22:29 

"Она - Нереварин"

Дитя Дженовы
Always...
Давненько не наведывалась в СОО. Много чего произошло, но пока я все еще жива, как и само сообщество))))) И это радует. Пора бы Спящим немного проснуться ;)
В связи с этим начинаю выкладку своего "долгостроя" - макси по миру Морровинда. Да, это гет, да, и фем-слэш немного тоже, яоя нет, кроме морального, откровенного порно тоже нет, ООС-ом характеры не называю, ибо это все же игра, и каждый проходит ее по-своему, понимает и проживает со своими чувствами. Да и у одного и того же человека двух одинаковых прохождений нет. А теперь вспомним, что именно по игре, Нереварин ничерта не помнит о своем прошлом. Да еще и рожден он женщиной.... в данном случае. Слабонервным и фьялкам не читать, троллей я не кормлю - из принципа. короче, "не любо - не слухай". Уф, всех предупредила. Да, и еще два пункта - 1) это, как я сказала, "долгострой" - пишу, не замораживаю, но медленно, так как жизнь такая. Но сам сюжет уже готов, прожит, и осталось его только дописать. 2) я не фанат Трибунала. Так вышло. Но ненависти к ним не питаю и вполне понимаю мотивы Айем и Ко. Посему в чем-то ей даже сочувствую. Короче, каноничной чекнутой стервы не ждите - Айем тут неканон, но вполне понимаемая. Да, вот еще что - храм Дибелл. компаньоны-нордлинги, маги, падшие ангелихи и дреморы - это все вполне реальные аддоны. ;)
Итак, поехали...
Она - Нереварин.
Жанр: драма, эдвенчер, гет, легкие намеки на фем.
Фандом: Морровинд. Древние Свитки-3.
Ценз: R (брань, намеки на эротику и жестокость)
Перринг: Неревар/Дагот Ур, Неревар/Летте, Неревар/Альмалексия.
Саммари: Он вернулся - обещанный Пророчеством Богини Король и спаситель. Только вот вернулся в женском теле. Да и желает лишь мщения...
читать дальше
продолжение буду выкладывать в комментах.

Комментарии
2015-12-01 в 21:36 

Дитя Дженовы
Always...
Нейя встала совершенно разбитой. Всю ночь она обсуждала с Даготом план действий против лорда Вивека, и теперь ей смертельно хотелось спать. Но признаваться в том, что она снова видела Сон – это лишний раз отпугивать своих спутников. К тому же Нейя чувствовала, что больше и больше привязывается к своему ночному визави. Лорд Дагот оказался очень умным и интересным собеседником, не лишенным чувства юмора и тонкого сарказма. И Нейя вполне понимала, почему именно Ворин стал ее правой рукой и Великим Консулом Тамриэля. Но вот что ее больше мучило, так это то, что ее при виде Ворина охватывают те же чувства, что и его. Это было неправильно. Фактически он должен был в итоге погибнуть от ее руки, как и много столетий назад. Но Нейя понимала, что больше не сможет его убить. К тому же она – возрожденный король, если верить Азуре и Ворину, а значит, в прошлой жизни она была мужчиной. Это сбивало с толка, как и осознание того, что ее бывшая жена до сих пор жива, и вполне может предъявить на нее права, если верить словам Дагота. Связываться с сумасшедшей бабой Нейе хотелось еще меньше, чем обманывать коварного правителя Острова. Хорошо, хоть про третьего члена Трибунала пока ничего не слышно – Ворин сообщил только, что по сведениям Видящих, Сота Сил после краха миссии Трибунала на Красной Горе заперся в своем механическом замке и создает какое-то металлическое чудовище.
- Н-да, вот только оживших железных болванов нам и не хватает! – помрачнела Нейя, услышав от Ворина о судьбе Соты.
- Ну, скажем так, Сота Сил – отнюдь не первый в Тамриэле, кто строит живой доспех. Мастер Кагренак пытался создать Нумидиум – новое божество из металла, которое хотел оживить силой Сердца. Да и после битвы в Горе, - Ворин помрачнел и нахмурился, - знаешь ли, Нев, я… Короче, я попытался тогда восстановить его детище. Ты погиб, я возродился и жаждал отомстить Трибуналу. Я довел Нумидиум до совершенства, но так и не оживил его полностью. Побоялся, что тогда мне уже не будет обратного пути и придется разрушить не только столицу, но и весь Остров. Акулахан, я так его назвал, он… он в моей горе. Вполне готов к использованию. Все, что нужно – поместить в него Сердце Лоркана. И тогда он оживет полностью. Но никто не знает, что будет потом и насколько послушным моей воле будет это новое божество. Знаешь, Нев, если ты… Если доберешься до сердца, ты должен будешь и его разрушить. Иначе нет никакого смысла.
- Вот доберусь, а там и посмотрим, - отмахнулась Нейя. – С чего ты так уверен, что у меня все получится?
- Получится, - пожал плечами Ворин. – Просто я тебя знаю. Итак, давай-ка повторим, что ты должна будешь сделать!..
Нейя снова покачала головой. Ночной разговор не шел из головы. А тут еще эта афера, предложенная Рассвет. Летте, заметив, что Нейя проснулась, молча протянула ей небольшую склянку с чем-то, распространяющим отвратительный аромат гнилых водорослей.
- Зелье, - кивнула Нейя. – Ты его сварила-таки…
- Я не думаю, что эта Рассвет нам так уж будет полезна, - задумчиво пробормотала Летте. – Но, раз мы ей пообещали…
- Надо возвращаться в Балморру! – Нейя отпила из склянки и поморщилась. – На вкус это еще тошнотворнее, чем на запах.
- В Балморру, так в Балморру! – согласилась Летте. – Анна уже собирает сумки. К Каю пойдешь?
- Пойду, - хмыкнула рыжая, растерянно разглядывая свою руку, на которой проступали безобразные черные гнилостные пятна. – Э-э… Это еще чего?
- Корпрус! – весело рассмеялась Летте. – Не бойся. Фальшивый. Но выглядит вполне, как настоящий. Ну, что, зовем Рассвет и хозяина?
-Зовем! – Нейя еще раз с опаской осмотрела свои руки и прошептала: - Ой, надеюсь, Летте, ты знаешь, что делаешь!

2015-12-01 в 21:37 

Дитя Дженовы
Always...
- Проваливайте, пока я не вызвал стражу! – в голосе хозяина слышался такой неприкрытый ужас, что Нейя молча подхватила Летте под руки, и, сделав остальным знак кивком головы, быстренько выскользнула за дверь.
Торвальд тихо зафыркал, тщетно пытаясь задавить душившие его смешки: - Да-а, уж повезло-то нам, так повезло! Летте, тебе никто не говорил о том, как опасно дуракам молиться? Говорят, они себе при этом лоб обычно расшибают!
Летте возмущенно засопела, вынимая из-за пазухи несколько склянок: - Пей давай, и не пори глупости! Сами просили меня понатуральнее изобразить корпрус, а теперь еще и издеваетесь!
- Просили, - кивнула Дзюра, нервно почесывая покрытое страшными язвами лицо. – Но не просили изображать его предпоследнюю стадию! И вообще, некромант, эта фигня у нас с рож и тела исчезнет, или теперь до самой смерти ходить с такими вот украшениями?
- Некромант? – пискнула испуганная Анна. – Ты – некромант?! Ох, пресветлая Альмалексия! К кому я попала! Если об этом узнают ординаторы, нас же не просто убьют! Растерзают на мелкие клочья!
- Какого дурзога! – взвилась Летте. – Я же не ору на каждом углу, что ты, дорогуша, дремора!
Анна отшатнулась от стоящей рядом Дзюры и сжалась в комочек: - Видимо, я все же была права, да?
- Права – не права! А, никс-гончей все под хвост! – рассердилась Хранительница. – Эх, покарай Азура мой длинный язык!
- Азура? – Анна побелела еще больше. – Так вы еще и культисты?
- Иди ты в задницу! – отмахнулся Торвальд. – Тебе-то какая, к скампам, разница? Да хоть скрибы говорящие! Вон твоя хозяйка. Она – не дремора, не некромант и не культист! Да, и не нордлинг. Потому радуйся, женщина, и не вопи на всю улицу, а то, неровен час, стража услышит. Тогда всем не поздоровиться, в том числе и тебе. Смекаешь? И потом, мы же еще антидот не выпили. Представляешь себе, какой удар хватит бедных служителей порядка при виде нашей компании?
Рассвет весело рассмеялась, хлопая нордлинга по гноящемуся вздувшемуся плечу: - Ой, и не говори, парень! Чего только теперь стоит вид моей рожи! – она достала из кармана маленькое бронзовое зеркальце и с видимым удовольствием начала разглядывать ужасные струпья, украсившие всю левую половину лица. – Эх, не знала бы, что все это – лишь эффект зелья, пошла бы, да утопилась под мостом!
Анна злобно зыркнула на нее и пробормотала: - Тебе-то что, шлюшка! Ты никогда не жила так, как я раньше. И тебе не понять, почему я не хотела бы попадаться в руки ординаторов в составе этой мерзостной компании! Вообще, это огромная ошибка, что госпожа меня продала этой дрянной уголовнице и ее сброду! Теперь, если мы попадемся властям, нас, как минимум, вздернут на вивекской площади! И это лишь самое малое, что нас ожидает!
Нейя устало закатила глаза: - Как же ты надоела мне, девица! Запомни, если так сложно было усвоить с первого раза – теперь я твоя госпожа. И мне надоели все эти твои поскуливания и мерзости, которые ты говоришь в адрес моих спутников! Если уж совсем невмоготу, так и быть, катись, куда глаза глядят! Только учти – ни денег, ни зелья, отменяющего эффект корпруса мы тебе не дадим! А там уж сама выпутывайся, как сможешь!
- Сволочи! – прошептала Анна, но присмирела. Дзюра одобрительно кивнула, но Летте мрачно посмотрела на нее: - Эх, вот думаю теперь, тебе-то зелье давать, или нет?
- Я уже признала, что язык мой – враг мой! – отмахнулась Дзюра. – И потом, некромант, эта дрянь с нами теперь повязана. И рано или поздно, она все равно бы пронюхала. Чует мое сердце, закончится для нее это путешествие в придорожной канаве!
Анна икнула и спряталась за спиной своей хозяйки. Нейя криво усмехнулась Хранительнице: - Да, Дзюра, умеешь ты напустить страху. А почему ты называешь Летте некромантом? Я думала, что на Острове некромантов нет. Империя и Храм преследуют их и карают смертью. Да и сама Гильдия магов, если не ошибаюсь, за некромантию по головке не гладит?
- А Летте, если захочет, сама об этом расскажет! – усмехнулась Дзюра. – Я лично умываю руки и молчу в тряпочку.
- Зря ты так, - насупилась Летте, а потом посмотрела на Нейю – Нер, пойми, все совсем не так, как ты думаешь. Я не некромант. Точнее, не совсем некромант. И не жрец Шестого Дома, хотя некоторые из моих знакомых могут начать утверждать обратное. Просто мне необходимо было дождаться твоего пришествия. А прожить столько лет и не умереть можно, лишь используя некоторые ритуалы, которые простым посвященным магам недоступны, и потому ошибочно приписываются к некромантии. Я не умею оживлять трупы, и не насылаю на поселения порчу и мор. Я просто смогла выжить, когда пал Шестой Дом. Не только потому, что не была из рода Дагот, но и потому, что вовремя смогла кое-что применить. Знаешь, когда люди Трибунала ворвались в Когорун, не щадили никого из тех, кто носил Цвета Дома. Ни женщин, ни детей, ни стариков. Город пылал в огне. Трупы валялись повсюду. Мне повезло – я даже не данмерка и не кимер. Поэтому я и отделалась лишь легким ударом по голове. Правда, вытаскивать меня из пылающих завалов тоже никто не собирался. Выжила я чудом. Можно сказать, даже и не совсем выжила. Просто… ладно, разговор об этом не ведут посреди улицы. Да еще и изображая при этом клиентов корпрусария Телль Фир. Если так хочется узнать подробности, я расскажу об этом попозже. И, желательно, без лишних ушей. А лучше, спроси у Него обо мне. Он знает.
Нейя кивнула, откупоривая протянутый Летте пузырек с зельем и залпом проглатывая содержимое. Затем придирчиво осмотрела свои руки: - Хммм, что-то не действует?
- А где ты видела зелье, которое в первую же секунду убирает даже косметические эффекты? – огрызнулась Летте, раздавая бутылочки остальным спутникам Неревара. – Погоди пару минут! Только не высовывайтесь пока из подворотни. Нечего горожан пугать. Тут у них и так не сладко – шахту грозят закрыть из-за мора. Люди нервные, могут и камнями забить.
- Да ладно, - сокрушенно вздохнула Нейя. – Нам бы сейчас поскорее в Балморру. К Каю.
- И дался тебе этот алкоголик! - закатила глаза Дзюра. – Он все равно ничего, кроме скуумы, не знает и не видит. Клинок!
Нейя промолчала и только нервно потерла начавшие исчезать шрамы.
- В Балморру, так в Балморру! – Торвальд посмотрел на Рассвет и поинтересовался: - Значит, теперь с нами?
- С вами, - согласилась она. – Куда ж я без вас теперь? Я вам должна за свое освобождение из борделя. К слову, у меня тут неплохая броня с собой есть. Женская. Парочка комплектиков. Можно здешнему оружейнику загнать, если денег нет.
- Да нет, - отмахнулась Нейя. - Денег хватает. Пока хватает.
- Тогда идем, - Рассвет, чуть прищурившись, глянула на совершенно безоблачное небо. – Скоро будет еще одна буря. Я чувствую. Не к добру это марево. Суран – паршивый город…

- Вернулась? – вместо приветствия пробурчал Кай, отшвыривая совершенно пустую бутыль из-под шейна за кровать. Нейю обдало тошнотворным запахом перегара. – К Клинкам ходила?
- Нет еще, - смутилась Нейя. – Да и в Гильдию Магов тоже.
- Ага! – хрипло засмеялся Кай, почесывая голое пузо. – Зато к ворам подалась, не успела в город приехать. Не таращься на меня такими глазами, девонька! Забываешь, что я – шпион? А, тебя мой вид смущает? Так это и есть военная хитрость. Вот кто поверит, что алкаш со стажем – самый прославленный Клинок в Империи? То-то же. Ну, ладно, к магам потом сходишь. А Клинкам я насчет тебя сообщу. Можешь тоже на них время не тратить. А вот задание для тебя у меня имеется. Знаешь ли, девонька, в Гильдии Бойцов есть один человек. Наш, имперский, мастер меча. Зовут его Гасфат. Гасфат Антаболис. У него есть информация о пророчествах Нереварина и его культе. Мне нужно все, что ты сможешь узнать у него. И совершенно плевать, какими путями ты будешь добывать эти сведения. Ясно?
- Ясно, - Нейя судорожно сглотнула, борясь с тошнотой, подступающей к горлу из-за мерзкого кислого запаха, пропитавшего дом.
- А раз ясно, то почему ты все еще здесь? - Кассадос потер лысый лоб, покрытый испариной, и потянулся к стоящей на столе бутыли. – Марш к Гасфату, и пока ничего не разузнаешь, сюда носа даже не кажи!
Нейя фыркнула и с чувством хлопнула дверью. На улице ее уже поджидала Летте.
- Все ушли в Южную Стену. К Хабаси, - сообщила она. – Не ночевать же на улице. А в «Семь тарелок» лучше не ходить – там сейчас ординаторы проездом. Дзюра сказала, что проще к даэдроту в пасть, чем к ординаторам с Анной сунуться. Эта дура нас за пару медяков заложит.
- А что Хабаси? – насторожилась Нейя. – Она, кажется, прошлый раз с Анной повздорила и ночью ее не пустила.
- Было дело, но Торвальд подкинул Хабаси денежек, и она пообещала запереть Анну в цокольных помещениях. Чтобы та не светилась, пока ординаторы из города не уберутся. Что-то странное в том, что они так далеко от столицы забрались. Не иначе, как Вивек послал.
- Ну, они пока даже не знают, кого ищут, - беспечно отмахнулась Нейя. – Слушай, Летте, нам бы сейчас в Гильдию Бойцов сходить надо. Там некто Гасфат есть. Кай к нему послал за информацией.
- Пошли, - некромант согласно кивнула, но тут же замешкалась. – Слушай, Неревар, а деньги-то у тебя с собой есть? Если он тебя послал за информацией, значит этому твоему Гасфату надо будет что-то на лапу дать…
- Денег немного, - смутилась Нейя. – Но, может, ему хватит?
- Может, и хватит, - пожала плечами Летте. – Кто его знает. Провинция… Тогда идем!

- Опять вы? – кузнец Гильдии уставился на девушек с нескрываемым интересом. – Все же решили к Айдис в услужение поступить? Или нет?
- Простите, - вежливо улыбнулась Летте. – Вы не подскажете, у Вас тут есть некий Гасфат…

2015-12-01 в 21:38 

Дитя Дженовы
Always...
- Антаболис? – кузнец крякнул и поковырял ногтем в зубах. – Есть. Только он работает исключительно для гильдиеров. И ничего для простых людей делать не будет. Вступите в Гильдию – пожалуйста, можете идти к Гасфату. А нет – так он с вами даже здороваться не захочет!
- Захочет! – возразила Нейя. – Я к нему от Коссадоса. Они, вроде, друзья?
- Друзья?! – расхохотался кузнец. – Ну-у… Скорее уж, собутыльники. И то, бывшие. Гасфат в последний раз так нажрался, что Айдис ему чуть задницу на имперский флаг не порвала. Теперь он не пьет. Завязал. И с Каем больше не общается. Но, если вы так настаиваете, идите, попробуйте с ним пообщаться. Вам вниз надо спуститься и там пройти до конца коридора. Последняя дверь – комната тренировок. Там Антаболис и обитается. Да, и еще вам мой совет, дамы! Не вздумайте проявлять интерес к тем предметам, что у него в комнате на полу навалены. Иначе он вас замучает своими россказнями. Это я просто так, по дружески предупредил. Гасфат, он, немного того. Тронутый. Интересуется двемерской культурой, будь она неладна, да все какие-то трактаты пишет.
- Хорошо, спасибо за предупреждение! – кивнула Нейя, увлекая Летте за собой на лестницу, ведущую в подвал. – Мы будем осторожны в общении с ним!

2015-12-02 в 21:11 

Дитя Дженовы
Always...
Час спустя Нейя и Летте брели в «Южную стену», совершенно не замечая проливного дождя, так внезапно налетевшего на город, и грозившего затянуться надолго.
- Нет, кто тебя за язык тянул? – прошипела Нейя, с раздражением оглядываясь на понурую Летте. – «Ах, какие интересные у вас тут свиточки! Ах, какие книги!»
- Кузнец говорил про вещи! – возразила некромант, откидывая с лица мокрые светлые прядки. – Про всякие там железяки, которые на полу валялись. Ну, те, о которые мы прямо в дверях запнулись… А про книги на столе он ничего не говорил! И потом, там действительно есть очень редкие свитки и одна рукопись…
- Вот-вот! Рукопись! Двемерская, между прочим! – огрызнулась Нейя. – И как, довольна ли ты лекцией о быте сгинувшего народа? А мне теперь, между прочим, по твоей милости, искать этот треклятый Арн… Аркн… Тьфу-ты, даже и не выговорить!
- Аркнтанд! – Летте встала посреди улицы, уперев мокрые кулачки в бока. – А чего его искать? Тут он, за фойядой Маммей, у форта местного. Хотя его-то отыскать – дело нехитрое, а вот найти там эту треклятую шкатулку с головоломкой – вот задачка-то будет не из легких! Двемер основательно строились. У них в горах такие катакомбы понарублены, да лабиринты, что можно годами шарить, и ни даэдрота лысого не найти. Да еще, говорят, всякие механизмы от двемер остались. Жуткие. Людей убивают. Да ловушек там понапичкано на всех дверях…
- Вот спасибо тебе, дорогая! – взорвалась Нейя. – Сама за этой шкатулкой и полезешь! За язык на сей раз не меня тянули!
- Я пойду с тобой, - согласилась Летте. – Боевой маг там пригодится. Может, и найдем…
- Утешила! – Нейя покачала головой. – Фигу с маслом мы там найдем! Эххх, ну, если так вышло, придется туда тащиться. Но пойдем с утра. Я не собираюсь по всяким развалинам ночью шарахаться! Мало ли, что там водится. И потом, если идти, то всем вместе, раз там так страшно, как ты рассказываешь. Н-да, Летте, нет, чтобы тебе промолчать! Ну, отдали бы мы ему монет несколько – да и дело с концом! А теперь что?
- Пошли уже! – Летте обреченно вздохнула. – А то гроза не на шутку разошлась…

Едва две насквозь промокшие девицы ввалились в таверну, как на них прямо в дверях набросилась Дзюра. Дремора буквально метала громы и молнии: - Какого Вивека лысого вы поперлись в Гильдию, видя, что собирается гроза? Ослепли, что ли? Или мало вам россказней о том, как того или иного пьянчугу пришибло молнией? Вварденфельские грозы вам не игрушки! Да и вымокли, как пара дреугов! Тьфу, смотреть на вас, дур, тошно! Даром, что король и некром…
- Молчи, если не хочешь, чтобы я следующий разочек подлила тебе в питье что-нибудь эдакое! – змеей зашипела Летте. – Сколько раз говорить – я не некромант! Так вышло! И пусть мы тут – свои, но не забывай, что всегда найдется «добрая душа», готовая настучать страже о том, что неподалеку обитает Мастер Тьмы! А что касается нашего господина, так я сама лично придушу тебя за твой длинный язык, и не побоюсь того факта, что ты, прости меня Боэта Великолепная, дочь Азуры!
Дзюра икнула, ошарашено посмотрев на Летте и мгновенно замолчала, с опаской покосившись на бессильно прислонившуюся к косяку Нейю. Но та ни словом, ни жестом не выдала своего удивления и только безразлично пожала плечами: - Ой, да хоть самой Альмалексии. Лучше скажи-ка мне, Дзюра, что-нибудь слышно в таверне по поводу близлежащих двемерских развалин? Как они там называются-то? Акн… Арн…
- Аркнтанд! – Дзюра удивленно подняла брови. – Вы чего, туда шлялись? Каким чумным ветром вас занесло в это гнездо головорезов?
- Да нет, - Нейя нахмурилась. – Пока не шлялись. Но завтра с утра собирались наведаться.
- Ой! – икнула дремора. – Слышь, король недобитый, ты хоть драться-то по настоящему умеешь, или нет? А то тут местные про эти развалины поговаривают, что там только на нижних уровнях машины остались, а у входа засела шайка местных головорезов. Уж и Легион туда мотался их выкуривать, так они спустились под землю, в катакомбы, а солдатики-то сунулись и – о-па! На ловушки напоролись. Парочка идиотов скопытилась, а остальные больше к разбойничкам не совались. Так что идти туда, если только от этого не зависит твоя жизнь – прямой путь к праотцам. Не бандиты, так машины или ловушки. А еще поговаривают, что под Аркнтандом, в глубокой пещере есть еще один двемерский город. Только он частично затоплен и туда лезть надо через провал… Там обитают духи умерших. Надеюсь, тебе не туда?
- Я не знаю, - Нейя с тоской воззрилась на закопченные балки потолка. – Меня попросил наш информатор, чтобы я достала из этих руин какую-то богами забытую шкатулку. А уж где ее искать – у головорезов или духов, он не говорил.
- Ясссно! – прошипела Дзюра, неодобрительно сверкая глазами. – Одна пойдешь? Не сходи с ума, Неревар! Будь ты хоть миллион раз король и в полном комплекте мифриловых доспехов, но против отравы из двемерских ловушек тебе не выстоять. Да и разбойничков там многовато. Так что, я иду с тобой.
- Я тоже! – Летте с вызовом уставилась на дремору. – И, клянусь Сердцем, если Торвальд узнает, что мы лезем в разбойничье логово, то он тоже нас не оставит. У него теперь пунктик – ищет убийц сестры.
- Значит, идем вчетвером! – решила Нейя. – Рассвет брать с собой не будем – я ее в бою не видела, а на иные ее таланты в развалинах спроса нет. Да и должен же кто-нибудь присмотреть за Анной, а то еще что-нибудь тут натворит в наше отсутствие.
- Ну, за Анну не беспокойтесь, господин мой! – внезапное мурлыканье Хабаси заставило Нейю от неожиданности схватиться за рукоять кинжала. Но хаджитка только хихикнула: - Господин, не стоит. Это всего лишь я. Вашу нерадивую рабыню я заперла в подвале. Оттуда она не сбежит. Да и негоже ей слушать то, что для ее ушей не предназначено. Не нравится она мне, помяните мои слова, господин. Избавьтесь от нее, как можно скорее, а то не миновать вам беды!
- Хорошо, Хабаси, - кивнула Нейя. – Но просто так выставить ее за дверь я не могу. Да и убить тоже рука не поднимается. Вот, если продать ее кому-нибудь…
- Ага, предварительно вырезав поганый язык! – вскинулась Дзюра. – И пальцы сломав, чтобы не смогла, в случае чего, написать…
- Да кто ее, калечную, тогда купит? – изумилась Нейя. – Она же работать тоже не умеет.
- В бордель, - отмахнулась Летте. – Там ей самое место. На немоту там не смотрят, а писать ничего не придется. Как и работать. Вот только жаль, что в Суране хозяин нас слишком хорошо запомнил. А корпрусных не жалуют…
- Ладно, в бордель, так в бордель! – смилостивилась Дзюра. – А не поспать ли нам, дорогие мои? Завтра, ни свет, ни заря, тащиться в развалины, за этой вашей шкатулкой… Надеюсь, хоть сведения-то того стоят, а, Неревар?
- Не знаю, - смутилась Нейя. – Это не для меня сведения, а для Коссадоса. Но, раз уж он мой хозяин…
- Не хозяин, а учитель и командир! – наставительно поправила Летте, но Дзюра лишь нехорошо заржала: - Ай, да перестаньте вы! Чему может научить этот пьяница? Разве что, как разбавлять шейн лунным сахаром! Или скууму жрать литрами! Тьфу, тоже мне, командир!..

2015-12-03 в 22:27 

Дитя Дженовы
Always...
- Твой первый осведомитель, между прочим, отправил меня в двемерские развалины с отвратительным непроизносимым названием! – Нейя увернулась, не дав Ворину себя обнять. Он сверкнул антрацитовыми глазищами и хмыкнул: - Этот осведомитель не мой. И не мне нужны сведения, которые я знаю и без придурочного идиота, мнящего себя великим ученым.
- Верно! – согласилась Нейя, разглядывая странную комнату, в которой оказалась, едва закрыла глаза. Каменные, грубо обработанные своды говорили о том, что комната вырублена в скалах. Мебели почти нет, кроме страшных проржавевших металлических стеллажей, да сваленного в углу стола. Пара каменных сундуков, обломки стульев… Освещение в комнате тоже было странным, но источников тускловато-желтого света Нейя нигде не заметила. – А-а… где это мы?
- В Кельях Пустой Руки, - Ворин загадочно улыбнулся. – Это в тех самых руинах, куда тебя послал ваш горе-осведомитель. И Кельи находятся в верхнем уровне. Как видишь, лезть в подвалы и собирать все ловушки не нужно. Если пойдешь не одна и возьмешь немного лечебных настоек, то вполне разгоните местную шпану. У них только главарь более-менее серьезный противник. К нему не лезь – пусть его ушатает твой нордлинг, - в голосе Дагота появились опасные ревнивые нотки, но Нейя только фыркнула: - Тор – не мой. И вообще, как я поняла, он клинья к Дзюре подбивает.
- Сумасшедший! – охнул Дагот. – Он в курсе, кто она такая?
- А что, она на самом деле дочь Азуры? – заинтересованно прищурилась Нейя.
- На счет этого я, увы, не в курсе, но Дзюра – Высшая дремора, которая должна войти в Пантеон Великих Лордов. И жить она будет еще очень долго – несколько тысячелетий. Сомневаюсь, что у вашего северянина появится возможность прожить чуть более ста лет. Разве что, он придет в Гору и попросит меня сделать его одним из Дома Дагот…
- Н-да, навряд ли он на это согласится, - кивнула Нейя. – Печально получается. Значит, шкатулка в этой комнате?
- Да, - Ворин красноречиво посмотрел на один из пыльных стеллажей. На нижней полке лежал какой-то странный металлический кубик, покрытый неизвестными знаками. – Вот он. Запомнила, где искать? Тогда просыпайся, и – в путь. Только умоляю, Нев, в следующий раз думай, прежде чем обещать! Мало ли, куда тебя в следующий раз пошлют. И за чем…
- Спасибо! – Нейя машинально потянулась, чтобы обнять Дагота в знак благодарности, но он внезапно отшатнулся от нее, словно от прокаженной. – Эмм, Ворин, ты чего? – обиделась девушка.
- Не стоит, Нев! – Дагот отвернулся, но Нейя успела заметить, как нервно задергалась у него щека. – Не забывай, кто я. И что тебе предстоит в будущем сделать, тоже помни! – с этими словами темная фигура начала расплываться в воздухе, и на ее месте возникло встревожено лицо дреморы: - Эй, Неревар! Мать твою! Чего ты там бормочешь? Если кто услышит, КОГО ты зовешь во сне…
- А мне плевать! – огрызнулась Нейя. Настроение у нее было паршивое. – Пусть слышат!
- В Министерство Правды, к Инквизиторам захотела? – заохала Хранительница. – Совсем из ума выжила? Вот погоди, я все Азуре расскажу про твоего ночного хахаля! Достал уже! Нет, чтобы сидеть в своей Горе, да молчать в тряпочку! Но ему же приспичило в твою башку каждую ночь лазать и всякую дрянь внушать!
- Ничего он не внушал! – возмутилась Нейя – Он мне показал, куда идти, и где искать эту чертову шкатулку!
- Да ну! – Дзюра с подозрением посмотрела на нее и покачала головой. – Прям вот так, и показал? А совет добрый не дал, случайно?
- И совет дал! – рыжая ответила на взгляд Хранительницы с таким гордым и независимым видом, что та только головой покачала. – Да ладно? И что за совет?
- Думать, прежде чем давать обещания, - хмыкнула Нейя. – Н-да… И еще, он сказал, что вниз лезть не надо – шкатулка лежит в верхних комнатах. Разбойники же не столь опасны, как мы думаем…
- И ведь правду Азура говорит, - закатила глаза Дзюра, - с ума сошел этот Дьявол с Красной горы, раз помогает тебе. Ну, ладненько! Тогда я пошла будить этого чертова варвара и некромантку!

2015-12-04 в 23:23 

Дитя Дженовы
Always...
- Жара! – Нейя обтерла взмокший лоб ладонью и посмотрела на крутой, присыпанный пеплом, склон горы. – Уверены, что именно это – дорога? Мне показалось, что вон там, - она указала на широкую тропу, ведущую между холмов, - больше похоже на дорогу!
- Ага, похоже! – радостно согласилась Дзюра, скаля клычки в издевательской улыбке. – Это – Фояда Мамей. Дорога. Только ведет не к старому мосту, а в ущелье. Там развалины тоже есть, но не двемрские, а даэдрические. И то, что в них обычно околачивается, гораздо хуже ваших разбойничков! А подалее вглубь ущелья – Врата.
- Чего? – переспросила Нейя, недовольно хмурясь. – Какие еще Врата?
- Призрачный Предел! – пояснил Торвальд. – Единственный официальный вход на территорию Красной Горы. Есть парочка лазов через пещеры, под Пределом, либо можно по воздуху левитировать. А по другому никак не попасть. Это Трибунал постарались – поставили барьер вокруг Горы, чтобы оттуда всякое не ползло… Корпрусные твари по воздуху летать не умеют…
- Значит, Врата? – задумчиво произнесла Нейя. – Нам потом придется туда..?
- Потом, и очень нескоро! – успокоила ее Летте. – А сейчас надо взобраться по тропинке к мосту через Фойяду. Старый двемерский мост. За ним почти сразу же – развалины Аркнтанда.
- Надо было в форт заскочить, да позвать солдатиков! – буркнула Дзюра. – Они бы быстро оттуда всю шайку выкурили!
- Бесполезно звать! – отмахнулся Торвальд. – говорят, в форте есть свой осведомитель. В прошлый раз он предупредил главаря, и шайка спряталась где-то в Нижних Галереях. А там – двемерские ловушки. Короче, разбойников не поймали, да и сами покалечились. Такие вот дела…
- Сами разберемся! – огрызнулась Нейя, поправляя перевязь с мечом. – Летте, ты зелья не забыла?
- Обойдемся без них, - отмахнулась некромант. – Я парочку заклинаний знаю, которые лечат быстрее и надежнее, чем зелья, к тому же в сумке лежит несколько свитков…
- А мне и свитки не нужны! – кровожадно прошипела Дзюра. – Просто на клочья порву, да и все тут!
- О, а вот и мост! – Летте вытянула вперед руку, указывая на странное металлическое сооружение, нависшее над глубокой расщелиной. – Погодите-ка! Там кто-то есть, на мосту! Осторожнее! В этих местах частенько бродят атронахи…
Нейя внимательно вгляделась туда, куда указывала ее спутница. Мост тускло поблескивал желтоватым металлом и казался настолько чуждым этому месту, что появлялось ощущение, словно они попали в какой-то другой мир. На мосту были сложены какие-то обломки и мешки, а позади них подозрительно копошился какой-то человек, до самых бровей заросший кустистой бородой.
- Не, это не атронах! – хмыкнул Торвальд. – Бродяга какой-то… Хотя не нравится мне то, что он тут посреди моста засел! Неспроста он тут окопался…
- Будет много рыпаться – получит по башке! – посулила Дзюра. – Эй, дед! Чего ты там копаешься? Пропусти-ка нас, да поскорее!
- Ага! Разбежался! – нагло отвечал бродяга, что-то вытаскивая из-за пазухи. – Нечего тут шляться! Проваливайте, пока целы! А то…
- А то - что? – Дзюра аж подпрыгнула на месте. – Что ты нам сделаешь, старая развалина?
Внезапно прямо перед носом у не ожидавшей подвоха Хранительницы материализовался огромный дурно воняющий полуразложившийся труп, по виду принадлежащий огру, и без лишних церемоний схватил опешившую дремору за горло.
- Ах, ты, тварь! – вскрикнул Торвальд, выхватывая топор и бросаясь на труп. – Да этот старый пень – некромант!
- Этот старый пень всего лишь воспользовался свитком призыва живого мертвеца! – воскликнула Летте. – Тор, не тронь его! Ему твои нападения, как огриму – комариный укус!
- Не могу! Он ее придушит! – Торвальд отбросил бесполезный топор, и старательно пытался оторвать лапы покойника от горла полузадушенной Хранительницы.
- Старика! Убивать надо старика! – выкрикнула Летте. – Он – маг! Я не смогу его прикончить! У него щит стоит от магических воздействий!
- А от стрел у него щит имеется? – Нейя выхватила арбалет, и почти не целясь, выстрелила в бродягу. Тот надрывно взвыл. – Ага! Не имеется! – подытожила Нейя, и тщательнее прицелилась. – Сдохни, урод!
Старик попытался забиться за мешки, но Нейя смогла попасть ему в голову. Он страшно закричал и, пошатнувшись, упал с моста вниз. Мерзкий труп растворился в воздухе, выпустив горло Хранительницы из крепкого захвата. Дзюра судорожно перевела дыхание и без сил опустилась на землю: - Дерьмо! Так, надо передохнуть… Иначе я в эти ваши развалины не потащусь! Вот ведь, дерьмо!
- Призванный труп исчезает со смертью того, кто его призывает! – нравоучительно произнесла Летте. – А вот насчет мага жаль… Надо было бы обыскать труп… такой мощный щит от магии может держать либо достаточно сильный волшебник, либо тот, у кого есть хороший талисман от Храма. На отличного мага этот урод не похож, следовательно, стащил талисман у кого-нибудь из ограбленных разбойниками путников.
- Лично я за этим талисманом в ущелье не полезу! – огрызнулась Дзюра. – Ни за какие коврижки! Если тебе так он нужен – сама и лезь!
- Я просто сказала, что… - Летте не договорила и, насупившись, отвернулась от Хранительницы.
- А нам еще в развалины надо! – напомнила Нейя. – И, желательно, до захода солнца успеть бы возвратиться в город. Сами же говорите, что тут всякая дрянь по холмам этим шляется!
- Шляется! – Торвальд медленно поднял топор и внезапно, схватив ничего не понимающих Нейю и Летте, оттолкнул их себе за спину. – Еще как шляется! Накаркали, копуши! Вот вам и атронах!

2015-12-05 в 21:41 

Дитя Дженовы
Always...
А вот вам и авторская иллюстрация, до кучи))))) Их я тоже иногда буду выкладывать, чтобы текст разбавить.

2015-12-08 в 23:21 

Дитя Дженовы
Always...
За спиной Нейи послышалось странное потрескивание, и внезапно повеяло диким холодом.
- Инеевый! - почтительно пробормотала Дзюра, но тут же опомнилась. - Тикаем!
- Поздно!- мрачно констатировал Торвальд. - Он уже тут!
- Поберегись! - вскрикнула Летте, выхватывая какой-то свиток и нараспев читая заклинание. - Огненный щит!
Группу окутало сияющее прозрачное облако, но Летте скривила губы: - Слабый… Если эта тварь подберется ближе – прорвет в два счета.
- А не договориться ли мне с ним? – задумчиво пробормотала Дзюра. – Все же родич… Низшая ветвь эволюции.
- Я слышал, тут на западе острова некоторые алдруунцы таких тварюг приручают! – буркнул Торвальд. – Правда, они больше грозовых как-то любят… Да и те, в свою очередь, иногда забываются, да хозяев-то и того…
Нейя задумчиво посмотрела на своих спутников, потом подняла арбалет, натянула тетиву…
- Дура! – заорал Торвальд, заметив ее маневр. – Летте щит еле держит! Как только ты выстрелишь, он упадет и тварь на нас кинется! Сдохнуть по геройски захотелось? Так я помогу! – с отчаянием в голосе нордлинг поднял топор.
Нейя хмыкнула и хладнокровно прицелилась в голову чудовища. Как раз между глаз. Болт медленно засиял нестерпимым светом.
- Упс, - Дзюра с интересом уставилась на Нейю. – Откуда у тебя эта штука? Только не говори, что Ворин во сне вручил! Огненные стрелы – большая редкость!
Летте кивнула в сторону валяющегося трупа: - Она стрелу у некроманта взяла. Вот только каким образом, не зная заклинания, ее активи…
Нейя презрительно фыркнула и спустила механизм арбалета. Болт сияющей вспышкой прорезал пелену щита, разбивая его на мелкие искорки, и огненным цветком вонзился атронаху прямо между бровей. Тот неуклюже взмахнул лапами и завалился на бок.
- Пора бы моим поданным знать, что ваш король с детства владеет магией огня! – чужим, холодным голосом произнесла Нейя, высокомерно вздернув подбородок, но тут же схватилась за голову: - О, боги! Опять! Я так больше не могу! Это… Что я сейчас говорила? Это не я!
- Знаю, - отмахнулась Летте. – Это король в тебе проявляется. Н-да, такими темпами ты скоро будешь скрываться от кучи ординаторов, преследующих нас по всему Острову. Нехорошо это. Не во время, знаешь ли! Мы еще ничего не выяснили, не нашли и малой части необходимого для твоего возвращения, а ты… И вот что, Анну, видимо, придется продать. И чем быстрее, тем лучше. Она была при дворе Альмалексии, и у нас нет гарантий, что, как только подвернется подходящий случай, она не побежит к прямиком к королеве или Вивеку.
- Не побежит! – зло оскалилась Дзюра. – Мертвые не бегают! Я сама лично шею ей сверну, как только пойму, что она замыслила предательство!
- Вот и славно! – Нейя устало потерла переносицу. – А нам еще в развалины, если вы не забыли! И это… Если заметите, что меня снова заносит, умоляю, дайте мне по голове чем-нибудь тяжелым? Ладно?

2015-12-09 в 22:24 

Дитя Дженовы
Always...
Двемерские развалины начинались почти как раз за мостом, выплывая из туманной дымки, как фантастические миражи. Стрельчатые кованные железные башни холодно посверкивали под косыми солнечными лучами, пробивающимися сквозь туман. Время пощадило крепость, и лишь легкий налет ржавчины указывал на то, что дверями, вырубленными прямо в скале, никто не пользуется. К слову, дверь выглядела весьма экзотично.
Нейя осатанело пнула шарообразное нечто и с досадой в голосе прошипела: - Это что, теперь считается входом, да? Как ее открыть?
- Двемер – подземный народ, - пожала плечами Летте. – Они очень не любили вмешательства верхнего мира и потому страховались, как могли. Но, как видишь, не убереглись. Кимер убили их короля. Что потом стало с самими двемер, никто не знает. Они просто исчезли. Раз - и нет. А крепости вот до сих пор стоят.
- И не только крепости, - оскалилась Дзюра. – То, что находится в них, тоже вполне себе еще живо!
- А что там, в крепостях? – заинтересовалась Нейя, задумчиво поглаживая тепловатую стальную обивку двери. – Что-то не нравится мне это. Дверь… теплая!
- Типичная двемерская крепость! – отмахнулась Летте. – Тут весь остров представляет собой вулканическое плато. Двемер, чтобы экономить на отоплении, строили свои хоромы там, где лава выбиралась как можно ближе к поверхности. Спорим, тут есть переходы и тоннели прямо над огненными потоками?
- Мерзость какая! И как они не поджаривались? – удивился Торвальд, хмуря аккуратные светлые брови.
- Поджарились, - мрачно сообщила Нейя. – Тела их короля и главного советника, лорда Кагренака в Красной горе сбросили в такие вот потоки…
- А я слышала, - чуть слышно прошептала Летте, - что не только их…
Нейя вспыхнула до корней волос и потупила взгляд: - Не надо, не напоминай мне! А то я снова начну сожалеть о том, чего, в сущности, не делала!
- Дверь! – напомнил Торвальд. – Или мы тут лясы точим, или дверь отпираем! Отойдите-ка, девочки! Дайте, я попробую открыть! Боевой топор нордлингов – серьезная вещь!
- Ага! – насмешливо захихикала Дзюра. – Серьезная! При пустой башке!
- Женщина! – взревел оскорбленный Торвальд. – Или говори по делу, или заткнись! Как оскорблять, так у вас, дремор, дело спорится! А как подумать о том, что надо сделать, чтобы попасть вовнутрь…
- Надо всего лишь повернуть вот этот рычаг, бестолочь! – отмахнулась Дзюра. – Моя Светлейшая госпожа! Знала бы она, с какими идиотами я связалась! Вы не только тупицы, вы еще и слепые! Не заметить дверной рычаг!..
С этими словами дремора указала за свою спину, где в одинокой скале торчала странная конструкция, напоминающая рога.
- Н-да, мило! – прищурилась Нейя. – Замок-то всего лишь на милю от двери находится!
- Странный он какой-то! – пригляделась к нему Летте. – Нет, вы как хотите, а я ЭТО трогать не буду и вам не советую. Может, это не рычаг вовсе, а какая-нибудь двемерская ловушка!
- Может, и так! – согласился Торвальд. – Но, пока не попробуем, не узнаем!
- Вот сам и пробуй! – подытожила Летте. – Мне эта фиговина тоже не внушает доверия!
- Эх ты, некромант! А еще поклонница Шестого Дома! – с укоризной фыркнула Дзюра. – Между прочим, большую часть двемерских крепостей сейчас занимают если не бандиты, то культисты или приверженцы Шестого Дома. Тебе ли не знать? А двери-то у всех одинаковое строение имеют. Просто тут рычаг действительно далековато от двери вынесли. Но, видимо, на то были свои причины. Ладно, раз вы все так трусите, я сама и открою! А вы не считайте скальных наездников в небе, да рвите когти прямо в дверь, а то они довольно быстро захлопываются! – и с этими словами Дзюра потянула рожки вниз. Раздался гулкий скрежет и шарообразная конструкция треснула пополам, открывая узкий проход, в конце которого виднелась вполне человеческая дверь.
- Вперед! – скомандовала Нейя, кидаясь к ней. – Дзюра, тоже не отставай! Внутри сидит шайка бандитов, так что у нас каждый меч на счету!
Хранительница презрительно сплюнула и бросилась за своим королем, на ходу продолжая цедить сквозь зубы: - Сладчайшая Боэта! Шигорат Безумнейший! С кем я связалась, подери меня Мефала!..

2015-12-09 в 22:25 

Дитя Дженовы
Always...
Едва глаза привыкли к полутьме, царившей внутри крепости двемер, как Нейя скорбно скривилась: - И что теперь? Кто-нибудь летать умеет? - и она мрачно указала на чернеющий впереди провал, за которым бледно светились какие-то коридоры и проходы.
- Тут, у входа, есть коробка с факелами! – сообщил Торвальд.
Дзюра презрительно фыркнула и достала огниво: - В каждой двемерской крепости раньше у входа стояли такие ящики. Вы, дети поверхности, слишком слабы зрением, и вам обязательно надо, чтобы вас окружали мнимые удобства. А стоит чему-то пойти не так, как вы привыкли, и вы уже слепы, как котята!
- Достала ты меня уже, женщина! – огрызнулся Торвальд. – Один Великий! Вот выйдем отсюда, я тебе устрою головомойку!
- Эй, смотрите! – перебила их Летте, подойдя к провалу и напряженно вглядываясь вниз, - там есть спуск! И все совсем уж не так страшно, как вы предполагали!
- Ага! – поддела ее Нейя, заглядывая за ней в провал. – Прям широкая дорога, с перилами и ступенями! Козья тропка какая-то! В самый раз, чтобы в этой темноте сверзнуться вниз и свернуть себе шею!
- Но у нас же есть факелы! – возразила Летте. – И там совсем не так уж сложно! И потом, если держаться друг за друга…
- Ты умрешь! – внезапно рявкнули из темноты, и прямо из провала на девушек выпрыгнула какая-то странная фигура, с ног до головы замотанная в вонючие лохмотья. Блеснул росчерк кинжала.
- Вот же дерьмо! – взревел нордлинг, почти машинально кидая в пришельца свой боевой топор. Нападающий захрипел и повалился на землю.
- Вот вам и теплый прием, как и обещано! – скривилась Дзюра. – А твой… э-э… предсказатель хренов не сообщил тебе, сколько таких вот милых сюрпризов нас тут ждет? И это, заметь, не считая машин на нижних уровнях, и, возможно, неупокоенных духов!
Нейя отрицательно покачала головой, а Летте тихо пискнула: - Духов?..
- Вот ведь, а вроде, как культурная и образованная! – оскорбилась дремора. – Или некромагию сейчас самостоятельно по книгам изучают? Это, вообще-то, чья крепость? Позабыла? Их духи частенько привязаны к подобным постройкам, и, думаю, наличие разбойников местную нежить не распугает. Скорее всего, только обозлит. Поэтому не советую лезть во всякие мрачные коридоры и узкие проходы, тоннели и проломы в стенах. Лично я не умею блокировать магические атаки нежити.
- Ну, я немного… - смутилась Летте. – Понимаешь, я ведь теоретик. На практике я с бродячими духами двемер не сталкивалась. И потом, думаешь, если ты учишь магические искусства в Гильдии, то узнаешь гораздо больше, чем узнал бы, самостоятельно штудируя книги? Поспешу тебя разочаровать! Я училась в Гильдии. Правда, давно, но… Многого там не узнаешь, да и на первых порах вообще ты – лишь рабочая лошадка. Так что…
- Хватит болтать! – огрызнулся Торвальд. – Чем переливать из пустого в порожнее, лучше молчите и не привлекайте внимания! Кинжал-то у этого парня был отравленным, а противоядия у нас с собой нет. Да и послушников аббатства Святого Велота я среди вас как-то не приметил! Потому держите ухо востро и не словите какую-нибудь мерзость!
-Спускаемся! – подытожила Нейя. – Торвальд, иди рядом и прикрывай Летте. Дзюра идет последней и охраняет нас с тыла. Жаль, что тут темновато, как в столичных казематах, да ничего… Я-то привычная. Отравленный кинжал – это очень плохо, но будем надеяться, что он такой тут один. Все же подобное оружие достаточно дорого стоит, а здешний сброд на богатеев не похож.
- Куда идти-то? – оскалилась Дзюра, сжимая в руках богато украшенный алыми рунами даэдрический клинок. – Мы, дреморы, к тьме привычны. Только не люблю я плутать по двемерским коридорам, да еще и рискуя получить удар ножиком из-за угла. Или… тебе твой благоверный не сказал, где то, что мы ищем?
- Сказал, - пожала плечами Нейя. – Точнее, показал. Тут, скорее всего, недалеко, потому что было достаточно светло, и провал этот я тоже видела. Значит, ищем у входа что-то типа комнатушек, лестниц, подъемов и ниш. Там площадка достаточно широкая была. И какая-то рухлядь на ней стояла. А рядом была дверь в комнату. Вот там-то и лежит нужная нам вещь. Правда, судя по сну, там еще и обитает один бугай с топориком, но нас ведь четверо?
- Ага, - ласково ощерилась Дзюра. – Но, только если топорик не заколдован и не отравлен. Лады, ищем тогда твою площадку с барахлом и дверью!
- Ой, а я ее, кажется, уже нашла! – тихо пискнула Летте, напряженно вглядываясь в темноту за провалом. – Вон там, вроде, что-то типа балкона. На ней какая-то мебель двемерская и дверь в стороне!
- О! – обрадовалась Нейя. – Как неожиданно и удачно! И идти никуда не надо! Только…
- Перелететь! – мрачно констатировал Торвальд, поглядывая в провал.
- Не дрейфь! – отмахнулась дремора. – Спуск тут, по крайней мере, есть. А значит, и лестница найдется!

2015-12-09 в 22:26 

Дитя Дженовы
Always...
«Моя возлюбленная госпожа! Прошло уже несколько дней, как я была вынуждена вас покинуть. Как вы там, госпожа? Скучаете ли по своей верной рабыне? Или те несколько монет, что были выручены за меня, Вам дороже моей преданности и любви? В любом случае, хочу Вам сообщить, несравненная моя госпожа, что попала я к людям очень странным. Лучше бы Вы продали меня в ту придорожную таверну, ей Пресветлая Альмалексия! Ибо то, что вижу я и слышу я сейчас, очень уж похоже на государственную измену! Полагаю, что прислуживаю в данное время имперским выродкам-шпионам, желающим свергнуть власть Всемогущего Трибунала. Увы, госпожа моя, пока это все, что могу сообщить вам, ибо одна из слуг недостойной моей новой хозяйки задумала убить меня, если прознает, что пишу я Вам. Потому не пытайтесь отвечать мне письмами. А я сама постараюсь держать вас в курсе дела, как разузнаю чего. Ваша верная Анна».
Госпожа Айем с раздражением отшвырнула от себя письмо. Имперские шпионы! Что же, этого и следовало ожидать. Тут, на Острове и так слишком много н,вах. Возможно, консул Неревара и был прав, предостерегая от нашествия чужеземцев. А может, его просто мучила врожденная паранойя, как в случае с Орудиями Судьбы? Как ни крути, а Сердце даровало своим хозяевам – Трибуналу обещанное двемерским сумасшедшим ученым бессмертие. И могущество. Вот только теперь Сердце потеряно. Ну, да хотя бы бессмертие осталось. Правда, и Пророчество, что король восстанет и отомстит за себя и своего преданного слугу, тоже никуда не делось. Но это уже не ее забота. В конце-концов, красивая женщина не должна ломать свою голову над подобными проблемами. Айем просто предупредит правителя Острова, а тот уж сам как-нибудь разберется с настырными имперскими выскочками. Хотя та рыжая девица была ничего… Айем мечтательно прикрыла глаза: о ее слабостях к красивым женщинам знал практически каждый ее знакомый. Дом буквально ломился от изысканных хорошеньких рабынь, готовых по первому зову согреть хозяйскую постель. Но все это было не то. Девушки были слишком покорны и пресны, но эта рыжая… В ней чувствовался какой-то странный, притягательный внутренний огонь. Какая-то тайна. И Айем поклялась себе, что разгадает ее прежде, чем голова рыжей имперской шпионки скатится по ступеням вивекского Храма Правосудия.

2015-12-09 в 22:28 

Дитя Дженовы
Always...
- Выпей, брат мой! – Дагот Эндус протянул тяжелый алебастровый кубок, наполненный выдержанным густым ликером.
- Не могу, Энди! – отмахнулся Ворин, отшвыривая золотую маску в сторону. Тут, возле своего старшего брата, можно позволить такую небольшую вольность. Эндус видел то, чем стало его некогда достаточно привлекательное лицо. Видел, и не ужаснулся. А самое главное, не пожалел. Словно ужасных увечий нет, и не было. Или же, наоборот, они были всегда, и это в порядке вещей. – Пойми, она там, в этих треклятых развалинах! А что она умеет? И кто ей поможет?
- А, ну да, братец! – весело рассмеялся Эндус. – Пойди, помоги ей! Если, конечно, Барьер пропустит. И местное население Трибуналу не сдаст…
- Не сдаст, - прорычал Ворин, гневно сверкая черными глазищами. – Я, если ты не забыл, Дьявол и Чудовище с Красной Горы. Побоятся они меня трогать. Да и я сам кое-чего умею. Но вот насчет Барьера ты прав – проклятый Трибунал постарались на славу!
- Тогда и сиди спокойно, - миролюбиво промурлыкал Эндус, с наслаждением поцеживая ликер. – К тому же, кто тебе сказал, что она понимает, что на самом деле творится на Острове и кто ее враг? Да, она – это ОН, но память, брат мой, вещь непостоянная и избирательная! К тому же ее окружение будет всячески стараться убедить ее в том, что единственный выход – убить тебя.
- ОНА знает, - покачал головой Ворин. – И я надеюсь, что она примет правильное решение. Но, если решит, что нам двоим нельзя существовать в одном мире, я соглашусь с ней. Единственное, что меня волнует – я чувствую, что не сегодня- завтра, Трибунал узнают о ней. И тогда на нее начнется охота. А я совершенно бессилен, брат мой!
- Бессилен? – Эндус насмешливо выгнул бровь и посмотрел на младшего брата с легкой победной ухмылкой. – А Спящие? Внуши им, что они должны помочь ЕЙ!
- Если бы я об этом не думал! – отмахнулся Дагот Ур, поднимая маску с пола и отряхивая с нее пепел. – Но я обещал Азуре, что не буду слишком активно вмешиваться. В награду за это Азура поклялась не давить на Неревара, заставляя его выполнять ее волю.
- Честный ты больно! – нахмурился Эндус. – В этом твоя беда, брат! Вот сказал королю про Орудия со всей своей честностью, и что получил в итоге? Теперь Азуре он поклялся! О, нашел, кому клятвы раздавать! Существу, с самого рождения не ведающему, что такое честь? Мораль? Принципы? Совесть, наконец? Дреморе! Кхм…
- Богине! – сурово нахмурился Ворин, надевая маску на свое обезображенное лицо. – Не забывай об этом, брат!
- Увы, Вин, но Азура – не моя Богиня! – хмыкнул Эндус. – И вообще, с недавних пор я поклоняюсь Господину Снов и его Сердцу Лоркана. Забыл? Да я лучше Мефале поверю, чем этой Пресветлой проныре! Впрочем, поступай, как знаешь! Только одно хочу сказать тебе, брат мой – однажды ты по своей глупости и честности уже потерял то, что было тебе жизни твоей дороже… Смотри, не повтори этой глупости сейчас!

2015-12-10 в 22:55 

Дитя Дженовы
Always...
И опять немного портретов, из самой игры))))), чтобы вы имели представление, кто и как выглядит))))

Нейя и Летте. Так сказать, "заголовок"

Нейя. Крылья за спиной - всего лишь дополнительная броня Рассвет)))

Летте. Хороший маг-компаньон)))) Но любитель "темненьких" заклятий

Дзура или Дзюра. Дремора-компаньон в игре))) Да еще и девушка, с преотличным комплектом брони и оружия даэдрик

Хильда. Компаньон-нордлинг.

Мастер Рассвет. Со снятыми крыльями)))) Нанять ее действительно можно в... суранской бордели

Торвальд (да. да, ЭТО - мужчина))))) Который блондин))) и Ноктюрн (девушка, которую надо спасти от мага-хозяина змей, и тогда шикарный дом в Балморре - ваш, при условии, что соответственный плагин стоит))))

та самая Анна))) Хамка и лентяйка)))

2015-12-10 в 23:04 

Дитя Дженовы
Always...
Спуск все же нашелся – узенький каменный карниз, частично обвалившийся и слишком ненадежный, но все же хотя бы такой. Выбирать не приходилось. Благо, и спускаться, и подниматься было не так уж и высоко, как показалось сначала, в темноте подземного помещения. Спускались молча, стараясь не шуметь: никому не хотелось получить отравленным ножом или неожиданным заклинанием в бок. Внизу, возле подъема на верхний ярус развалин, обнаружился прорубленный в скале боковой коридор. Нейя вопросительно посмотрела на Дзюру, но дремора только отрицательно покачала головой: - Ты как хочешь, мой король, но я не настолько дура, чтобы без надобности лазать по таким вот закоулкам. Не ворье, так неупокоенные призраки нападут. А то и еще что похуже: нет, дремор я тут не чую, но вот специфический запашок ржавого железа мне говорит о том, что в этих развалинах нас могут ожидать и сбрендившие с ума боевые машины двемер. Они, конечно, достаточно неуклюжи, и убежать от них можно, но лучше не рисковать. Так что, лучше идем наверх!
Нейя кивнула и сделала знак Летте первой подниматься по крутым камням, ведущим на площадку второго этажа. Летте нервно дернула плечами, но Торвальд чуть слышно пояснил: - Площадка сейчас пуста, там никого нет. И пока, вроде, безопасно. Мы же следом поднимаемся, чего тебе бояться? И потом, Нейя и Дзюра опасаются, что из бокового коридора что-нибудь может выползти, ну, или прийти…
Летте сглотнула и начала стремительно забираться по камням наверх. Дзюра криво усмехнулась нордлингу: - Хммм, а она для некроманта совсем не храбрая. Я бы даже сказала, наоборот!
- Ну, у каждого свои слабости, - невозмутимо ответил нордлинг. – Летте не любит внезапностей. Она боится, что за пятьсот лет подрастеряла боевую реакцию, и не успеет вовремя атаковать. Зато зельевар она отменный…
- Да уж, - Нейю всю аж передернуло от воспоминания о лже-корпрусе. – Поднимаемся поскорее! Будет лучше, если все мы заберемся на второй ярус как можно скорее!
- Дурзог Вивека за ногу! – тихо выругался ногдлинг, споткнувшись о торчащий в темноте выступ. – Мы так себе тут все сами переломаем, и никаких разбойничков не надо! Может, зажжем факелы?
- И огребем чем-нибудь по голове! – радостно сообщила Хранительница. Торвальд скривился, словно хлебнул уксусу: - Умеешь ты поднять боевой настрой, женщина! Ну, не хотите, и не надо! Тут, наверху, оказывается, достаточно светло! – удивился он, разглядывая странного вида склянки, вмонтированные в каменные стены почти под самым потолком. Склянки испускали слабое свечение. – А это что за погибель Одинова? Колдовство?
- Нет, - отмахнулась Летте, нервно оглядываясь по сторонам. – Среди двемер было очень много ученых, и, раз уж они жили под землей, то обустраивали свои жилища со всеми необходимыми удобствами. В крепостях достаточно темно, и факелов не напасешься, а магией постоянно пользоваться ни один человек не сможет – сил не хватит. И тогда двемерские ученые придумали вот такое освещение - они нашли камни, испускающие слабое свечение, и заключили их в полузеркальные стеклянные сосуды. Зеркала усиливают свечение ровно настолько, что его хватает на какое-нибудь небольшое помещение. Ну, ровно настолько, чтобы не запинаться в потемках о предметы и углы. а вот если надо поярче свет – тогда пожалуйста, пользуйтесь фонарями или факелами… Нейя, ты видела это место во сне? Куда нам теперь идти?
Рыжая огляделась, а затем утвердительно кивнула: - Да, это именно тот балкончик. Вот и разломанная мебель стоит. Значит, нам в левую дверь… К слову, на ней что-то написано?
Дзюра скривилась, словно от зубной боли: - А что, нам обязательно нужно что-то там читать? Давайте, просто выломаем дверь, да надаем этому типу с топором по башке! А то у меня уже когти чешутся кого-нибудь прибить!
- Ага, - согласился нордлинг. – Один раз уже так начесались…
- Заткнись! – ласковым голосом посоветовала дремора. – Он воспользовался элементом неожиданности! Ну, а во второй раз этот фокус больше не пройдет! Теперь неожиданными будем мы!
Летте меж тем внимательно разглядывала письмена, начертанные на двери: - Хммм… Тут написано «Кельи Пустой Руки»!
- Очень поэтичное название! – фыркнула Нейя, но Летте покачала головой: - Что-то я слышала об этом месте! Вот только, увы, сейчас не вспомню. Ну, ладно! Значит, выламываем дверь? Как? Топором или магией? Магией быстрее, но топор – надежнее…
- Нафига выламывать то, что уже открыто? – удивилась Хранительница, разглядывая достаточно широкую щель между дверью и косяком. – Достаточно просто откры…
- А вот теперь вы все – покойники! – раздался злобный рык, и из двери буквально выкатился здоровенный бугай в зачарованных доспехах.

2015-12-11 в 21:16 

Дитя Дженовы
Always...
- Ты хотел меня видеть? – Пресветлая Леди Азура удивленно подняла одну тонкую алую бровь и уставилась на непрошеного визитера. Золотая маска с тихим стуком упала на пол. Леди покачала головой: - Морок бы, что ли, нацепил? Не люблю я уродства!
- А, - покачал головой Дагот, - Великая Повелительница Зари брезгует выслушать корпрусную тварь?
- Допустим, не брезгую, - пожала плечами богиня. – И не боюсь. Я, знаешь ли, много чего на свете успела повидать, мальчишка! Ты, хотя бы в курсе, сколько мне лет? Просто не особо приятно созерцать твои шрамы в очередной раз! Учти, мне на совесть они не давят, в отличие от моего верного паладина! Сам виноват в своем нынешнем состоянии! Кто просил тебя брать Орудия на хранение?
- Если бы не я взял их, Неревар отдал бы их Трибуналу, а они того и ждали! – возмутился Ворин.
- Ну, не отдал им, отдал тебе, - усмехнулась богиня. – А итог-то каков? Трибунал живет и здравствует, Неревар возродился в теле слабой женщины, а ты сам превратился в корпрусное чудовище, и все, что можешь противопоставить предателям твоего короля – армию больных заразой уродцев! Ну, вымрет Остров от твоей Божественной Болезни, а дальше что?
- Не вымрет! – возразил Ворин. – Я даю им шанс на…
- На что? – презрительно сощурилась Азура. – На жизнь уродливым монстром? На бездумное шляние по Горе? Тьфу! Ты жалок, Ворин Дагот Ур! Жалок и смешон в своей попытке мести! И мне бы уничтожить тебя одним ударом, но… но… Она просила за тебя, знаешь?
- Ты ведь не успокоишься, пока я не умру, да? – Ворин спокойно подобрал маску и посмотрел в холодные глаза Азуры. – Ты ее обманула. Просто сейчас она так нужна тебе, ведь сила твоя на исходе. А Трибунал разоряет святилища и убивает культистов. Ты обещала ей мою жизнь, но мы оба знаем, что обещание это имеет силу ровно до ее прихода на Гору. Тебе нужно Сердце. Точнее, уничтожить Сердце. Но, уничтожая Лорканово наследие, Неревар убьет и меня. Пока она еще не до конца в это верит, и наивно надеется, что возможен иной исход, но мы-то оба знаем, что это не так!
- Чего ты от меня хочешь? – нахмурилась богиня. – Если ты настолько хорошо понимаешь, что я не могу позволить тебе остаться в живых, то зачем пришел сюда снова? Я ведь позволила тебе быть в ее Снах! О чем еще ты смеешь меня просить?
Дагот порывисто упал на колени: - Я знаю, в твоих силах сделать то, о чем я тебя попрошу! Пожалуйста, поклянись мне, что выполнишь одну-единственную мою просьбу!
- И что за просьба? О ночи любви? О возможности покинуть Гору и бежать к ней? – скривилась Азура, но Дагот покачал головой: - Я… хотел бы, но не посмею. Кто я и что я теперь? Чудовище! Нет, я прошу не об этом! Позволь… моим Спящим помогать ей в борьбе с Трибуналом! Альмалексия и Вивек уже знают о ней! А значит, охота уже началась!

2015-12-11 в 21:20 

Дитя Дженовы
Always...
Нейя едва успела увернуться от метко брошенного огромного боевого топора, но очень неудачно зацепилась ногой за длинную хламиду Летте, и обе девушки так и рухнули прямо под ноги выскочившему из дверей разбойнику. Торвальд грязно выругался и, бросился наперерез головорезу, закрывая девиц собой и выставляя магический щит. Громила легко, как пушинку, отшвырнул от себя нордлинга, и, выхватив из-за пояса меч, замахнулся для финального удара, но тут к нему подскочила Дзюра. Хранительница зло ощерилась и прошипела: - Смотри, на кого прешь, смертный! Рановато ты меня со счетов списал!
Разбойник замер, прищурившись, и внезапно разглядел алые татуировки и торчащие из сложной прически рога.
- Дремора, дери меня дреуг! – завопил совсем не геройским голосом бугай, и попятился обратно в комнату, пытаясь затворить за собой дверь, но успевший подняться с пола нордлинг не дал ему этого сделать, набросившись на него с мечом.
- Трус! – воскликнул Торвальд. – Сражайся, и умри, как подобает мужчине!
- Это не мужчина! Бабы с рогами испугался! – вторила ему Хранительница, намертво вцепившись в ручку злополучной двери, и мешая ее закрыть.
- Цирк ходячий! – вздохнула Летте, поглядывая на поднявшуюся с пола Нейю. – Как думаешь, они его добьют, или..?
- Похоже, - прошипела Нейя, отряхивая свой плащ и вытаскивая меч из ножен, - добью его я. А заодно и всех остальных. Просто так, чтобы не мучились!
Но тут Торвальд все же сумел оторвать сопротивляющегося верзилу от двери и грозно прорычал: - Мерзавец! Как ты посмел поднять руку на своего короля?
Разбойник сначала опешил, но потом, уставившись на нордлинга, ехидно фыркнул: - Это ты, что ли, король, а, белобрысый? Что-то я такого короля не попомню, н,вах!
Дзюра покачала головой: - Да что ты с ним, как с маленьким? Дал бы по башке секирой, да и дело-то с концом! Ну, а если самому слабо, так я его быстренько упокою!
- Прекратите балаган! – рявкнула Нейя, отталкивая Дзюру от злополучной двери. – Если уж сразу не прибили, так не проще ли договориться, а? Хватит мне тут уже трупов!
- Тем более, - тихо прошептала Летте, - что скоро трупов будет в разы больше…
- Это с тобой, рыжая, что ли, договариваться? – осклабился бандит. – Как там твоя рогатая подруга сказала? Да проще секирой вам всем по башке дать! А потом доспехи снять, шмотки там всякие, да продать подороже…
- Со мной, со мной, - мрачно подтвердила Нейя, оттесняя Торвальда, снова схватившегося за секиру, и подойдя к бандиту ближе. Затем она заглянула разбойнику в глаза и внезапно произнесла странно низким голосом: - У тебя есть то, что нам нужно. Если ты добровольно отдашь этот предмет, то мы не тронем тебя, но если нет, то… СНЫ ТВОИ СТАНУТ СТРАШНЕЕ РЕАЛЬНОСТИ!
- Г-господин Дагот! – пискнул бандит, бухаясь перед Нейей на колени. – Все, что угодно! Только пощадите! Я не хочу на Гору!
- Тогда, - Нейя облизала пересохшие губы, презрительно прищурив вмиг почерневшие глаза, - тогда ты отдашь мне ту шкатулку, что лежит на нижней полке углового шкафа. Такая маленькая коробочка, черного цвета, украшенная странными символами.
- Сию минуту, господин Дагот! – прошелестел бандит, и, не вставая с колен, на четвереньках пополз в комнату.
Дзюра и Торвальд встревожено переглянулись с Летте.
- Вот так номер! – ошарашено пробормотала Хранительница. – Так она не одним королем одержима?
- Лорд Дагот? – нордлинг вытер со лба внезапно проступившую испарину. – Это, что, шутка такая?
- Не шутка! – покачала головой Летте. – Как вы не понимаете? Они связаны гораздо сильнее, чем кажется! Теперь вы наконец-то меня послушаете! Нельзя ей на Гору! И Сердце уничтожать нельзя! Иначе вы себе и представить не можете, чем это все обернется! Она может сойти с ума и уничтожить все вокруг, и никто ей не будет помехой…
- Я должна сообщить Леди Азуре! – потрясенно прошептала Хранительница, но Торвальд покачал головой: - Подумай, чем это нам всем грозит! Нет, Леди Зари не должна знать о том, насколько сильно они связаны духовно. Иначе Нейе не жить. Азура не потерпит такого отступления от своих далеко идущих планов. А нам потом опять искать Воплощение и терпеть выходки Трибунала? Сколько столетий ждать? Да и дождемся ли? Где гарантия, что следующий Неревар…
- Поняла, поняла! – кивнула Хранительница. – Не бойся! Я – могила! Азура от меня ничего не узнает!
В это время испуганный бандит все так же на четвереньках выполз из комнаты и протянул странно напряженной Нейе маленькую черную шкатулку, украшенную необычными узорами: - Вот! Вот, господин мой, как Вы и просили!
Нейя деревянно улыбнулась: - Хорошо! Молодец! А теперь послушай меня, красавец! Ты никого из нас не видел! И никого из нас не знаешь! В течение часа ты соберешь все свои манатки и свалишь отсюда к никсовой бабушке! Все понял?
- Д-да, господин Дагот! – проблеял бугай, силясь поцеловать Нейе сапоги. – Спасибо, мой господин, что пощадили меня! Не волнуйтесь! Я не предам Вас!
- Вот и отлично! – Нейя сжала шкатулку в кулаке и зашагала к выходу из пещерного замка, даже не обернувшись к своим спутникам.
- Стой! Куда это ты? – заорала Дзюра, бросаясь за ней. Торвальд укоризненно посмотрел на Летте и пробормотал: - Ой, не нравится мне все это! Попомни мое слово – нахлебаемся мы еще с этой парочкой бед!
- Возможно, - согласилась некромант, качая головой. – Но ведь они же ждали этого так невыносимо долго! И я думаю, что у них есть все права на то, чтобы хотя бы просто встретиться и все выяснить для себя раз и навсегда!
- Есть, - кивнул нордлинг. – Но ведь и у Альмалексии тоже есть определенные права на своего бывшего супруга! Не забывай об этом, тем более, сейчас, когда он наконец-то соответствует ее идеалам!

2015-12-14 в 22:34 

Дитя Дженовы
Always...
- Ты себя не бережешь! – лорд Вемин отставил недопитый кубок и с укоризной посмотрел на своего старшего брата. – Как глава Дома, ты ведешь себя неразумно! И вообще, Ворин, ты что творишь? Зачем ты среди белого дня влезаешь в сознание этого… существа? Тем более, зная о том, что Азура за такие дела по голове не погладит?
- Азура, - хмыкнул Дагот, с тихой яростью сжимая пальцы в кулак. – Азура… Опять Азура! Но теперь она, по крайней мере, меня услышала!
- Ты себе когтями ладонь пропорол, - будничным тоном протянул Вемин. – Брат, прекрати страдать сам и мучить окружающих! Мертв ОН, давно мертв. А ЭТО СУЩЕСТВО – всего лишь ЕГО тень. Марионетка Азуры.
- Нет, Вемин, - Дагот досадливо поморщился, вытирая кровь с рассеченной ладони. – Я не могу так ошибиться. На сей раз это ОН. И ОН вернулся, брат. Это так! Я чувствую ЕГО. Те, кто был до него, как раз и были пустышками и я не видел их Снов. Теперь же все по иному. И ты отдашь ЕЙ Молот, когда придет время!
- И она придет тебя убивать! – пожал плечами Вемин. – Брат, я, по-твоему, похож на последнего придурка? Отдать Орудие? Чтобы потом все мы сдохли в страшных муках?
- Но и Трибунала не будет тоже! – отмахнулся Дагот.
- Да, видимо корпрус изменил твой мозг, Ворин Дагот Ур! – рассержено рявкнул Вемин. – Я не отдам ей Орудие! И не проси! Хватит мне уже оплакивать тебя с твоей глупой извращенной любовью и наш разоренный Дом! Второго такого раза больше не будет! А что касается Трибунала, братец… Ты говорил, что ОН возродился ЖЕНЩИНОЙ? Подумай об Айем, дорогой брат! Как она будет этому рада!
- Не отдам! – Ворин вскочил из-за стола, опрокинув резное кресло, на котором сидел. – Ни за что! Сам придушу эту тварь голыми руками! И ее, и Вивека! И святошу Соту Сила! Тем более, - успокаиваясь, произнес он, - что я заключил с Азурой некое соглашение…
- О, - Вемин с интересом посмотрел на искалеченное лицо брата, все еще искаженное гримасой еле сдерживаемого бешенства. – Союз с Азурой? А вот это уже интересно, брат мой! Прошу тебя, продолжай…

Едва за спиной Нейи с лязгом закрылась дверь Аркнтандских развалин, как она покачнулась и свалилась бы прямо на голые камни площадки у входа, если бы ее заботливо не подхватила подоспевшая Дзюра.
- Ну что? – поинтересовалась Хранительница, заглядывая ей в глаза. – Прочухалась? Хоть что-то помнишь?
- Где шкатулка? – хрипло прокаркала Нейя. – Я, что, опять?.. Это уже несколько утомляет…
- Опять, - кивнула Летте. – Но на сей раз это не Неревар.
- Чего? – вскинулась рыжая. – А кто тогда? Только не говорите, что эта ваша Азура!
- Да нет, не Азура, - покачал головой Торвальд. – Вообще-то это был Дагот.
- Дагот? – Нейя растеряно посмотрела на своих спутников. – Но он же… Ему же можно приходить только в мои сны! Если Азура…
- Я поклялась молчать, - нахмурилась Хранительница. – Как я понимаю, остальные тоже не из болтливых. Так что, только если ты сама случайно не проболтаешься ей…
- Ни за что! – Нейя стиснула кулаки. – Но зачем он вмешался? Мы же сами вполне могли все сделать!
- Могли, ага! – ехидно подколола Дзюра. – Дать этому уроду по башке, получить в ответ…
- Слушай, женщина! – оборвал поток ее сарказма нордлинг. – Сама-то ты тоже хороша была! Все с треклятой дверью обнималась!
- Я ее закрыть не давала! – прошипела Дзюра. – А вот ты, сын вождя, блин! Показал, каков ты воин! Вспомни-ка, как полы подметал своими патлами?! Что, скажешь, не было этого?
- Он напал неожиданно! – прищурился Торвальд. – А вот потом, когда я достал секиру, я бы ему показал, но тут Нейя вмешалась. А точнее, Дагот.
- Да ладно вам! – отмахнулась Летте. – Все мы хороши. Король, мать его, и его свита! Мы, с точки зрения Ворина, похожи на кучку слепых новорожденных котят. Сущие дети, которые по сути ничего не умеют! А ведь за нами уже началась охота. Трибунал не спит, да и остальные нас жалеть не станут, и помогать тоже. Надо быть серьезнее и осторожнее, если хотим выжить и дойти до конца!
- Хорошо, - кивнула Нейя. – Мы будем осторожны. И сражаться научимся. А сейчас времени на пафос и поучения у нас нет – нам еще шкатулку Гасфату до темноты надо успеть принести.
- Так чего мы ждем? – неожиданно воодушевилась Дзюра. – Валим в город! Нас там наши девицы, наверное, уже заждались!

2015-12-16 в 23:04 

Дитя Дженовы
Always...
Гасфат дрожащими руками выхватил шкатулку из рук Нейи и благоговейно прошептал: - О, вот! Вот и он, тот самый благословенный ключ, что поможет мне приоткрыть завесу тайны исчезновения целой расы двемер! Эх, мне бы еще парочку двемерских книг! «Чертежи», к слову, или знаменитое, ныне утерянное «Яйцо времени»! Может, поищете их для меня на досуге, а?
Дзюра вскинулась и предупреждающе зашипела, но Нейя не дала ей и слова сказать, опередив Хранительницу: - Сэра Гасфат, смею Вам напомнить, что договор наш касался лишь этой безделушки. Теперь я ожидаю, что Вы, со своей стороны, выполните условия нашей сделки! Мне нужны сведения, что имеются у Вас.
- О, да, простите! – глаза Гасфата потухли и лицо приобрело унылое выражение. – Просто я очень надеялся, что смогу закончить свои научные изыскания. Но Вы правы, моя часть сделки пока еще не выполнена. Вот, возьмите эти свитки, - он протянул Нейе и ее спутнице два небольших пергаментных свитка, перетянутых узкими кожаными ремешками. – Увы, но это все, что я сейчас знаю. Передайте Каю привет и напомните ему, что в Гильдии Магов вполне могут быть люди, знающие об этом деле гораздо больше меня. И спасибо вам за шкатулку! Если вдруг вам когда-нибудь попадутся какие-то еще двемерские вещи или же книги, очень прошу вас, не выбрасывайте их, приносите лучше ко мне – я с радостью куплю у вас все двемерское и очень дорого это оплачу!
- Спасибо за щедрое предложение! – ответила Нейя, пряча свитки за пазуху. – Если что-то попадется, буду иметь вас в виду. Пойдем, Дзюра! Летте нас ждет на улице!
Хранительница гордо фыркнула, яростно сверкнула на Гасфата глазищами и с самой серьезной миной поплелась за Нейей. Девушки вышли из Гильдии Бойцов и направились к ожидающей их возле соседнего дома некромантке.
- Что сказал Гасфат? – сразу же поинтересовалась Летте. – Сведения для Кая?
- Дал два свитка, и сообщил, что больше ничего не знает, - мрачно ответила Нейя. – Да еще предложил нам для него всякую двемерскую рухлядь искать. Типа, он научные изыскания ведет.
- Ведет, - согласилась Летте. – Вообще-то Гасфат известен своими научными изысканиями, несмотря на то, что состоит в Гильдии Бойцов, где все – сплошные тупые солдафоны, да головорезы!
- Ага, - поддержала ее негодование Дзюра. – Солдафоны! А маги, что, по-твоему, лучше? Тоже мне, чистоплюев нашла! Слыхала я тут про главу местной Гильдии, некую Ранис, такое, что кровь в жилах стынет! Говорят, эта «беленькая и пушистенькая» магичка умеет такие кинжалы заговаривать, что душу любого живого существа вырвут, да в Камень Душ вплавят! Вот поэтому-то я и не люблю магов!
- Ну, в Гильдию магов мы пока не пойдем, - отмахнулась Нейя, - а вот сведения-то моему командиру надо отдать!
- Ага, отдай! Да торопись, пока он не нажрался до такой степени, что с кровати встать не сможет! – поторопила ее Дзюра, а потом обратилась к Летте. – Ну, а ты, милочка, рассказывай, давай! Что узнала про Налькарию?
- Налькарию? – насторожилась Нейя. – Вы, что же, решились-таки ее ограбить?
- У нас задание от Гильдии! – напомнила Летте. – Если тебе Хабаси может спустить все, что угодно, как королю, то мы должны оправдывать свое нахождение в рядах Гильдии. И свою просьбу она не отменяла, если ты помнишь. Так вот, насчет Налькарии. Я посидела в здешней таверне, «Семь тарелок», и кое-что слышала. У нее есть охранник – имперский страж. Налькария – самый богатый и дорогостоящий алхимик в городе. Но в ее договоре есть один пункт – охранник стережет только первый этаж, где находится сама лавка. В личные покои, которые находятся на втором этаже, он не имеет права заходить. налькария – одинокая женщина и, к тому же, параноик. Ей лишние сплетни о своей личной жизни ни к чему. Я думаю, что часть запасов она хранит в своей комнате. Попасть в нее можно, минуя первый этаж, с улицы. Там есть черный ход с лестницей, ведущий прямо в комнату. Если взломать уличную дверь, то…
- Набежит стража, вызванная добрыми соседями! – оборвала ее Нейя. –
- Погоди! Ломать будем ночью! Соседи будут спать! – отмахнулась Дзюра. – К тому же, я знаю парочку замечательных заклинаний для таких случаев.
- А Налькария в этот момент будет сладко спать в своей кровати, не ожидая полночных гостей! – не унималась Нейя. – Представь себе, какой ор она поднимет, открыв среди ночи глаза и увидев перед собой твою прекрасную рогатую рожу!
- Стойте-стойте! – перебила их Летте. – Налькария спать ложится очень поздно – ее лавка иногда открыта по полночи – услуги алхимика людям могут понадобиться в любой момент: мало ли, вдруг кто-то заболеет? Если кто-то из нас зайдет в лавку, скажем, за каким-то снадобьем, и будет достаточно долго вспоминать, что же он хочет купить, Дзюра или я успеем пробраться в комнату и основательно там пошарить. Хабаси просила только один бриллиант.
- Ну, хорошо, - сдалась Нейя. – Тогда я сегодня зайду к ней за… антипохмельным зельем. А заодно и Каю доброе дело сделаю. Вот только как-то мне не нравятся порядки на этом острове: то нам предлагают склад ограбить, то алхимика разорить… Или мы так похожи на воров-профессионалов, или здесь воровство – в порядке вещей.
- И воровство, и разбой! – горько улыбнулась Летте. – И даже убийства – вполне нормальное явление. Привыкай, Неревар. Это – Морровинд, окраина Империи. Здесь не живут, а выживают. И, да, антипохмельное, похоже, твоему командиру не повредит…

2015-12-19 в 22:07 

Дитя Дженовы
Always...
«Моя возлюбленная королева! До меня дошел слух, что подлые н,вах желают сместить нас с Вами с трона, и отдать правление островом в руки какого-то проходимца, именующего себя королем всея Рейсдании! Я глубоко возмущен и оскорблен этими новостями! А тут еще, как назло, пришло письмо Ваше, дражайшая Альмалексия, что поклонники культа ныне покойного короля нашего Неревара снова начали речи вести о Пророчестве. Да и Дьявол с Красной Горы проявляет себя сейчас не в пример сильно – уже половина острова больна если не проклятой Божественной болезнью, то всяческими прочими недугами. Аббаты из ордена Святого Велота понаставили кругом своих алтарей, да без особого успеха – как буря начинается, так полны храмы народу. Еще дошел до меня слух, моя возлюбленная королева, что прибыл кто-то из проклятой Империи в город Балморру. С заданием от самого императора разузнать все о культе этом проклятом, да о Пророчестве. Птичка на хвосте принесла мне, что приехавший – женщина, которая, к тому же, совершенно в обстановке не ориентируется, так как ни остров, ни обычаи наши ей не известны. Потому прошу Вас, дражайшая Альмалексия, разузнайте все об этой чертовой бабе поподробнее, да попробуйте переманить ее на нашу сторону. Может, у нас с Вами и получится разыграть треклятых культистов, да выставить эту девку, как бы, воскресшим королем? Коли ей поверят, а она будет при этом верна нам, сможем мы с Вами наконец-то покончить и с Повелителем Снов, да и с имперскими соглядатаями на нашем острове. Я понимаю, что Морнхолд, как подземный город, пока имперцы не трогают, но лично мне надоели рожи самодовольных северных выродков в моей собственной столице! Простите мне мой резкий выпад, он не Вам предназначался, о, моя сладчайшая королева! Прошу Вас подумать о моем предложении. Сам лично я собираюсь поспособствовать этой девке, если она будет согласна уничтожить Того-Кто-Сидит-В-Горе, и даже Страж ей отдам, но только после того, как проверю, можем ли мы доверять ей в таком деле. Искренне Ваш, лорд Вивек.»
Альмалексия с досадой отшвырнула от себя письмо и задумалась. Имперская шпионка с тайным расследованием? Анна не обманула. Это плохо, что ее опасения подтвердились, но хорошо, что слова Вивека говорят о том, что девица эта достаточно наивна и неосведомлена. Тогда, если ее переубедить, да переманить на свою сторону, можно будет переиграть Септима на его собственном поле, а заодно убрать давно мешающего им Ворина Дагот Ура. Что дальше делать, королева очень хорошо представляла. Не зря же живет она уже много столетий. Встав с низкой меховой кушетки, Альмалексия медленно приблизилась к висящему на стене огромному медному зеркалу и придирчиво осмотрела себя: на нее из золотистых глубин зеркальной поверхности смотрела ослепительная высокая красавица с гладкой золотой кожей, небольшими аккуратными грудями, длинными ногами, узкой талией и огромной копной медно-рыжих, почти алых, волос. Красавица томно опустила густые ресницы, призывно улыбнулась полными губами и чувственно погладила свою роскошную обнаженную грудь. Алые соски сразу же напряглись, и Альмалексия испустила тихий стон: рыжая шпионка волновала ее уже несколько дней, и королеве не терпелось заполучить непокорную девицу в свою постель. А там уж она со всем своим искусством околдует провинциальную дурочку, и заставит ее плясать под свою дудку. В том, что девица клюнет на ее прелести, королева даже не сомневалась: во всем Морнхолде не нашлось еще женщины, которая могла бы противостоять чарам бессмертной Богини, одной из глав Трибунала, а значит, очень скоро эта рыжая стервочка собой пополнит коллекцию королевских побед.

2015-12-19 в 22:13 

Дитя Дженовы
Always...
Нейя нервно захихикала, поднимая на Ворина глаза. Дагот Ур нахмурился, и судорожно сжал в тонких пальцах свою злополучную маску: - Нев? Я, по-твоему, очень смешон?
- Да нет, - отмахнулась Нейя. – Дело не в тебе. Просто, э-э… Как бы сказать-то? Я сегодня впервые принимала участие в настоящем грабеже! Представь себе, стояла на стреме, а точнее, отвлекала одну богатую алхимичку! Вот, скажи мне, у меня на морде, что ли, написано, что я – воровка и преступница?
- С чего это ты взял, Неревар? – насупился Ворин. – Ничего у тебя на лице не написано! И вообще, негоже королю шляться по ночам, да подданных своих обворовывать! Пусть даже сама и не крала ничего!
- Дык, - глубокомысленно фыркнула Нейя, усаживаясь на какой-то каменный валун, торчащий прямо посреди зала, в котором она оказалась практически сразу же, едва ее глаза успели закрыться. – Мне, почитай, с самого первого дня тут такие вот «лестные» предложения делают: то в форте местном склад ограбить, то прибить какого-то урода, обидевшего смотрительницу маяка, то обворовать богатую торговку алхимическими ингредиентами. Да и просят-то, то местные торговцы краденым, то сами власти, а то и Гильдия Воров, куда я, между прочим, вступила. Потому что некая Летте и иже с ней советовали.
- Хммм, - Ворин задумчиво потер подбородок. – Гильдия Воров, говоришь. Для них сегодня воровали? Тогда это, пожалуй, даже и неплохо. Я знаю парочку глав местных Гильдий. За своих они горой, и не предадут, если что, да и помогут, чем могут. Азура сказала мне вчера, что Трибунал в курсе, что ты уже здесь. Правда, они пока не поняли, что ты – на самом деле король, и думают, что тебя послал император Септим, чтобы шпионить и потом помочь ему свергнуть их с трона. А они, в свою очередь, хотят сделать из тебя… лже-нереварина, и, переманив на свою сторону, обыграть в этой политической ставке Империю.
- Постой, - Нейя аж икнула от неожиданности. – Но ведь ты говоришь, да и остальные, что я…
- Самый настоящий Неревар, - кивнул Дагот. – И я это знаю. И Азура. А Трибунал – нет. Пока – нет. И, раз ты еще ничего, ровным счетом, не умеешь, то пока придется тебе попытаться их одурачить, и делать вид, что так оно и есть. Я, увы, не имею прав каждый раз вмешиваться посреди дня, и вытаскивать тебя из новых передряг – Азура разрешила сделать такое всего один раз. Мое время- ночь, и твои Сны. И все… Пока что все, но, Нев, - Дагот приблизился к Нейе и заглянул к ней в глаза, понизив голос почти до шепота, - Нев, я все же кое-что могу сделать для тебя. Умоляю, не отказывай мне в такой малости! Я… Мои Спящие… Они теперь в курке, кто ты, и, с позволения Азуры, будут тебе помогать. Потому, увидев Спящих, не убивай их, прошу. Они не тронут ни тебя, ни твоих спутников. Кроме того, - Нейя почувствовала, как от горячего шепота Ворина у нее по спине побежали мурашки, а сердце почему-то сладко сжалось, - Кроме того, я попросил Дагота Гареса из Илуниби, чтобы он заразил тебя Божественной Болезнью.
- Да ты с ума сошел! – отшатнулась от него Нейя. – Корпрусом? Меня?
- Погоди, - Дагот порывисто схватил ее за руку, и Нейя почувствовала, как дрожат его пальцы. – Так надо! Ты не умрешь, и не станешь безобразной. Просто для исполнения Пророчества ты должна переболеть корпрусом. Это реально. В племени Тельвани есть один маг. Он сумасшедший, но он сумел изготовить лекарство от корпруса, и даст его тебе. После этого тебе больше будут не страшны никакие поветрия. Не бойся, и верь мне, Нев, я не причиню тебе вреда! Ты и сам это знаешь! – он снова заглянул Нейе в глаза, и девушка кивнула: - Хорошо, я тебе верю. Только, что скажет Азура?
- Азура? – усмехнулся Ворин. – О, она только и ждет, чтобы Пророчество стало исполняться. А в нем есть строки и о твоей болезни, так что Азура тут все воспримет, как само собой разумеющееся. А вот теперь, Нев, послушай меня внимательно: завтра твой командир проспится, прочитает бумаги, и пошлет тебя за новыми донесениями. В Гильдию магов. Тебе было бы неплохо вступить в нее. Заодно отточишь свои умения – раньше ты был великолепным волшебником и воином, но вижу, что со временем все позабыто, а сражаться придется достаточно часто, и тебе не помешает. Но дело даже не в этом. Просто я знаю, куда и за чем тебя пошлют потом, и хочу тебя предупредить…
- Ты, - Нейя заглянула в огромные черные глаза Дагота и покачала головой. – Ты, что же, теперь постоянно мне помогать собираешься? Зачем? Какой смысл в этом? Ты же понимаешь, что жалеть тебя за это Азура не будет.
- Знаю, - Ворин помрачнел и отошел от девушки на пару шагов. – Я как-то в курсе, что жизнь моя подходит к логическому завершению. И все, чего бы я хотел, хоть раз увидеть тебя.
- Но ты же видишь! – возразила Нейя. – Причем, практически, каждую ночь!
- Да, но это совершенно не то! – возразил Дагот Ур. – Я хотел бы увидеть тебя настоящую, такой, какая ты на самом деле, а не являешься ко мне во Снах.
- Вот как? – удивилась девушка, нахмурившись. – А с чего ты решил, что в твоем Сне я не такая, как на самом деле?
- Хотя бы потому, Нев, что я в курсе, что ты сейчас – ЖЕНЩИНА, - отрезал Дагот и нахмурился. – Но ни лица твоего, как женщины, ни фигуры я не вижу. Я вижу лишь твою бессмертную душу, Неревар. А душа твоя – душа воина и мужчины.
- Ясно, - Нейя поморщилась и снова опустилась на странную плиту, больше всего напоминающую ей крышку богатого саркофага. – Значит, я для тебя – мужик, да? Приятно осознавать, что единственный мужчина, который мной хоть как-то заинтересовался, мало того, что давно уже не человек, так еще и видит во мне давно помершего, какого-то богами забытого короля. Спасибо за комплимент, Ворин Дагот Ур. Считай, что я обиделась. И еще определись, наконец, кто тебе на самом деле нужен: я, или твой король. Потому что лично у меня нет желания становиться всего лишь вместилищем чьей-то души, да еще и отвечать за то, чего я, по сути, никогда не делала.
- Прости, - пробормотал Дагот, отступая в тень и пряча глаза от Нейи. – Я веду себя, как последний дурак. Обрадовался, что ты вернулся, Нев. Но пока твоя память спит, мне, видимо, лучше не заикаться об этом лишний раз. Но знаешь, мне все равно, кто ты и как ты выглядишь теперь. Я просто рад тому, что боги наконец-то позволили нам снова свидеться и дают шанс исправить все то, что мы натворили.
- Дурак, - согласилась Нейя. – К тому же, достаточно упертый. Я уже устала всем объяснять, что я – не ваш чертов король. Ладно, проехали! Лучше вот что мне скажи: ты, как я поняла из разговоров местного населения, был всегда против и Империи в целом, и всех н,вах в частности. Типа, «Морровинд – только для данмер, бла-бла-бла!», и все там такое? Так какого рожна теперь лезешь мне помогать? Я-то, если ты не в курсе, не только женщина, но еще и не данмер.
- А кто? – живо заинтересовался Дагот. – Описать себя сможешь? Спящие тоже чувствуют твою душу, но издали они могут и ошибиться.

2015-12-19 в 22:14 

Дитя Дженовы
Always...
- А ты, типа, им мой словесный портрет распишешь? – хихикнула девушка. – Ну, ладно. Мне около тридцати зим, я родилась в тюрьме, как ты, видно, уже в курсе. Роста я достаточно высокого, и довольно сильная для своего телосложения – таскала в казематах тяжести, вот мышцы и привыкли к нагрузкам. Волосы у меня рыжие, почти красные. Странный такой цвет. Глаза синие. Кожа белая, но загорелая почти до бронзового цвета – часто бывала на улице, когда отрабатывала свой хлебушек на имперских каторжных работах. Все говорят, что я - бретонка, а я сама не в курсе. Ну, да, надзирателям виднее, а я вот никого из своей родни не помню, и не видела. Знаю только, что повитуха дала мне странное имя, совсем не женское. Вот, собственно, и все. Так что, я самый настоящий н,вах – та, кого ты так ненавидишь.
- Знаешь, - Дагот задумчиво посмотрел на Нейю. – Странно судьба иногда шутит. Но и я сам, сидя в Горе все эти столетия, долго думал обо всем. И о Рейсдании, в частности. И пришел к неутешительному выводу – наши враги не Септимус и н,вах. Наши самые главные и заклятейшие враги правят Морнхолдом и столицей острова. Трибунал имя им. И, если союз с Империей поможет их выкурить из нор и раздавить, как поганых скрибов, я обоими руками за союз с н,вах. В конце концов, сам остров им не нужен, и мы сможем договориться с Септимом. Если я останусь жив, то поддержу тебя любой ценой. К тому же сейчас, среди спящих, что разделили мою участь и живут на Горе, есть немало и нордлингов, и редгардов, и бретонцев, и имперцев. И им все равно, кем они были раньше. Главное не это. Главное то, ради чего они живут сейчас.
- И что же это? – Нейя заинтересовано посмотрела на Дагота, но он вновь от нее отвернулся, словно пряча свое лицо, которое начало потихоньку изменяться, покрываясь ужасными, уже знакомыми девушке рубцами. Это означало, что Ворин слишком волнуется и не может больше контролировать морок.
- Это возвращение на трон острова законного правителя. Твое возвращение, Нев, - глухим голосом произнес Дагот. – И я жизнь положу за то, чтобы это наконец-то произошло. И, да, раз уж мы здесь – он обвел рукой комнату, в которой они находились. – Это – гробница. Запомни, как она выглядит. В саркофаге, на котором ты сидишь, лежит то, за чем ты пойдешь. Бойся личей! – с этими словами Дагот внезапно растворился в воздухе, заставив Нейю подскочить с камня, на котором она сидела.
- Нормальненько! – пробормотала девушка, оглядываясь вокруг, и стараясь запомнить, как выглядит комната. – Теперь меня мародерствовать и грабить могилы пошлют! Докатилась!
- Какие могилы! Чего ты опять среди ночи орешь? – раздался над ухом недовольный голос Хранительницы. – Чего, опять Сны?
- Ну, да, - нервно пробормотала Нейя, открывая глаза. – Такими темпами я, видимо, скоро совсем с ума сойду! Эти сны меня уже доконали!
- Так скажи Азуре, - отмахнулась Дзюра. – Она твоего хахаля быстро приструнит. Или он опять тебе помогать заявился?
- Помогать, - согласилась Нейя. – И я, в принципе, не против, но начинаю немного уставать и путать сны и реальность. А это мне уже не нравится.
- Ой, то ли еще будет! – хмыкнула Хранительница. – Ну, ладно, давай, ты утром все расскажешь, а? А то я после шляния по чердакам и крышам, да акта воровства, чего-то спать больно хочу. А с утра еще к Хабаси тащиться, да и к твоему командиру-пьянчуге, как я полагаю, за новым заданием?
- Ну, да, - согласилась Нейя, виновато качая головой. – Спи. Я лучше вас покараулю. И утром разбужу. Мне пока нужно все обдумать.
Хранительница недовольно пробурчала себе что-то под нос, а затем повернулась к стене и громко захрапела. Нейя же уставилась невидящим взглядом в окно: сна больше не было ни в одном глазу. Зато появились очень странные мысли.

Ранним утром совершенно невыспавшаяся Нейя топталась возле двери хибары Коссадоса, нервно прислушиваясь к раздающемуся из-за нее громкому пьяному храпу. Внезапно храп прекратился, и послышались сдавленные ругательства. Нейя невольно покраснела, прослушав длинную и цветастую тираду Коссадоса о том, что он думает о наступившем утре. Конечно, в имперских казематах Нейя слышала вещи и более откровенные, но слушать брань с утра пораньше ей как-то не особо хотелось, и потому она робко постучала в дверь.
- Кто там? – раздался громкой раздраженный голос ее хозяина. Или, правильнее говорить, работодателя? – Какого никса лысого в такую рань принесло? Чтоб вас всех Дагот Ур пожра… - Коссадос рывком открыл дверь и застыл на пороге, с интересом разглядывая сжавшуюся в комок девушку. – А-а, ты. Заходи, да дверь за собой на засов запри.
Девушка нехотя протиснулась за хозяином в вонючую комнатушку и послушно затворила дверь на засов. В комнате почти ничего не изменилось, разве что бутылей на полу стало еще больше, да еще появился какой-то свиток на кровати. Брезгливо наморщив нос и стараясь не вдыхать тяжелый запах спиртного и перегара, пропитавшие комнатушку насквозь, Нейя недовольно произнесла: - Сэра, Вы бы проветрили тут, что ли? Вот, я Вам зелье принесла. Антипохмельное…
Коссадос довольно крякнул и выхватил бутыль из рук пораженной девушки. Залпом проглотив зелье, он ухмыльнулся и произнес: - Хых, проветрить, значит? А на кой ляд оно надо? Вечером такая же вонь будет. А за зелье спасибо! Мне сходить кое-к кому надо, вот и буду хоть выглядеть, как человек. Ну, да ладно. Это все мелочи жизни. А теперь по поводу вчерашней информации. Знаешь, милочка, все очень хорошо, но этого маловато. Гасфат рассказал нам лишь то, что я и сам отлично знаю. Но пока отчаиваться рано. Я знаю, что еще один человечек не прочь поделиться с нами сведениями о Культе. Работает она в Гильдии Магов. И я не зря послал тебя к Ранис, наняться. Видишь ли, все гильдиеры на голову повернутые. У них там профсоюз, огрим их разорви, и просто так прийти, да порасспрашивать своих членов они не дадут. Ну, бойцы как-то попроще, а вот ворье, да маги… Если Хабаси еще можно понять, то Ранис, по сути, та еще сучка. Она тебя и на порог не пустит, если ты не член гильдии, а уж с магами ее поболтать и вообще не светит. Потому слушай внимательно, девка. Сейчас ты пойдешь в Гильдию магов, найдешь там Главу, как я уже говорил, эту самую Ранис Атрис. Скажешь ей, что прямо спишь и видишь, как поступить на службу в ее Гильдию. Делай, что хочешь, а постарайся ее убедить в том, что у тебя хватает необходимых задатков на то, чтобы стать хотя бы посредственным магом. Потом, когда она даст тебе первое задание, не спеши его выполнять. Найди внутри Гильдии некую Шарн гра-Музгб. Она – орк. Надеюсь, это тебя не напугает. Намекни ей, что знаешь о том, что она втихую практикует некромантию. Она испугается, ибо за такое не просто из Гильдии можно вылететь, а и прямой путь на плаху Инквизиторов заработать себе. И потом посоветуй ей рассказать о культе все, что она знает. Я думаю, дама она умная, и сотрудничать согласится. Все понятно?
Нейя кивнула, задумчиво качая головой, но Коссадоса это не проняло: - Ага, поняла, значит? – рявкнул он. – Тогда, какого хаджита лысого ты тут до сих пор торчишь? А ну, пошла к Ранис, и чтобы без сведений тут не показывалась!
Нейя ошарашено кивнула, и стрелой вылетела из захламленной хибары своего наставника. Слегка отдышавшись на улице, девушка растеряно пробормотала: - Вот оно что! Значит, некромант, да, Ворин? Эх, чует мое сердце, не к добру он мне склеп показывал. Ой, не к добру!

2015-12-20 в 23:50 

Дитя Дженовы
Always...
Едва Нейя вошла в «Южную Стену», как к ней подошла сама Сладкоголосая Хабаси. Хаджитка недовольно постукивала хвостом, насторожено глядя на девушку, и та поинтересовалась: - Что произошло, сэра? Вы, кажется, чем-то расстроены?
- Расстроена? – муркнула Хабаси, задумчиво разглядывая свои когти. – Я не расстроена, сэра. Просто я не понимаю, зачем надо было вспоминать о той самой проблемке. С камнем, сэра. Вы – Король, и мой господин. Для меня и моих друзей – большая честь служить Вам. Зачем так обижать Хабаси? Зачем опускаться до нас? Вы – не вор, и рождены для иного пути. Негоже красть для того, чтобы получить то, что и так Вам принадлежит. Как я уже говорила, мы — Ваши подданные. И ни я, ни остальные Главы Гильдии не имеем права требовать от Вас каких-то доказательств Вашей нам преданности.
- Но ведь мы уже договорились насчет этого камня! - возразила Нейя, задумчиво потирая переносицу. - И потом, все уступки от Гильдии, как я понимаю, касаются только меня, но не моих спутников. А они отказываются от милостей Гильдии, и не хотят даром есть свой хлеб. И я не могу им этого запретить, потому что и сама не привыкла получать что-либо просто так. Хабаси, Вы дали нам кров и обещали поддержку. Эта никчемная безделушка — самая малость из того, что мы могли бы сделать для Вас в знак нашей признательности и благодарности.
- Ну, хорошо, - нехотя согласилась хаджитка, внимательно разглядывая лицо Нейи, словно решая, стоит ли ей верить на слово. - Забудем о наших разногласиях, сэра. Хабаси возьмет камень, но не будет его продавать или обменивать. Она сохранит этот милый бриллиант, как самый дорогой подарок. Ведь она получила его от самого короля!
- Ой, а вот это, пожалуй, лишнее! - возмутилась Нейя. - Я — не король! Ну, сколько еще можно это повторять?
- Как будет угодно Вашему Величеству! - хитро ухмыльнулась Хабаси. - Конечно, Вы пока еще не король. И, хотя это всего лишь вопрос времени, я более не буду Вас смущать.
- Вот и славно! - нервно улыбнулась Нейя. - Я рада, что мы наконец-то договорились. А теперь, Хабаси, скажите мне, Вы не видели мою телохранительницу?
- Ваша дремора ждет Вас в нижней зале! - Хабаси довольно прищурилась и отошла в сторону, пропуская Нейю на лестницу, ведущую в подвальное помещение. - И еще, сэра, Ваша служанка... Я распорядилась, чтобы ее не выпускали из комнаты. Поосторожнее с ней — она очень непростая девица!
- Спасибо, Хабаси! - нахмурилась Нейя. - Я, увы, слишком поздно поняла, что совершила большую глупость, купив Анну. И Вы правы, негоже ей тут шнырять и все вынюхивать. Это очень хорошо, что она заперта. А вот скажите мне еще кое-что, Хабаси, у Вас тут никто не может немного меня поучить колдовать? Мне очень нужно попасть в Гильдию Магов. Мой... хозяин... просил узнать кое-что о культе Нереварина и о Шестом Доме.
- Шестом Доме? - ощетинилась Хабаси, но тут же взяла себя в руки. - Вы действительно ищете сведения, сэра? Для чего они Вам? Если Вы хотите все вспомнить, то совсем не нужно искать ответы на чужие вопросы. Достаточно прислушаться к своему сердцу — у Вас уже все там есть. Но, если Вам так необходим маг, который позанимался бы с Вами, что же, в Нижней Зале сейчас находится некий аргонианин. Он неплохой маг, хотя кое-в чем шарлатан, каких свет не видывал. Пойдите к нему и намекните, что Сладкоголосая велит ему выплатить свой долг занятиями с Вами. Он научит Вас всему, что знает сам. Но, если он будет Вас учить не только колдовству, не отказывайтесь, сэра. Как знать, что пригодится нам в следующий миг!
- Спасибо, Хабаси! – Нейя шагнула было к лестнице, но затем снова повернулась к хозяйке Гильдии воров Балморры. – М-м, Вы говорили, что что-то знаете о Шестом Доме?
- Знаю, - Хабаси снова занервничала, постукивая роскошным хвостом по своим ногам. – И каждый, кто живет на этом богами проклятом Острове, знает историю расцвета и падения самого богатого и могущественного Дома Рейсдании. Только вот эти сведения настолько запретны, что запросто можно лишиться своей головы, просто вскользь упомянув, что Вас интересует судьба Шестого Дома. Никто просто так Вам эти сведения не предоставит – люди боятся инквизиции и ординаторов. Великий и Благословенный Трибунал, да будь они неладны, да отгрызи дурзог их проклятые головы, очень пекутся о том, чтобы самая позорная страница истории Морровинда навсегда была забыта и похоронена. И я Вам не буду ничего рассказывать, сэра. Как я уже говорила, Вы сами все знаете, только нужно время, чтобы все вспомнить.
- О, прости, пожалуйста, Хабаси! Я вовсе не пытаюсь у тебя что-то узнать, - смутилась Нейя. – Просто… Я очень хотела бы побольше узнать о Лорде Даготе. Но мне либо вообще никто ничего не говорит, либо говорят очень общие фразы, либо напускают такой таинственности, что я уже и не знаю, что мне обо всем этом думать!
- Хммм, - Хабаси внимательно посмотрела на Нейю и невесело усмехнулась. – А у самого Лорда Дагота ты спрашивать не пробовала? Если я правильно понимаю, ты достаточно тесно общаешься с ним.
- Пробовала, - тяжело вздохнула рыжая. – Бесполезно. Вот как раз он-то сам ничего и не говорит. Азура показала мне во сне, как я… э-э… то-есть, король, его убил. А вот причины мне до сих пор не известны. И не понятно, как он смог после такого выжить и превратиться в…
- Чудовище? – лениво подсказала Хабаси. – Ну, хорошо, я кое-что скажу тебе. Но это не более, чем слухи. Сама решай, верить им, или нет. Скажем так, Трибуналу невыгоден был Лорд Дагот. Слишком умных и честных не любят нигде и никогда. Тем более, что один Ворин Дагот был ближе королю, чем весь Трибунал вместе взятый. Дельце то было темное, и лучше тебе самой все вспомнить. Так будет намного правильнее. Заодно решишь наконец для себя, что ты будешь делать дальше и чью сторону выберешь. А вот что касается воскрешения Лорда Дагота, то тут ходят самые разные слухи: поговаривают, что неупокоенная душа Дагота томилась в Красной горе, жаждущая мести, до тех пор, пока в проклятую цитадель случайно не забрел один двемерский пастух из северных кочевых племен. Он вошел в тот зал, где когда-то был убит Лорд Дагот, величайший маг и ученый Рейсдании, и душа его вселилась в тело этого пастуха, но заплатил за это воскрешение Дагот ценою страшною – стал чудовищем. Хотя некоторые поговаривают так же, что никакого пастуха не было, а оживила Дагота сама Пресветлая Азура, взяв с него обещание, что истребит он для нее Трибунал и отомстит за смерть истинного короля Морровинда. Но лорд Дагот не особо спешил выполнить волю Азуры и потому наказала она его, превратив в мерзкое чудище. Хотя, сдается мне, все это не более, чем сплетни. И причины тут совершенно иные. Впрочем, как я уже говорила, спроси у него сама. Ну, или у Азуры разузнай – она-то, ведь, как я понимаю, тоже с тобой иногда видится?
- Видится, - согласилась Нейя, нахмурившись. – Только ее просить тоже занятие пустое. Ну, ладно, спасибо тебе и на этом, дорогая Хабаси. Пойду я, поищу Дзюру. Нам надо бы с ней в Гильдию Магов сегодня постараться попасть. А заодно посмотрю я на твоего аргонианина – авось, и научит чему полезному.

2015-12-23 в 22:49 

Дитя Дженовы
Always...
Еще один набросок по "Нереварину")))))

ну, и Дагот...

2015-12-26 в 23:41 

Дитя Дженовы
Always...
-Так, Неревар, - строгим голосом напутствовала Хранительница. – Говорить с этой самой главой Гильдии буду я, а то ты еще, чего доброго, что-нибудь ляпнешь такого, и нас потом просто выкинут оттуда. Уж извини, но дипломат из тебя никакой, пока твои внутренние Король и этот твой Лорд Дагот не включаются. Да и то тогда ты, в лучшем случае, либо грозишься, либо по морде даешь, а маги, они – народ очень нервный. Если что, и проклясть могут. А тот клоун, которого Хабаси магом назвала, тебя только и сумел выучить, что отпирающему замки заклинанию, да простенькой лечилке. Что-то я сомневаюсь, что тут, в Гильдии, в почете воровские заклятья.
- Хорошо, - насупилась Нейя. – Я признаю, что учиться у этого… э-э… ящера было не самой светлой мыслью. Хотя, сдается мне, что-то он скрывает, и не такой уж он и туповатый, как пытался нам показать. Просто не хотел со мной бесплатно возиться, да и все тут.
- Не хотел, - согласилась Дзюра. – Кому же охота свои профессиональные секреты просто так разбазаривать по всяким там непонятным личностям. Вот, если бы ты сказала, как тебя зовут на самом деле, возможно, его бы и пробрало, как и саму Хабаси. А так, уж извини. Ну, да ладно, сейчас у нас несколько другая цель – завоевать доверие этой самой Ранис и попасть в ряды магов-гильдиеров. Так что, вперед, Неревар, не дрейфь и предоставь все мне - не зря же я столько живу на этом свете. А ты пока поучись у более опытных, как следует вести светские беседы с Главами Гильдий.
С этими словами Хранительница ударом крепкого кулака растворила тяжелую входную дверь Гильдии Магов и буквально ввалилась в богато обставленную прихожую. Нейя с опаской покосилась на толстый шерстяной ковер, постеленный прямо возле двери, и робко вошла вслед за Хранительницей внутрь. Дзюра посмотрела по сторонам и громко прокашлялась, но в прихожей так никто и не появился. Тогда Хранительница очень дипломатично проорала в сторону лестницы, ведущей в жилые помещения Гильдии: - Эй, есть кто живой? А?!! Я спрашиваю, кто живой, даэдрот мать вашу за ногу, тут есть?!!!
Нейя громко хрюкнула и прошипела: - Дипломатия, значит? Учись, значит, как с магами общаться? Ага, тонкая, дреуг тебя дери, душевная организация!
Дзюра резко повернулась к рыжей, уперев руки в бока и набрав в грудь побольше воздуха, явно готовясь ответить в своей коронной хамской манере, но тут из глубины коридора донесся холодный высокий женский голос: - Доброго дня вам, уважаемые сэра! Чем наша Гильдия может служить вам?
Нейя повернулась к обладательнице властного голоса и с удивлением отметила, что вышедшая к ним незнакомка не намного старше самой Нейи. Женщина была красива настолько, насколько вообще может быть красива данмерка, с ее пепельной кожей и алыми глазами. Тяжелые темные волосы, ярко сияющие в свете факелов, были уложены в замысловатую прическу. Синее платье из дорогой шерстяной ткани струилось до самого пола мягкими складками, тускло посверкивая драгоценной золотой вышивкой. Больше никаких украшений женщина не носила, но они ей были совершенно не нужны – казалось, что в прихожей Гильдии магов стоит одна из Великих Лордов Даэдр, настолько незнакомка была величественна. Нейя перевела взгляд на разом растерявшуюся Хранительницу, и женщина, вслед за ней, тоже уставилась на Дзюру, а потом тихо ахнула и всплеснула руками: - Дремора? В моей Гильдии? Что происходит? Кто вы такие, сэра?
Нейя открыла было рот, чтобы представиться, но вовремя вспомнила слова Хранительницы о том, что не стоит сообщать свое настоящее имя каждому встречному-поперечному, и потому только смогла из себя выдавить: - Э-э, добрая госпожа, мы ищем Гильдмастера Ранис Атрис.
- Я — Гильдмастер! - певуче произнесла красавица. - Что привело вас в мою Гильдию?
- Я хотела бы вступить в нее, как полноправный член, - Нейя осторожно пнула дремору по ляжке, призывая не вмешиваться в диалог. Хранительница скорчила обиженную рожу и в отместку наступила ей со всей дури на ногу. Гильдмастер вопросительно подняла бровь и поинтересовалась: - Вы — маг? Колдовать умеете? С Уставом Гильдии знакомы? Условия принимаете? На Ученичество согласны?
Нейя поперхнулась, слегка оторопев от количества вопросов, но постаралась честно на все ответить: - Маг. Кажется... Я не совсем уверена... Мне говорили, что... э-э...
-Маг она, маг! - вступилась за нее Хранительница. - Просто у госпожи, хммм, травма... головы! Она не помнит, что была достаточно сильным боевым магом. Вот и присоветовали ей вступить в Гильдию, авось и вспомнит, что да к чему!
- Ясно, - хмыкнула Ранис, саркастично изогнув тонкую бровь. - А что же, госпожа издалека прибыла? Что-то не помню я на Острове таких магов, да еще и боевых, да еще и женщин. К тому же, память потерявших. И чтобы дреморы у них на побегушках были. Ну-ка, говорите, на кого работаете! На Культ? На Шестой Дом? Некромаги? - Гильдмастер выхватила из складок платья сияющий жезл и угрожающе направила его в сторону Нейи.
- Эй-эй, полегче! - рассердилась Дзюра. - Мы Вас пока еще и пальцем не трогали, а Вы уже нам магические посохи в лицо суете, да угрожаете! Какой еще Шестой Дом? Какой Культ? Госпожа только позавчера с материка прибыла, из Скайрима! У Вас, что, в Скайриме все маги знакомые, да?
- Допустим, - не сдавалась Ранис, - я вам поверю! Не Культ, не проклятые Спящие! Ладно, Скайрим. Хотя, как член Гильдии, я и тамошних магов кое-каких знаю! Но ты, ТЫ! Ты ведь — дремора! Это-то ты не отрицаешь? Насколько я знаю, дреморы повинуются только некромантам и служителям Культа! Если вы — не Культисты, то — некроманты! А это еще хуже! За некромантию закон Острова предусматривает одно наказание — смерть. А значит, я вправе вас убить, и Ординаторы мне только спасибо скажут!
- Что же, попробуй, смертная! - ощерилась Дзюра, выхватывая короткий меч, но внезапно отлетела к стене, отброшенная тяжелой рукой Нейи.
- Ты что творишь, малохольная! - возмутилась дремора, проворно вскакивая на ноги. - Я ведь тебя защища... - Хранительница оборвала фразу на полуслове, и с ужасом уставилась на Нейю, которая держала за грудки Гильдмастера, приподняв ее над полом.
- А ну, сейчас же отпусти меня! - совершенно не величественно взвизгнула Атрис, размахивая жезлом и норовя стукнуть им Нейю по голове. - Я сейчас стражу позову!
- Заткнись! - по доброму посоветовала рыжая. - Как смеешь ты поднимать руку свою на короля и господина своего? Как смеешь ты отказывать ему в своих услугах? Как смеешь угрожать расправой верному слуге его?
- К-какому к-королю? - у Гильдмастера очень не величественно клацали зубы. - Вы с ума сошли, да? Дагот вам мозг высушил моровым ветром? Что вы несете?
- Ну вот, приехали! - обреченно вздохнула Дзюра, с жалостью посмотрев на Атрис. - Слышь, ты, красавица, лучше делай, как ОНА велит, иначе Азура нам помоги! Ибо зришь ты пред собою истинного короля и правителя всея Рейсдании, Неревара Индорилла. Так что, это, женщина, колени-то склони, а то король в гневе и башку снести может. А самое страшное, что потом об этом и не вспомнит.
- О, мой бог! - потрясенно простонала Гильдмастер. - Так Пророчество — правда?
- Да, - устало кивнула Нейя, которую тем временем уже отпустило. - Правда. Простите нас, сэра. Когда ОН во мне просыпается, я не могу себя контролировать, и даже не всегда помню, что было. Вы нам угрожали и ОН, видимо, счел, что угроза реальна. Я не хотела причинять Вам боль и неудобства, так что простите нас, и, я так понимаю, что нам лучше уйти...
- Постойте! - Ранис убрала жезл и, нервно теребя платье, покачала головой. - Не... не надо никуда идти, Ваше Величество. Это Вы простите меня за излишнюю горячность. Я... Вы все еще хотите вступить в Гильдию?
- Да, хочу! - оживилась Нейя. - Очень. Мне нужно вспомнить слишком многое. Сами понимаете. Только я хочу попросить Вас еще кое-о-чем: никто, кроме Вас не должен знать, кто я. И в Гильдию я хочу вступить на общих основаниях. Тем более, что сейчас не помню совершенно ничего, кроме простого лечебного заклинания.
- Хорошо! - согласилась Атрис. - Это очень разумно. Положитесь на меня - никто о Вас не узнает, мой господин! Только Вам на первых порах придется проходить все обучение, как обычному Ученику, и стараться заслужить следующее звание честно и прилежно. Если Вас это не пугает, то возьмите эту книгу — это Устав Гильдии! - она протянула Нейе увесистый том в кожаном переплете. - Прочтите ее и приходите завтра. Я проведу Посвящение и определю Вам наставника на первое время. К сожалению, если я сама сразу начну Вас обучать, это будет выглядеть очень подозрительно.
- Договорились, - Нейя поспешно убрала книгу в свою сумку и кивнула Дзюре. - Ты тоже извинись перед госпожой, и мы уходим! До завтра, уважаемая сэра!
Дзюра нехотя пробормотала извинения и бочком выскользнула вслед за Нейей за дверь, но, едва они очутились на улице, как дремора накинулась на рыжую: - Да что ты творишь, Дагот тебя дери! Такими темпами скоро весь Остров будет в курсе, кто ты! А о Трибунале ты подумала? Учти, пока что король в тебе изредка просыпается и полноценно сражаться с толпой Ординаторов ты не сможешь! А если тебя потащат на плаху, Азура шкуру с меня спустит!
- Остынь! - беззлобно отмахнулась Нейя. - Она слишком напугана увиденным, чтобы нас выдать. К тому же, я чувствую, что Атрис нас поддержит. И вообще, меня сейчас гораздо больше волнует, когда я успею прочитать эту книжищу, да еще не радует тот факт, что с осведомителем пообщаться сегодня не удалось.
- А вот это наоборот тебя должно радовать! - нахмурилась Дзюра, и, поймав непонимающий взгляд Нейи, пояснила: - Если, конечно, ОН для тебя что-то значит... Сама понимаешь, проживет на денек подольше.
Нейя закусила губу и покачала головой, внутренне уже согласившись с нерадостными доводами Хранительницы. Еще один день...

2016-01-05 в 22:20 

Дитя Дженовы
Always...
- Извини, - Нейя заинтересовано огляделась по сторонам. Снова та же гробница. - Не получилось у меня сегодня.
- Не стоит извиняться. Я не тороплю тебя, - грустно усмехнулся Дагот, присаживаясь на край саркофага. - Как дела в Гильдии?
- Будто сам не знаешь! - отмахнулась Нейя. - Я снова сегодня становилась ИМ. Правда, в обморок больше не падала. И все отлично помню.
- Так и должно быть, - согласился Ворин. - Ваши сознания становятся едиными. Скоро ты сама сможешь контролировать ЕГО присутствие, а потом и станешь ИМ.
- А ты и рад! - внезапно разозлилась Нейя. - Ждешь не дождешься!
- Жду, - подтвердил Дагот, мрачнея и надевая свою уродливую маску. - Уже много столетий, как помнишь. Тебе ли не знать, как, впрочем, и результат моего ожидания. Нет, Нев, я рад, что ты вернешься. Но лучше, все же, на Гору не ходи. Искушение велико. Я либо забуду обо всем, и дам себя убить, либо сделаю тебя одним из нас. Умирать мне не хочется, но и жизнь тебе ломать тоже. А третьего пути у нас нет — Азура вовсе не глупа и не даст тебе обещанного. К тому же, Нев, просто, чтобы ты знал: Трибунал не победить, пока живо Сердце. Но, видишь ли, если не будет Сердца, то не будет и меня. Вот так все просто, Нев, - он встал и повернулся, чтобы отступить в тени и, как обычно, раствориться, но Нейя опередила его, и, схватив за руку, резким рывком повернула лицом к себе.
- Значит, она меня обманула, да? - требовательно спросила девушка, заглядывая в бездонные черные глаза за прорезями маски. - И ты на это вот так вот согласился? Ты безумен, Ворин Дагот Ур!
- Безумен, - покладисто согласился Ворин, - и давно. Ты и сам все знаешь, Нев. Но мне лучше сегодня молчать и уйти, чтобы не наделать глупостей, о которых и ты и я жалеть будем.
- Не уходи! - Нейя не отпускала его тонкого запястья, ощущая, как под теплой кожей бешено бьется его пульс. - Я еще хочу спросить, если, конечно, ты можешь ответить.
- Спрашивай! - голос Ворина слегка охрип, словно ему было трудно говорить. - Я постараюсь, если это в моих силах, ответить на твои вопросы.
- Хорошо, - Нейя задумчиво подняла руку и осторожно стянула с лица Дагота золотую маску, а потом кончиками пальцев провела по щеке. - Я знаю, что сейчас ты выглядишь... Ну...
- Чудовищно? - хмыкнул Ворин, криво улыбнувшись.
- Я не об этом! - Нейя смущенно отвела глаза. - Просто... скажи, Ворин, ты всегда выглядел так, как сейчас? Люди говорят, что душа твоя вселилась в тело какого-то пастуха...
- Жаль, что ты совсем не помнишь меня, Нев, - грустно вздохнул Дагот. - Но смею тебя заверить — это мое тело. И я не вселялся ни в каких пастухов, ни в кого-либо еще. После того, как ты смертельно ранил меня, тело мое кинули в раскаленную лаву, но Сердце, которое Кагренак хранил в Горе, сумело меня оживить. Правда, ожоги меня не красят, и тот морок, что ты видишь — это все, что осталось от прежнего Ворина. Остальное пожрал корпрус — порождение Сердца, но я благодарен даже за такую иллюзию жизни — ведь благодаря ей я сейчас знаю, что ты тоже жив. Прости, Нев, - он осторожно освободил свою руку. - Больше сегодня я ничем тебя порадовать не смогу. - он снова надел маску и медленно растворился в тенях, оставив Нейю наедине с ее невеселыми мыслями.

2016-01-05 в 22:24 

Дитя Дженовы
Always...
- Вот и ваша новая наставница, - Ранис легонько подтолкнула слегка опешивших Нейю и Дзюру к маленькой серенькой хаджитке с очень хитрыми глазами.
- Снова кошары! - прошипела возмущенная Хранительница. - Не нравится мне ее хитрая рожа! Помяни мое слово, Нейя, она на нас еще отыграется и не раз! Все-то они, нелюди, такие!
- На себя посмотри, тоже мне, человек тут нашлась! - рассердилась Нейя. - Забыла, что ли, что мы сейчас, по легенде, простые смертные, которые в Гильдию попали на общих основаниях! Ты же сама только что, полчаса назад, давала вместе со мной обет Ученичества! Нам позарез нужна поддержка Гильдии, и не только для очередного задания Коссадоса. К тому же, Хабаси, например, очень даже неплохая.
- Это с тобой Хабаси неплохая, - Хранительница почесала затылок, осторожно косясь на будущую наставницу, которая, в свою очередь, с любопытством рассматривала дремору. - Но, если верить местным, она в своих мягких лапках почти всю Балморру держит. И не дай Азура попасть к ней в лапы, если она вздумает выпустить когти. А эта, хммм, наставница...
- Что хаджит может сделать для вас, сэра? - мурлыкнула «наставница». - Если Ажира правильно понимает сэра Атрис, вы, сэра, мои ученики?
- Да, верно! - кивнула Нейя, подойдя к молодой хаджитке ближе. - Вы — наша наставница. Так сказала мастер Атрис. И мы готовы, сэра, выполнять Ваши указания.
- Ажира видит, - важно протянула кошка, снова любопытно поглядывая на Дзюру, - что вы готовы выполнять мои указания! Теперь вы обе — мои ученики. Я — мастер Ажира, хаджит. Буду учить вас всему, что сама умею. За успешное выполнение заданий могу наградить. Вы должны меня слушаться и делать все, о чем бы я вас ни попросила, даже если мои просьбы будут вам казаться странными. Помните, чтобы стать хорошим магом, нужно усердие и прилежание!
- Вот, я же говорила! - торжествующе прошипела Дзюра. - Сейчас отправит нас драить всю Гильдию зубными палочками или в скрибьей скорлупе воду на Красную гору таскать!
- Сэра, - Ажира прищурила свои золотистые глазки и довольно замурлыкала. - Ажира хочет грибы!
- Грибы? - вскинулась Хранительница. - Это что, шутка такая, да? На какого огрима тебе грибы, создание Нирна? Супчик варить собрала... - дремора не договорила, почувствовав весьма неласковый тычок под ребра. Нейя улыбнулась хаджитке и осторожно произнесла: - Хорошо, сэра! Мы выполним Ваше поручение. Только скажите нам, какие грибы, и в каком количестве Вам нужны?
- Ажира — отличный алхимик! - похвалилась молодая хаджитка. - Вжира может сварить любое зелье! Правда, Ажира тоже пока учится, зато у самой Мастер Ранис! Для обучения ей надо написать исследования свойств местных грибов: светящейся сыроежки, Банглер Бейна, Гайфа Фации и лилового корпринуса. Принесите мне этих грибов! Ажира опишет их для Мастера Ранис и получит повышение! Тогда Ажира сможет купить себе новый кальцинатор и приготовить много разного зелья! И тогда Ажира вас похвалит и наградит!
- Ясно, - кивнула Нейя. - А где найти эти грибы?
- О! - Ажира задумчиво почесала волосатый подбородок. - Ну-у, сыроежки есть практически во всех шахтах, и иногда еще — в пещерах. Корпринус тоже там встречается, да. А остальные растут на деревьях. Особенно много их в районе болот Горького берега. Ажира и сама бы туда сходила, но она не любит болота, сэра! Там сыро, мерзко, много гнуса, а еще, говорят, там есть пещера, полная змей! Ажира не любит гнус и змей!
- А еще там есть контрабандисты! - тихо и яростно прошептала Дзюра. - Змеи! Ха! Гнус! Так я и знала! Вся грязная работа достается мне! Грибы эти дурацкие собирать!
- Ладно, - покладисто согласилась Нейя. - Принесем мы Вам грибы. Как скоро их Вам нужно?
- Ажира не торопит, - пожала плечами хаджитка. - Как принесете, сэра, так и поговорим. Ступайте же!
- Идем! - Нейя схватила Дзюру под локоть и поволокла к выходу из Гильдии. - Грибы есть у Летте. Ну, может, не все, конечно. Но их ведь и купить можно? Или, на худой конец, Анну на болото пошлем. Она ведь, вроде бы, моя служанка? Вот пусть и поработает хоть раз!
- Анну? На болота? - Хранительница округлила глаза. - Хммм, а что, это мысль! Даже забавно будет посмотреть на это: бывшая служанка сиятельной леди... Айем... среди грязи и гнуса лазает по деревьям в поисках трутовиков!

- Я не пойду на болото! - Анна была весьма предсказуема. - Грибы можно купить в любой лавке алхимика! Я не виновата, что у вас нет денег даже на пару трутовиков и поганок! Я — придворная самой леди Айем! Приближенная к самой королеве! Я вам не грязная рабыня, чтобы кормить гнус среди мерзкой топи!
- Помолчи, женщина! - прошипела разъяренная Дзюра. - Я, кажется, уже обещала тебе, что однажды выкину твой хладный труп в ближайшую канаву?
Служанка судорожно сглотнула, нервно покосившись на Нейю, словно искала у нее поддержки, но рыжая покачала головой: - Нет-нет, даже не проси! Это уже решенное дело, дорогая Анна! Где хочешь, там и доставай эти треклятые грибы. Если нужно будет, и на болото пойдешь. В конце-концов, теперь ты не при дворе, и не служишь этой своей леди. Тебя продали, как рабыню, и теперь тебе следует выполнять мои приказы. Я пока тебя не очень нагружала работой, но так больше продолжаться не будет. Все ясно?
Анна горестно вздохнула и покорно склонила голову. Нейя криво усмехнулась: - Вот и славненько! Значит, марш за грибочками! А я пойду, схожу в Гильдию. Мне поговорить кое-с кем нужно.

2016-01-05 в 23:14 

Дитя Дженовы
Always...
Шарн гра-Музгб оказалась высокой дородной зеленокожей орчихой с довольно приятными для этой расы чертами лица и очень низким, почти мужским басом. Она долго разглядывала Нейю, словно решала для себя, следует ли ей вообще что-либо говорить, или не стоит тратить на рыжую посетительницу своего драгоценного внимания. Наконец орчиха протянула тягучим голосом: - Сэра имеет какое-то дело? Моя не может пока обучать сэра! Твоя пока ученичество у кошка! Шарн учить более обученный ученик!
- Я не учиться к Вам пришла, - понизив голос до шепота, произнесла Нейя. - Вы знаете Кая Коссадоса?
- О! - Шарн гра-Музгб закатила глаза, отмахиваясь от Нейи, словно от назойливой мошки. - Моя знать! Кто в Балморра не знать старый пьяница Кай? Антипохмельное варить кошка Ажира. Моя ему ничем не помочь! Скуума и лунный сахар кошка прятать, у нее проси!
- Я не за сахаром! - огрызнулась Нейя. - Кай просил забрать у Вас бумаги, что Вы ему пообещали! О Пророчестве!
- Совсем дурак? - внезапно зашипела орчиха, зажимая сильной ладонью рот Нейе. - Нельзя говорить такое! Пророчество — запретный тема! Голова вжик-вжик ординаторы! Шарн гра-Музгб жить хочет! Шарн гра-Музгб ничего не скажет! Катись к своя пьяница Кай!
- Хммм, - Нейя неприятно прищурилась. - Хорошо, тогда мы попробуем немного по иному! Я слышала, кто-то тут, в Гильдии, практикует некромагию? Не в курсе, кто бы это мог быть? Поговаривают, что это — женщина-орк, и зовут ее...
- Хорошо-хорошо! - орчиха внезапно побледнела до серовато-зеленого оттенка и затравлено заозиралась по сторонам. - Молчи, ладно? Шарн гра-Музгб понимать! Шарн гра-Музгб помогать старый пьяница. Я дать тебе бумага для Кай, но... но не просто так, не бесплатно, ясно? Шарн гра-Музгб хочет сохранить свой голова на место, потому твоя никому не сказать этот секрет! Ясно?
- Ясно, - кивнула Нейя. - Так как там с бумагами?
- Бумага получить, если принести мне кое-что! - орчиха внимательно посмотрела на Нейю. - Я делать исследования. Мне надо для них одна вещь. Только вещь купить нигде нельзя, надо достать сам, причем такой, чтобы подошел для работа. Моя нужен череп, данмерская головешка. Тут недалеко лежит гробница, не старый, свежий, но никто родственник нет, искать головешка не будет. Гробница Ллюль Андрано, твоя идет на юг ворота, дорога на Пелагиад. Там развилка есть могила — дыра в холме, дверь резной. Принеси головешка — дам бумага, понял? Только никому не слова!
- Поняла. - кивнула Нейя. - Принесу я вам то, о чем просите, и никому более не скажу. А вы подготовьте бумаги к моему возвращению!

2016-01-05 в 23:42 

Дитя Дженовы
Always...
- Вот и отправили меня в гробницу, - невесело усмехнулась Нейя. - Все, как ты и говорил. Мне туда одной идти? И как я ее найду?
- Найдешь, - Ворин устало пожал плечами. Сегодня он, вопреки обыкновению, был мрачен, и изначально появился без морока. Нейя старалась не смотреть на ужасные шрамы, покрывающие все тело бывшего друга и соратника, но вопреки самой себе, украдкой поглядывала на сутулую высокую фигуру и спутанные черные волосы, разбавленные ранней сединой. Теперь она не могла считать его отталкивающим или уродливым, но без морока он ее все еще немного пугал. Хорошо, хоть маску не пытался снимать. Он тихо вздохнул: - Дорога на Пелагиад начинается от южных ворот Балморры. Тебе стоит идти по ней. Гробница будет на перекрестке, спрятанная в небольшом холме. Внутри ничего примечательного, но может быть какая-нибудь нежить, поэтому, Нев, прошу тебя, не геройствуй, и один не иди. Хотя свою ручную дремору тоже постоянно с собой не таскай. Я понимаю, у нее поручение от Азуры хранить тебя, но она слишком уж приметна. И постарайся избавиться от своей служанки — не к добру ты ее купила. Больше, к сожалению, я ничего не могу тебе сегодня сообщить. Азура и так недовольна тем, что я каждую ночь вижусь с тобой.
- Так ты больше не будешь приходить? - Нейя даже не старалась скрыть разочарование в голосе, и Дагот удивленно взглянул на нее: - А тебе так важны эти визиты? Ты, если я правильно понял, расстроишься, если я перестану являться в твои сны? Нев, не к добру это твое отношение. Ты все же сейчас — карающая длань Азуры, а ее мало обрадует, если ты будешь предпочитать ей мое скромное общество.
- Азура мне не указ! - отрезала Нейя. - Я вовсе не нанималась расхлебывать всю эту кашу! Сидела себе в тюрьме тихонько, не ждала от жизни милостей, и, уж менее всего, таких! Я вовсе не хочу исполнять это гребаное Пророчество! И убивать тебя тоже не хочу, тем более, из-за каких-то древних разборок! Видишь ли, ты, похоже, единственный, кто более менее адекватно ко мне относится и не ждет от меня чего-то очень заоблачного... Хотя, нет, ты-то тоже ждешь. Но, по крайней мере, помогаешь и поддерживаешь.
- Хорошо, - Дагот задумчиво хмыкнул. - Пока Госпожа Зари на меня особенно зло не поглядывает и посещать тебя по ночам не запрещает. Мало того, я упросил ее разрешить моим Спящим помогать тебе по мере сил. Ладно. Теперь послушай меня, Нев. С собой лучше возьми своего варвара и его подружку-волшебницу. В гробнице могут быть скелеты-охранники или костяные лорды. Хозяин гробницы был достаточно зажиточным, охранную магию могли сильную поставить. Ты же пока ничего не умеешь, если я правильно понял, и дух твой может опоздать отреагировать на происходящее. А вот служанку лучше продай! Ни к чему тебе она...
- Насчет Анны не беспокойся! - отмахнулась Нейя. - Я и сама от нее жажду избавиться. И в свои дела ее не посвящаю. А сейчас вот вообще на болота за грибами услала...
- Бывшую придворную наложницу — на болота? За грибами? - Дагот прищурился, разглядывая Нейю насмешливым взглядом. - Это не на побережье ли? Горький берег? Топи. Гнус, грязь, змеи, культисты и контрабандисты... А ты жестокая. Нев.
- Не настолько жестокая, как можно было бы подумать, - фыркнула Нейя. - Просто она давно ведет себя неподобающим образом. Вот я и решила ее немного проучить. Ну, да ей только на пользу пойдет. К тому же, сдается мне, ни на какие болота она не пойдет. Костьми ляжет, а постарается купить их в ближайшей лавке... Что касается гробницы, спасибо за совет! Я, пожалуй, действительно возьму с собой Торвальда и Летте.
- Что ж, тогда я желаю тебе удачи, Нев! А мое время на сегодня закончилось! - мягко проговорил Дагот, но, прежде чем отступить в тень, внезапно поднял когтистую ладонь и осторожно провел ею по растрепанным волосам Нейи. Девушка удивленно отпрянула, не ожидая подобной ласки, но, прежде чем она спохватилась и попыталась за это извиниться, Дагот снова растворился в предрассветных тенях.

2016-01-13 в 22:26 

Дитя Дженовы
Always...
«Моя сладчайшая госпожа! Скучаю по Вам и Вашей ласке. Новая хозяйка, которой Вы так опрометчиво меня отдали за бесценок, злая и неотесанная варварка! Она отправила меня, Вашу любимую слугу, на мерзкие болота Горького берега, собирать поганые грибы! Она не кормит меня вкусными блюдами, не одевает в шелка, не нуждается в моих ласках. Она загружает меня черной работой и не хочет меня лелеять и беречь. О, госпожа моя, возлюбленная! Выкупите же меня из рук этой подлой варварки! Ее спутники меня ненавидят и угрожают мне, ее телохранительница-рэддгарка со странной внешностью обещает меня покалечить или прирезать и сбросить в балморрский канал. А ее подруга-маг варит страшные зелья, после которых кожа моя покрывается ужасными язвами и струпьями, словно от проклятой Божественной болезни! А еще она таскает с собой варвара-нордлинга и суранскую бордельную шлюху, якшается со странными личностями и работает, по ее словам, на старого имперского алкаша! Заберите меня поскорее отсюда, милая моя госпожа, иначе, чует сердце мое, этот сброд меня доканает!»
Анна тихо всхлипнула, запечатала письмо и потихоньку выскользнула из трактира. Надо срочно найти алхимическую лавку и купить, наконец, эти проклятущие грибы. Марать свои руки и собирать их на болоте Анна не собиралась, как, впрочем, и оставаться в услужении у этой странной женщины, так и не купившейся на ее прелести и пугающей своим поведением несчастную бывшую придворную.

2016-01-13 в 22:28 

Дитя Дженовы
Always...
- В Когоруне лежит индорилльская броня. Ты знаешь об этом, братец? - Дагот Вемин отхлебнул из резного кубка тягучий ликер и испытующе посмотрел на мрачного Ворина, нервно поигрывающего своей золотой маской. - Говорят, это Его броня.
- Нет, ты ошибаешься, дорогой брат, - покачал головой Дагот Ур. - Это простой доспех, и принадлежит он одному из воинов Дома Индорилл. Одному из тех, что пришли тогда жечь наш город и убивать наших детей, стариков и женщин. Не Его это доспех. Мало того, именно это тебя совсем не должно волновать — я знаю из проверенного источника, что Он уже вернул себе свой доспех. Его хранили в некоем Храме Дибелл, что находится возле Сейда Нин. Хранительница доспеха путешествует сейчас с Ним, и оберегает Его по воле Азуры.
- О! - Дагот Вемин удивленно приподнял густые брови. - Даже так? А как насчет меча? Он должен получить свой Пламенеющий меч. Иначе народ не поверит в то, что Он вернулся, брат.
- Пламенеющий меч был сломан во время битвы в Горе, как ты уже знаешь, - с горькой ухмылкой произнес Ворин. - Обломки меча — два куска лезвия и рукоять, были подобраны людьми Трибунала. Возможно, часть меча хранится в Вивеке, но я в этом не уверен. Да и сам Вивек не станет держать у себя такую вещь. Побоится. Он всегда боялся Его, хотя и заискивал перед Ним. Скорее всего, меч у Альмалексии, но я не допущу, чтобы Он с ней встретился.
- Это еще почему? Боишься, что она его прикажет уничтожить? - поинтересовался Вемин, подливая себе еще ликеру.
- Нет. Я боюсь совсем иного, брат, и ты должен был бы догадаться! - Ворин отшвырнул маску в угол и испытующе посмотрел на младшего брата. - Альмалексия не убьет Его. Но не потому, что дорожит Им. Просто сейчас Он возродился, как ты помнишь, женщиной...
- А! - расхохотался Дагот Вемин. - Мой братец банально ревнует! Ну, ты же можешь ему мозги запудрить, чтобы он от тебя без ума был! Как-никак, Повелитель Сновидений.
- Не могу! - Ворин порывисто вскочил на ноги. - И ты прекрасно об этом знаешь! Посмотри на меня, брат мой! Я, по-твоему, прекрасен? Уродливее меня, похоже, на этом Острове нет никого! И я не хочу обременять Его этим уродством, не хочу обманывать и лгать Ему. К тому же, Он уже видел мое истинное лицо. И оно Его не испугало, но, тем не менее, меня это не радует. Как бы там ни было, Альмалексия не должна с Ним встретиться, поэтому забудем о мече. К тому же, из ныне живущих никто не сможет его восстановить. Так какой прок от кучи бесполезных железок? Лучше послушай меня, братец! Азура сказала, что у Пламенеющего меча был меч-близнец, Увитый Молниями. Это... женский меч, который, в отличие от Пламенеющего, сиял не алым, а голубым светом и поражал не огненной магией, а молниями. Меч этот хранится в Храме на одном из Южных островков. Его охраняют люди Темного Братства. Ты должен помочь мне, братец. Я знаю, среди твоих людей есть бывшие члены Братства. Разузнай все, что можно, об этом мече и сообщи мне, как только сможешь!
- Хорошо, брат мой! - кивнул Дагот Вемин. - Я обо всем расспрошу своих слуг и пришлю тебе весточку. А сейчас, брат мой, может, ты все же выпьешь со мной этого превосходного ликера?

   

Шестой Дом восстал!

главная