько еще раз я буду милосерден?
Сколько раз свернусь на этих камнях с проломленными ключицами, парализованным сердцем или разорванной артерией, сколько раз раскинув руки упаду с шаткого моста в пульсирующую магматическую кислоту, сколько раз на этом пульсе, на этой кислоте, разгорится пожар, который вернет меня к жизни?
Сколько еще раз я утру губы от уже мертвой, но все еще пузырящейся крови?
Сколько раз безупречно вправлю себе чудовищно опадающие под ладонью ребра?
Сколько раз выдерну из плеча стрелу, зная, что мгновениями спустя дорогой яд в моих сосудах выварится и свернется в безопасный белок?

Я не чувствую усталости.
Я не чувствую благодарности.
Вместе с угрозой уходит первичный, первобытный смысл самого себя.
Моя первая смерть была ужасной. Я испытывал боль, которую не в состоянии описать. Очнувшись, я беззвучно ползал по полу, бессильный перед разяще острым ощущением каждой измолотой косточки и каждого кровоточащего прокола, жалкий и беспомощный со всем своим разумом, всем своим духом, знаниями и опытом.
Сейчас я не чувствую и крупицы того дикого ужаса, что постиг меня тогда. Я измят, разломан и попросту переработан из никчемных кусков мертвечины. Я вынослив, как вынослив берсерк, но в груди у меня не горит священной, отрешенной берсеркерской интифады. Я умен и опытен, но растрачиваю мудрость на опаливание мотылиных крыльев. Я поцелован самым высоким Откровением из существующих, но вкус его на моем языке притупился до неузнаваемости.
Вместе с угрозой уходит всё.

Я бракованная нить в полотне своего герба, но я вшит в отделку края, в то время как взор смотрящего устремлен в прекрасное и яростное сердце рисунка.
Поэтому я пойду в бой столько раз, сколько раз Он пошлет меня.
Потому что я никогда не смогу позволить себе задавать вопросы.
Мне остается только жалеть. И прощать.

Пятью лестничными пролетами ниже тело глухо и тяжело падает на пол.
Меднистые капли милосердия остывают на уже остывших губах.

Будет ли кто-то милосерден ко мне?

Комментарии
2009-08-31 в 13:51 

Ох, если бы не эта штука наверху, которую пишут к фанфикам... У меня язык не повернется назвать это жалким словом фанфик, это нечто так хорошо описанное, что заставило меня увидеть четкую картину. Это очень... натурально! Спасибо, что выложили здесь этот чудесный текст)

2009-08-31 в 15:08 

Альфийское хулиганьё
Dagoth Mourrin,оу-у, спасибо, мутсера, мне очень приятна такая оценка моему творчеству ^^

Собственно, ВСЕ, что я в принципе пишу по MW, давно перестало быть просто фанфиками...это как один большой арт-проект

2009-09-01 в 07:17 

Жена называла его – «Чудик». Иногда ласково.(с) Шукшин Василий
У вас совершенно прекрасная ритмика текста. Есть композиции(потому что обычно, назвать их фанфиками язык не поворачивается, как правильно сказал ) вкусовые, есть цветовые, а есть, как ваша, музыкальные. Читаешь некую музыку букв, музыку текста, и воспринимаешь не только связанные в слова буквы. Это не текст, это не рассказ, это тем более не фанфик, это композиция, и за умение вот так ее выстроить, я вами восхищаюсь)

Сначала ваша персонификация боевого жреца бросилась в глаза, а после второго прочтения стало приниматься как нечто должное. Так что слов в критику вашего произведения у меня не осталось))Браво.

2009-09-03 в 18:08 

Альфийское хулиганьё
Count Summer , btw, вы аудиал?

2009-09-03 в 19:04 

Жена называла его – «Чудик». Иногда ласково.(с) Шукшин Василий
ITD
Да, практически чистый.
А вы, извините за вопрос?

2009-09-03 в 19:17 

Альфийское хулиганьё
Count Summer , ярковыраженный кинестет. Кажется, это довольно ярко заметно даже по единственной выложенной здесь работе ^^ Глубину аудиального восприятия оценить, к сожалению, не могу, т.к. аудиал из меня чуть более, чем никакой.
Но поверю на слова. Мне очень приятно)

2009-09-03 в 19:21 

Жена называла его – «Чудик». Иногда ласково.(с) Шукшин Василий
ITD
У меня всегда были огромные проблемы с определениями) К тому же, с таким текстом - и не подумаешь, честно говоря. Ну, я уже говорила про вашу потрясающую ритмику))

2009-11-29 в 15:24 

Ламира
Это прекрасно ...

   

Шестой Дом восстал!

главная