22:29 

"Она - Нереварин"

Дитя Дженовы
Always...
Давненько не наведывалась в СОО. Много чего произошло, но пока я все еще жива, как и само сообщество))))) И это радует. Пора бы Спящим немного проснуться ;)
В связи с этим начинаю выкладку своего "долгостроя" - макси по миру Морровинда. Да, это гет, да, и фем-слэш немного тоже, яоя нет, кроме морального, откровенного порно тоже нет, ООС-ом характеры не называю, ибо это все же игра, и каждый проходит ее по-своему, понимает и проживает со своими чувствами. Да и у одного и того же человека двух одинаковых прохождений нет. А теперь вспомним, что именно по игре, Нереварин ничерта не помнит о своем прошлом. Да еще и рожден он женщиной.... в данном случае. Слабонервным и фьялкам не читать, троллей я не кормлю - из принципа. короче, "не любо - не слухай". Уф, всех предупредила. Да, и еще два пункта - 1) это, как я сказала, "долгострой" - пишу, не замораживаю, но медленно, так как жизнь такая. Но сам сюжет уже готов, прожит, и осталось его только дописать. 2) я не фанат Трибунала. Так вышло. Но ненависти к ним не питаю и вполне понимаю мотивы Айем и Ко. Посему в чем-то ей даже сочувствую. Короче, каноничной чекнутой стервы не ждите - Айем тут неканон, но вполне понимаемая. Да, вот еще что - храм Дибелл. компаньоны-нордлинги, маги, падшие ангелихи и дреморы - это все вполне реальные аддоны. ;)
Итак, поехали...
Она - Нереварин.
Жанр: драма, эдвенчер, гет, легкие намеки на фем.
Фандом: Морровинд. Древние Свитки-3.
Ценз: R (брань, намеки на эротику и жестокость)
Перринг: Неревар/Дагот Ур, Неревар/Летте, Неревар/Альмалексия.
Саммари: Он вернулся - обещанный Пророчеством Богини Король и спаситель. Только вот вернулся в женском теле. Да и желает лишь мщения...
читать дальше
продолжение буду выкладывать в комментах.

Комментарии
2015-11-03 в 20:58 

Дитя Дженовы
Always...
- Данмер, - тихо произнесла Нейя, разглядывая породистое высокомерное лицо торговца. Аррил презрительно выгнул бровь и хмыкнул в ответ: - Что надо, н”вах?
- Меня прислал Фаргот, - Нейя спокойно выдержала оскорбительный выпад торговца, а затем, перегнувшись через прилавок, тихо прошипела. – Он говорил, что ты его друг, и должен мне помочь.
Аррил широко зевнул и отвернулся к входной двери: - Ну, предположим, друг. Но тебе, девка, я не советую орать об этом на всю деревню. Если я правильно понял, то ты и есть та самая воров…
Нейя в одно движение перемахнула через разделяющую их стойку и, схватив торговца за грудки, зашипела еще яростнее: - Что ты себе позволяешь, мер? Я не какая-то там проходимка! И не смей…
- А кто услышит-то? – насмешливо протяну торговец. – Утро. Трактир, как видишь, совершенно пуст. И потом, как говорится, зуб за зуб! Ты назвала меня другом Фаргота, я тебя – воровкой. И делов-то. Все справедливо. Как и то, что оба изречения - правда.
- Тогда ты мне поможешь, как он и обещал! – продолжала наступать Нейя.
- Чего помогу? – хохотнул Аррил. – Склад имперцев грабить? Смеешься, девка? Может, мне еще на стреме постоять, а? Не, ну, вот когда ты товар-то вынесешь, я, так и быть, куплю его у тебя, но вот…
- Не надо нигде стоять! – ощерилась девушка. – Мне нужно заклинание. Свиток. Чтобы дверь взломать! Или отмычка. А еще, Фаргот говорил, что где-то тут у тебя девица разместилась. Летте, кажется, ее зовут…
Аррил задумчиво почесал подбородок: - Н-да. С места, да в карьер. Интересная ты штучка, девка. Как, говоришь, звать-то тебя, а?
- Неревар, - буркнула Нейя, от души потешаясь на тем, как серое высокомерное лицо данмера приобретает розоватый оттенок, а тяжелая челюсть медленно опускается вниз.
- Неревар? – зачем-то переспросил Аррил. – Не шутишь?
- Не шучу, - фыркнула Нейя. – Сама не рада.
- Н-да, девка, какие дела! – протянул торговец, внимательно разглядывая Нейю с ног до головы. – Ты хоть в курсе, чье имя носишь?
Девушка кивнула и торговец, воровато оглядевшись по сторонам, продолжил: - На твоем месте я не стал бы сообщать каждому встречному-поперечному, как тебя зовут. Видишь ли, э-э, Трибунал… Короче, если не хочешь, чтобы за тобой гонялись ординаторы славного града Вивек или индорилльские бугаи Пресветлой Альмалексии, либо храмовнички, двинутые со своим Пророчеством на всю свою голову, никому, слышишь меня, НИКОМУ! не говори, как тебя зовут! Видишь ли, девонька, тут не в чести это имя. Все равно, что выйти на площадь Храма в Вивеке и проорать инквизиторам, что ты – из Шестого Дома.
- Какого-какого? – удивленно вскинулась Нейя. – Шестого? Что, тут так не любят цифру «шесть»?
- Да нет, - отмахнулся Аррил. – Шестой Дом – Проклятый Дом. Дом Дагот. Они… Впрочем, нельзя о них говорить вслух. За это смерть полагается. Но вот та самая Летте, она тебе расскажет, если хочешь. Видишь ли, эта дурочка вбила себе в голову, что король воскреснет и прогонит всех н”вахов обратно с земли Тамриэль. Пророчество такое есть, об Избранном, возрожденном Азурой для мести и справедливого суда. Вот Трибунал и боятся: а ну, как вернется Король? Бессмертными-то они через его смерть стали. Но, тшшш! Лучше поднимись-ка на второй этаж, там и найдешь свою Летте. У нее и спросишь обо всем, ясно? И молчок! Если что, я тебе ничего не говорил!
Нейя выскользнула из-за стойки и поднялась по пыльной крутой лесенке на второй этаж. В полутьме совершенно пустого зала сидели двое. Приглядевшись и отметив про себя длинные светлые волосы первого человека, расслабленно облокотившегося о стол и сидящего к Нейе спиной, девушка шагнула к нему и, наклонившись пониже, почти утыкаясь лицом в белокурую макушку, тихо поинтересовалась: - Летте?
Сидящий за столом обернулся, поднимая на Нейю невозможно зеленые глазищи и криво ухмыльнулся, пророкотав низким баском: - Нет, красавица! Меня зовут Торвальд. А твоя подруга сидит в другом углу зала. Хотя, - мужчина потянулся и задумчиво посмотрел на Нейю, - может, тебе лучше пообщаться со мной? Клянусь Кромом, я буду более полезным попутчиком и соратником, чем свихнутая магичка. Ты ведь себе напарника ищешь, не так ли, красавица?
Нейя сердито тряхнула волосами, уставившись на мужчину неприязненным взглядом. Высокий, тонкокостный, даже изящный. Не мудрено, что при его-то фигуре и его гривище белокурых волос она со спины приняла его за женщину. В конце концов, много ли она видела мужчин в своей жизни, если не считать охранников, да недавних знакомцев? Возможно, кому-то этот тип и показался бы даже красивым. Но Нейе до его внешности не было никакого дела. Как и до его предложения. Она досадливо скривилась: - Слышь, ты, красавчик! Я ищу Летте. И в твоих услугах не нуждаюсь. И вообще, с чего это ты взял, что мне нужны попутчики?
- А разве нет? – озадаченно поднял брови блондин. – Ты, вроде, девица. Путешествуешь одна. На воина не похожа. Не местная. Значит, либо в гости сюда приехала, что, впрочем, исключено, так как местные - данмеры, а ты явно бретонка. А н»вахов тут не любят. Значит – проездом. Но отсюда до других городов далековато даже на клеще. А по дороге шастают разбойники. Знаешь, я тут довольно давно, и могу сказать, что Летте – девушка неплохая, но непутевая и неуклюжая. Короче, тебе в пути она не защитник. Если только так, поболтать компаньонка понадобилась. Но и собеседник она очень скучный – все о своем Пророчестве талдычит.
- Ты прав, - Нейя невольно присела на краешек скамьи и с интересом посмотрела на своего собеседника. – Только вот, какая тебе-то корысть? Денег у меня почти нет…
- А мне не нужны деньги, - Торвальд серьезно посмотрел на девушку и покачал головой. – Но дело даже не в этом. Знаешь, ты очень похожа на мою младшую сестру. Она тоже, как и ты, путешествовала одна. Правда, она была воином, как и весь мой род. И еще, ее убили прошлой весной, - блондин помрачнел и отвернулся к окну. – Одной путешествовать опасно. Особенно женщине. Особенно тут. Знаешь, я был в плавании с отцом. Не знал. Не успел помочь. И теперь не могу за ее смерть никому отомстить, потому что даже не знаю, кто это сделал. А ты… У тебя ее глаза, незнакомка. И я бы очень не хотел, чтобы с тобой случилось то же, что и с ней. Тем более, что она-то была воином. А ты… драться-то хоть умеешь?
- Умею, - мрачно ответила Нейя. – Ножом пырнуть, во всяком случае, меня научили.
- Ножом? Пырнуть? – глаза блондина стали как круглые золотые монеты. – Ты это серьезно? Кром всемилостивейший! Ты хоть раз ординаторов видела? А нежить? А с бандитами на дороге сталкивалась?
- Нет, - Нейя порывисто встала. – И советую тебе от меня отвалить. Я же сказала – мне нечем оплатить твои услуги!
- А я уже сказал тебе, что мне не нужны деньги? – Торвальд вскочил со скамьи вслед за девушкой. – Я, между прочим, сын вождя. И золото у моей семьи есть. Не будь дурой, Избранная!
От последних слов Нейя вздрогнула, как от удара, а потом резко повернулась к блондину и угрожающе зашипела: - Как ты меня назвал? Вы что тут, все сговорились, да?
- Нелоса Дрена помнишь? – тихо пробормотал Торвальд. – Ну, того самого мера, который с тобой ехал в трюме? Сегодня утром он пришел сюда. Он сказал мне, где тебя искать. Не бойся, я никому не скажу, что ты и есть…
- Вы сбрендили все тут? Сахара лунного нажрались? – девушка судорожно сжала кулаки, отступая к стене. – Я не Избранная! Я – простая безродная пленница! Сирота, которую купил какой-то старый облезлый козел для своих утех! И еду я к нему, в Балморру!!!
- Тшшш, - тихо произнес за спиной нежный женский голос. – Не в Балморру. ОН ждет тебя. Господин и слуга твой. Лорд Да…
- Молчи! – вскинулся Торвальд. – Рано! Она еще не готова! Летте!
- Летте? – Нейя резко обернулась к стоящей за ее спиной миниатюрной блондинке с огромными голубыми глазами. – Это и есть Летте? ТА САМАЯ?
Девушка мягко улыбнулась и кивнула: - Да, сэра, я и есть Летте. И жду тут Вашего появления с прошлой зимы. Видите ли, сэра, мне было Видение. Однажды ночью я услышала Голос, но не такой, какой слышат все Спящие. Не бойтесь, это не мор, не начало Божественной Болезни. Это был просто Пророческий сон. Он говорил со мной, долго и о многом, а потом я пошла в храмовую библиотеку, нашла ту книгу, о которой Он говорил, прочла ее и поняла, что все, что Он сказал – правда. До последнего слова. Вы – Избраны. Вами правит рука Богини и жажда мести. Трибунал падет, а Он… Если будет на то Ваша воля, Вы спасете его, а нет – то Он во второй раз умрет от Вашей руки. Решать Вам.
- Да кто этот «Он»? – замотала головой Нейя, силясь понять смысл всей той ахинеи, что несла миниатюрная блондинка.- Какие еще, к дурзогам, сны? Какая такая Рука Богини?
- «Он» - это лорд Дагот. Глава Шестого Дома, - пожал головой Торвальд и отмахнулся от возмущенного взгляда Летте. – Мне можно. Я – н»вах и во все ваши штучки с Пророчествами практически не верю. А Богиня – леди Азура. Если ты и вправду – Та, кого она ждет, то она сама к тебе придет. Как и Он. Скорее всего, в одном из твоих снов. Не пугайся – тут все население странные сны видит. Говорят, это начало Божественной болезни, которая передается по ветру, приносящему пепел Красной горы. Многие заболевают. Им снятся странные сны и потому их зовут Спящие. А потом они превращаются в жутких чудовищ и уходят в горы. К Нему. Потому что Сны посылает Он. Спящие его так и зовут – Повелитель Снов. Трибунал же зовет Его Дьяволом с Красной горы и Врагом своим. Но не спеши его осуждать. Чтобы сделать какой-то вывод, тебе следует самой все узнать, а потом сделать свой выбор, на чьей стороне ты останешься. Потому что иногда не все то белое, что кажется таковым.
- А… зачем он посылает Сны? – тихо прошептала Нейя, украдкой рассматривая узкое миловидное личико Летте, которая сердито хмурила брови и все время порывалась что-то сказать.
- Он ищет, - Летте серьезно посмотрела в ее глаза. – Ищет своего Короля.

2015-11-05 в 22:23 

Дитя Дженовы
Always...
- В таком случае, я даже и слышать об этом Пророчестве не хочу! – огрызнулась Нейя. – Мало мне мужского имени, так еще и каким-то мертвяком воскресшим меня сделать решили? Значит, так! Я еду в Балморру. И точка. А вы оба катитесь со своим пророчеством к своей Азуре. Она – не моя богиня, и я вам – не тень мертвого короля! Я – обычная женщина, практически рабыня!
- Тшшш, тише! – успокаивающе протянул Торвальд. – Не король, это верно. И поедешь в свою Балморру. Только мы все же едем с тобой. Просто, как попутчики. Считай, что нам тоже туда надо. Видишь ли, лично мне мало радости потом узнать, что где-нибудь по дороге тебе в канаве выпустили кишки. А Летте… Ее попробуй сама уговорить. Лично я пробовал, но ничего не получилось.
- Идиот, - раздраженно бросила блондиночка. – Я не дурочка, хотя вы все меня тут таковой считаете. И я прекрасно все понимаю! Ладно, время покажет, кто из нас оказался прав, а пока я ни слова более не произнесу о Пророчестве. Лучше скажи-ка, э-э… - она запнулась, не зная, как обратиться к Нейе, и та тяжело вздохнула, подсказывая: - Неревар. Что, в Пророчестве об этом ни слова не было, да?
Летте упрямо насупилась: - А реинкарнация не обязывает возрожденного становиться полной копией возрождаемого. И пол, и имя могут быть совсем другими. Так вот, Неревар, скажи-ка… Тут Фаргот давеча заглядывал к Аррилу. Он что-то говорил про склад…
- А позвольте-ка узнать, - ехидно ощерилась Нейя, - что, теперь все село в курсе замыслов Фаргота? И наверняка, имперцы тоже, да? Они там, случайно, не готовят мне теплую дружескую встречу с караваем и бутылью свежего флинна?
- Нет, - хмыкнул Торвальд, криво улыбнувшись Нейе. – Не готовят. Просто Аррил и Фаргот – двое местных мошенников, каких свет еще не видывал, только, если Фаргота стража-то имперская частенько потряхивает, да ворованное у него отбирает, то к Аррилу никаких претензий нет, ибо он всего лишь хозяин трактира.
- Хотя и торгует грабленым, - фыркнула Летте. – Потому мы и в курсе. Видишь ли, тут, у Аррила, собирается определенная компания, которые хорошо друг друга знают, но страже никогда не продадут своих собратьев по ремеслу. Контрабандисты, воры, мошенники и просто авантюристы, как вон нордлинг, - она кивнула в сторону Торвальда, который отвесил ей в ответ шутовской поклон. – Наемники, которые за пару монет согласны хоть всю Красную гору из-за Предела вынести. Причем не ради денег, а просто ради любви к приключениям. Так что, мы тоже иногда бываем на подхвате, потому что проживаем у Аррила и волей-неволей в курсе всех его делишек. А сегодня, как видишь, у него с утра никого нет, выбора никакого, вот Фаргот к нам и подсел со своим лестным предложением. А заодно упомянул, что придет рыжая девица в потрепанной одежде и будет искать Летте. Если учесть, что в Сейда Нин живут либо имперцы, либо местные, то рыжих тут отродясь не видывали, да и блондинов всего двое, - тут Летте невесело усмехнулась. – Так что, как видишь…
- Хорошо, - кивнула Нейя, оглядываясь на ведущую вниз лестницу. Убедившись, что никто не подслушивает, она понизила голос и кивнула Летте: - А меня этот поганец надоумил пойти и поискать в трактире тебя. Как думаешь, стоит ли доверять ему? Он не сдаст нас, как только мы туда полезем?
- Не сдаст, - Торвальд ответил за Летте. – Ему, как и Аррилу, не выгодно. Пошел слушок… Нелос сказал, что стражники грузили на склад с вашего корабля сундуки с оружием и стрелами. А еще пару бочек мехов и шкур и ларчик с драгоценностями. А тебе Фаргот, видимо, сказал, что у него побрякушки отняли, да? Так это он как раз про этот ларчик.
- Про побрякушки говорил, - мрачно согласилась Нейя. – А еще сказал про какую-то кирасу.
- Батюшки! – всплеснула руками Летте. – Уж не про доспехи ли самого Сокуция? Ему с материка должны были привезти парадное облачение, в которое и кираса зачарованная входит. Он тут недавно в трактире напивался, а потом и хвастался Аррилу, что кираса эта обладает исцеляющим камнем, да не просто абы каким, а аж за 5000 золотых дрейков!
- Вот ведь, жук! – восхищенно присвистнул Торвальд. – И посмотри, как ловко обделал дело! Девчонка-то пришлая, если и попадется на краже, в рудники ее не жаль отправить. А нет – так и подозрение на эту парочку не падет, потому что они алиби будут иметь. В таком случае, милая, мы просто обязаны тебе помочь. Только вот что, ты Фарготу камни-то отдай, а потом скажи парочку слов наместнику, что, дескать, видела у него в руках стеклышки зелененькие да красненькие, красивые… Наместник-то ему потом шкуру и спустит, чтобы не повадно было приезжих людей обижать да подставлять!
- Да пусть подавится, - отмахнулась Нейя. – Он же не идиот, догадается, кто его сдал.
- И то верно, - кивнула Летте. – Значит, решили, что идем втроем. Дверь я беру на себя, Тор постоит на стреме, и, если что, сумеет стражу вырубить. На случай, если нас заметят, я знаю тут неподалеку пещеру, где можно спрятаться. Ну, или Храм Дибеллы. Туда-то они точно не сунутся.
- Ну да, не сунутся, - помрачнел Торвальд. – Кому в здравом уме хочется становиться трупом?
- Зачем трупом? – насторожилась Нейя. – Что это за Храм такой?
- Часовня, прямо у городских ворот, - пояснила Летте. – А не суются туда потому что там Стражи. Только не знают местные, что Стражи не тронут ни Короля, ни его свиту. Они ждут его пришествия и хранят для него святые дары дреморы Дибелл, а когда он…
- Сколько можно повторять?- в отчаянии воскликнула Нейя. – Я НЕ КОРОЛЬ!

2015-11-08 в 22:02 

Дитя Дженовы
Always...
- Хорошо, не король, - неожиданно покладисто согласился Торвальд. – Что, впрочем, не мешает сходить в Храм и проверить…
- Сам и иди! – Нейя от возмущения только сжала кулаки и скрипнула зубами. – У меня и без вашего Храма голова уже кругом идет!
- Струсила? – невинно хлопая глазищами, протянул сын конунга. – Ладно. Как-нибудь в другой раз заглянем. А сейчас надо бы выспаться. Ночью, если помнишь, нам поспать не светит.
- Устал, нордлинг? – прошипела Нейя, сверля блондина презрительным взглядом. – Так иди, да проспись. Вижу, ты уже порядком успел поднабраться, раз глаза среди дня слипаются! А я пойду, пройдусь немного. Осмотрюсь, знаешь ли. Когда еще представится такая возможность.
- Ночью, - хмыкнул Торвальд. – Ночью представится. Тут, видишь ли, не престольный град Вивек, и смотреть особо не на что. Так, пара-тройка сараев…
- Да пусть пройдется! – возмутилась Летте. – Тебе спать охота – ты и спи. А мы прогуляемся. Идем, госпожа, я тебе составлю компанию. Домов тут, как Тор говорит, не так уж и много, и кроме имперской ставки есть лишь маяк, да пара лавчонок, ну, и трактир Аррила. Причал, а за деревней – болота и какие-то пещерные поселения. Но туда соваться не советую – поговаривают, там прячутся контрабандисты, которые возят из Тель Аруна благовония и лунный сахар, да гонят подпольно скууму. Даже люди Эргаллы туда не суются – боятся за свою шкуру.
- Ясно, - кивнула Нейя, невольно щурясь от яркого солнечного света, который ее буквально ослепил после полумрака, царящего в трактире. – Значит, туда мы и не пойдем. Ошиваться возле склада, думаю, тоже не самое умное решение. А вот поесть что-нибудь найти не мешало бы. Денег у меня не так много, чтобы заказывать себе обеды в трактире, а из милости я жить не привыкла как-то.
- О!- Летте просветлела лицом. – А мы тогда можем грибы пособирать. Тут их много растет. Далеко в болото лезть не будем, а вот по краю топи на деревьях много чего можно найти. Сыроежки светящиеся, корпринус лиловый. А если повезет, то и Банглер Бейн или, еще лучше, Гайна Фацию. Ну, это такие трутовики. Они на старых деревьях растут, - пояснила она.
- Грибы? – скривилась Нейя. – Я их готовить не умею. Может, лучше, зверушку какую поймать?
- А и не надо их готовить! – отмахнулась Летте.
- Чего, прям сырыми жрать? – округлила глаза рыжая. Но волшебница только засмеялась: - Вот и видно, что ты не местная. И к жизни не приучена совершенно. Грибы – отличные алхимические ингредиенты. Можно набрать их побольше, да продать тому же Аррилу. Или кому-то, кто тут в поселке зелья варит разные. За хорошие трутовики дают очень приличные деньги. Если повезет, то наберем впрок столько, что и за обед заплатить хватит, и за ужин, и даже за проезд до Балморры.
- Понятно, - хмыкнула Нейя. – Тогда веди к своему болоту. Посмотрим, что там за грибы!

Болото начиналось сразу же за тоненьким ручейком, опоясывающем деревню на северном краю с запада на восток. Едва перейдя шаткие мостки, Нейя споткнулась о кривой коряжистый корень и провалилась ногой в какую-то колдобину. Под ботинком противно хлюпнуло. Девушка передернулась от омерзения, оглядывая простирающуюся перед ней изумрудно-зеленую веселенькую полянку: - Трясина! Мефала владычица! Как тут люди живут?
- Нормально живут, - пожала плечами Летте. – Осенью и весной, конечно, лихорадка бывает, но местная смотрительница маяка варит от нее какие-то зелья. Лихорадка – это не мор, и не Божественная болезнь. От нее, по крайней мере, чудовищами не становятся.
- А что это за болезнь такая? – мрачнея, поинтересовалась Нейя. – Уже не первый раз сегодня слышу. Чудовища какие-то… Сны…
- А, - Летте отмахнулась. – Ты – Избранная. Тебя это не коснется. Потому что ты принадлежишь Ему. Как и Он – тебе. Он не будет забирать твою сущность и возрождать тебя, пробуждая. Ты и без него уже проснулась, просто ничего пока не помнишь. Но, уверяю тебя, еще…
- Я же предупреждала, - угрожающе зашипела Нейя. – Ни слова при мне о Пророчестве! Я – не ваш этот…
- Ладно, молчу! – обиделась Летте. – Только никуда ты от этого не денешься. Что Азура записала в Книге Судьбы, то и будет. Это из-за тебя данмер сейчас не одно столетие томятся под Ее проклятием. И только ты его сможешь снять, если, конечно, решишь, что они искупили свой грех перед тобой и Ним.
- Заткнись, - Нейя с раздражением повернулась к волшебнице, не желая больше слушать этот бред, и уже собиралась что-то ей сказать, как вдруг внезапно к ногам девушек свалилась большая плетеная сумка, из которой выпали несколько свитков и толстенная книга. За сумкой последовал неизвестный мужчина в богатой расшитой золотом мантии и островерхой шляпе, который с отчаянным воплем грохнулся прямо на границу топи.
- Ой! – вскрикнула перепуганная Летте. – Это что такое?
- Труп, - мрачно констатировала Нейя, склонившись к лежащему на земле мужчине. – Шею свернул. Интересно, откуда он тут взялся?
- Он – бродячий маг, - хмыкнула волшебница, с интересом листая выпавшую из сумки книгу. – Это – его дневник. Он пишет тут, что изобрел интересное заклинание, которое позволяет становиться очень проворным и летать высоко-высоко. Он называет его «Дикая левитация». О! а вот и свитки с заклинанием! Интересно, что тут напи…
- Брось немедленно! – Нейя вырвала свиток из рук Летте и зашвырнула подальше в трясину. – С ума сбрендила, да? Как ты думаешь, кто его так сюда зашвырнул? А?
- Хочешь сказать, - Летте заметно побледнела, - это он свой свиток испытывал, да?
- Скорее всего, - мрачно хмыкнула Нейя. – И потому, дай-ка сюда эту мерзость! Ее надо уничтожить!
- Нет! – Летте вцепилась в сумку, судорожно прижимая ее к своей груди. – Мы не можем разбрасываться таким богатством! Подобные свитки очень дороги! Только сильный маг может создавать такие заклинания! Лучше мы продадим их Аррилу. Вместо грибов! Денег получим гораздо больше. Хватит не только на мелкие нужды, но и на снаряжение!
- Хммм, - Нейя задумчиво посмотрела на распростертое перед ней тело. – Я так полагаю, шмотки ему тоже не нужны. Как ты посмотришь на то, чтобы раздеть его?
- А-а, - Летте заметно побледнела, - ты его что, вот так, голым, тут бросишь?
- Предлагаешь пойти и позвать имперскую стражу? Или пусть его контрабандисты ограбят? – Нейя заинтересовано посмотрела на свою невольную спутницу.
- Да нет, - волшебница брезгливо скривилась. – В принципе, можно скинуть его в трясину…
- Ну-ну, - восхитилась Нейя. – Кто бы мог подумать! А ты, оказывается, не такая уж и чистоплюйка!
- Зато ты – законченный циник! – огрызнулась блондинка. – Поживи с мое на вольных хлебах, еще и не с тем научишься мириться!

2015-11-08 в 22:04 

Дитя Дженовы
Always...
В поселок возвращаться не хотелось, и девушки решили обойти его с северо-восточной стороны.
- Грибы свои, если найдем, в сумку положишь, - Нейя нервно разгладила складки на боках лазурной мантии и хмыкнула. – Чувствую себя последним мародером, но что поделать? В воры и взломщики меня уже записали… Так скоро докачусь и до грабежа на дорогах.
- Не дури, - криво усмехнулась Летте. – Тебе сейчас главное – научиться выживать любой ценой. Пока еще Трибунал не знает, что ты здесь. Только Коссадос, да Клинки, да мы с Тором и Нелосом. А вот когда слухи поползут дальше, и в столице дойдут до Инквизиторов, тогда только Мефала помочь тебе сможет, если ты к тому времени не будешь готова. А грибы в сумку я класть не собираюсь, - она укоризненно покачала головой. – Запомни, Неревар, свитки – это и оружие, и помощь. Но они должны быть чистые и не рваные, и не должны прикасаться к другим магическим вещам и ингредиентам, иначе заклинания, написанные в свитках, могут сработать совсем по-иному. Да и не так уж нам сейчас важны грибы. Пойдем, лучше, я тебе Храм Дибелл покажу. Тут недалеко. Сейчас ручей кончится, и ты его увидишь. Он практически у ворот.
- Дался тебе этот Храм, - хмыкнула Нейя. – Все проверить хочется, король ли я? Да? А если нет? Тогда что? Дреморы эти твои на части порвут?
- Не знаю, - пожала плечами Летте. – Точной информации об этом нет. Некоторые говорят, что… Да что же это такое-то?! – внезапно она резко остановилась и возмущенно всплеснула руками.
- Что там такое? – Нейя насторожено посмотрела на побледневшую волшебницу.
- Там, в кустах… - Летте облизнула пересохшие губы и зажмурилась, словно отгоняя от себя кошмарное видение. – Еще один труп!

- Имперец, - нахмурилась Нейя, осторожно ткнув носком ботинка начавшее разлагаться тело. – Помер с недельку назад. Эк его раздуло! Хотя понятно – жара все же. И запашок тот еще!
Летте зажмурилась, еще больше побледнев, и согнулась почти пополам, еле сдерживая рвотные позывы: - Неревар, пойдем отсюда, а? Не к добру этот н»вах тут валяется. Неприятности у нас будут, если мы…
Нейя отмахнулась: - Кажется, кто-то сам недавно говорил, что трупы обирать не зазорно! И потом, не мы же его, в самом деле, убили! А вот у него какая-то записка возле сумки валяется. Странный свиток. Имена какие-то и цифры…
- Дай-ка сюда, - Летте выхватила свиток из рук рыжей и, пробежав его глазами, нахмурилась еще больше. – Эххх, не было печали! Кажется, я знаю, кто этот несчастный! С неделю назад пропал тут приезжий сборщик налогов, который раз в полгода сюда приплывает из Вивека. Тут его не особо любили, да боялись открыто противиться. Но, видишь, противиться-то не противились, а черепушку раскроили! – блондинка поморщилась и покачала головой. – Бедная Тавера! Это смотрительница маяка, - пояснила Летте. – Она за Виттелия замуж собиралась осенью выйти. Здесь-то ей ничего хорошего не светило. А вот оно как вышло. Посмотри-ка в сумке, нет ли там чего еще? Денег, например? Скорее всего, Виттелия убили из-за них.
- Деньги тут, - мрачно констатировала Нейя, порывшись в холщовой суме сборщика налогов. – И еще один список, помеченный красным. Я, конечно, не знаю, сколько он успел собрать, но тут, в сумке, у него около трехсот золотых.
- Не ограбили, - покачала головой Летте. – Плохо. Тогда совсем не понятно, за что его убили. Но, как бы то ни было, знаешь, мы обязаны сообщить о смерти Виттелия хотя бы его невесте.
- А я думаю, наместник тоже должен об этом узнать, - хмыкнула Нейя. – Пойдем-ка к старику. Ну, этому, как его там…
- Сокуцию? – всплеснула руками Летте. – Нет-нет! Не ходи! Он обозлится, потому что Виттелий был его родственником. Еще решит, что мы его убили и…
- Ага, и вернули ему заодно все документы и деньги, - ехидно фыркнула рыжая. – А логика тогда в чем? И потом, судя по состоянию тела, он тут не меньше недели лежит, а я только утром с корабля сошла и потому, дорогая Летте, при всем своем желании его убить просто не могла!
- А и верно, - с каким-то облегчением вздохнула Летте. – Склад мы еще не граби… То есть, я хотела сказать, страже глаза еще не намозолили. Так что, может быть, ты и верно думаешь. Идем к Сокуцию. Только вот, - с сожалением вздохнула она, - деньги придется отдать все.
- Ничего, - отмахнулась Нейя. – Переживем как-нибудь.

2015-11-10 в 22:47 

Дитя Дженовы
Always...
- Спасибо вам, милые девы! – наместник выглядел крайне растроганным и даже пустил скупую слезу. – Давненько я не видывал в этих краях таких честных и добропорядочных людей! Я напишу вам рекомендательное письмо для главы дома Хлаало в Балморре. Если вам понадобится какая-либо помощь или поддержка, то обратитесь к главе балморрской общины. Уверен, вас там выслушают и помогут, чем смогут. Бедный мой мальчик, его с почестями похоронят на родине, - наместник хлюпнул носом, а потом внимательно посмотрел на Нейю. – Это ведь вы, госпожа, прибыли утром на корабле из столицы?
Девушка непонимающе кивнула, и тогда наместник, погладив свою козлиную бородку, с важностью изрек: - Завидую мастеру Коссадосу. Достойного ученика он себе выбрал. Но, может, прежде чем отправляться к нему, Вы, сэра, возьметесь тут за небольшую работку? Я щедро заплачу Вам и даже дам рекомендации для Ордена Клинков и балморрских гильдий магов и воинов. Подумайте, сэра! Хорошие деньги и протекция за простую работенку!
- Что за работа? – Нейя нервно облизала губы. Сначала ее вербуют какие-то жулики, теперь – наместник имперского правящего дома. Да еще выясняется, что старый козел купил ее для того, чтобы чему-то обучать?
- Все очень просто, - вздохнул Сокуций, нервно теребя краешек налогового списка, вдоль и поперек исчерканного алым. – Если я скажу, что погибший был моим родственником, и я просто очень хочу отомстить за него, ты поймешь? Мне нужен человек, который бы согласился найти его убийц и наказать их. Да-да, не смотри на меня так! Именно убить. Не бойся, у меня есть право дать тебе разрешение на суд и приведение приговора в действие. Никто не будет тебе мешать. Хотя, зная местное население, помогать, скорее всего, тоже не будут. Так как, согласна?
Нейя ошалело посмотрела на наместника: - Вы, что же, хотите меня нанять, как… убийцу?
- Нет, - покачал головой Эргала. – Не как убийцу. А как вершителя правосудия. В этом, девочка моя, большая разница. Нет благородства в том, чтобы отнять чью-то жизнь просто так, но наказать виновного – вот высшая доблесть любого гражданина! Ну, так как, ты согласна?
- Я… попытаюсь, - Нейя осторожно глянула на притихшую Летте. – Но обещать ничего не могу.

- С ума сошли? – Торвальд уставился на девушек совершенно круглыми глазами. – Ну, вы даете! А как же склад? Нет, это надо же! Записаться в имперские ищейки!
- Успокойся, - отмахнулась Летте. – Мы никуда не записывались. Это неофициальное расследование. Просто Сокуций попросил…
- Ага, попросил тех, кто собирается красть его заговоренную кирасу, - ухмыльнулся нордлинг. – «Посодействуйте, пожалуйста! А потом прите мои шмотки, сколько захотите!» Так, что ли?
- Не ерничай, - огрызнулась Нейя. – И вообще, я ничего не обещала. Просто он хотел найти убийцу своего родственника. Уж кому, как не тебе, знать, что такое жажда мести за смерть близкого!
- Ты права, - внезапно сник Торвальд. – И что теперь собираешься делать? Местных опрашивать?
- А что? – недобро прищурилась рыжая. – Какие-то проблемы?
- Да нет, - пожал плечами нордлинг. – Разве что только тот небольшой фактик, что все мы, как и имперцы – н»вахи. Чужаки. А население таких, как мы, не любит. Так что, я посоветовал бы тебе не очень-то надеяться на успешный исход дела.
- Спроси Аррила, - посоветовала блондинка. – Он – лицо в твоих услугах заинтересованное. Да и, как хозяин, многое знает. Или, вон, у Фаргота узнать попробуй. Этот-то пройдоха, наверное, обо всех тут все знает.
- Ладно, - кивнула Нейя. – Начнем, пожалуй, с Аррила. Он тут?
- Наверху, - кивнул Торвальд. – Только, если он там не один, вызови его сюда. Не стоит при свидетелях расспрашивать.

2015-11-10 в 22:48 

Дитя Дженовы
Always...
- Чего надо? – грубовато поинтересовался хозяин трактира, тщетно пытаясь подавить зевок. – Фаргота, что ли, ищешь? Насчет вечера?
- Да нет, - Нейя нахмурилась, а затем сразу перешла к делу. – Я кое-что спросить хочу. Вы знакомы с имперским сборщиком податей Виттелием, родственником Сокуция Эргалы?
- Ась? – трактирщик вытаращил глаза и от неожиданности попятился к стойке. – А с чего это ты интересуешься? Ну, захаживал он сюда с неделю назад. Дак ведь пропал он! Неизвестно куда делся. Да с деньгами, поговаривают. Сбежал, собака!
- Не сбежал, - Нейя смачно сплюнула на пол. – Тут он, за деревней, с проломленной башкой в кустах валяется. Деньги и ведомости при нем были. Значит, не ради них его угробили. Вот я и хочу знать, были ли у него враги?
- А тебе-то зачем? – покачал головой трактирщик. – Ой, девка, не в свое дело лезешь! Не любят тут приезжих. Понятно? И никто тебе ничего не скажет.
- Даже ты? – Нейя заглянула Аррилу в глаза. – Сомневаюсь. Тем более, что я-то многое могу сказать и о тебе, и о дружке твоем.
- А если я заставлю тебя замолчать? – вскинулся Аррил, но тут же поник. – Нет, ты – Избранная. ОН мне башку оторвет, если с тобой что-то сделаю. А ты – редкая сволочь, знаешь ли. Кусать руку, что тебе добра желает?
- Я не кусаю, - хмыкнула Нейя. – Я просто предупреждаю. А насчет того, что сволочь, в этом, пожалуй, ты прав, данмер. В тюрьме только сволочи и выживают. Пусть и несправедливо в ней оказавшиеся. Но я все же хочу знать об этом деле. Ты ведь поможешь?
- Хммм, - трактирщик поморщился и покачал головой. – Настырная. Не знаю, хорошо ли это. Зачем тебе помогать имперцам, а? ты же им тоже чужачка.
- Можно подумать, что для вас, данмер, я не н»вах, - оскалилась Нейя.
- И то верно, - сокрушенно согласился Аррил. – Но ты ведь Избранная. А, впрочем, дурзог с тобой! Слушай сюда, девка! У Виттелия твоего этого врагов тут, почитай, все село. Не любят у нас имперцев. А особенно тех, кто налог в казну императору собирает. Тут и так нищий поселок, да еще последние кровные свои отдай! Налоги-то растут. Правда, таких отъявленных да отчаянных нет у нас, кто вот так просто пошел бы, да сборщика в кустах пришил. Не за что, вроде бы. Не сам же Виттелий устанавливает налоги, и мы это прекрасно понимаем. Значит, есть тут что-то еще. Только вот, что? Кто знает? Видишь ли, во всем селе лишь один человек нормально общался с Виттелием. Это – его невеста, смотритель маяка и наш травник. Только потому ее и не трогали – больше-то в селе лекарей нет. Иначе давно бы удавили за то, что подстилкой имперским выродкам служит. А теперь вот она одна осталась, значит. Ты, девка, к ней сходи. Может, Виттелий ей чего говорил, ну, там домыслы свои какие? Или чем сокровенным делился? Кто знает? Только поосторожнее с ней там. Девка-то она впечатлительная. Узнает, что милого ее убили, может и натворить чего.
- Ясно, - кивнула Нейя, направляясь к лестнице. – Тогда попытаюсь разузнать у нее.
- Погоди, - Аррил схватил девушку за руку, заглядывая ей в глаза. – Насчет склада…
- Да помню я, - отмахнулась Нейя, резко вырвав руку. – Вечером. Точнее, ночью.
- Возьми, - трактирщик сунул ей в ладонь небольшой сверток. – Отмычка. И свиток для взламывания замков. Пригодятся. Ну, ступай с благословения Азуры!
- Спасибо, - пробормотала растерянная Нейя, поспешно спрятав подарок трактирщика под рубашкой, и стремительно спустилась по лестнице.
- Ну, чего сказал? – поинтересовался Торвальд, игнорируя неодобрительный взгляд Летте.
- Сказал, надо наведаться на маяк. Авось, смотрительница чего знает, - Нейя нервно фыркнула. – Идете со мной, или как?
- Да куда мы денемся-то, госпожа моя! – шутливо поклонился нордлинг. – Маяк, так маяк! Идем.

Смотрительница маяка оказалась достаточно симпатичной молоденькой миниатюрной данмеркой. Чисто и опрятно одетая в длинное серенькое платье, пропахшее травами, девушка насторожено уставилась алыми глазами на стоящую на пороге Нейю. Рыжая прокашлялась, а потом с самым серьезным видом поинтересовалась: - Вы – смотритель маяка?
- Да, - кивнула травница. – Тавера Ведрано, сэра. С кем имею честь говорить?
- Меня зовут Не.., - открыла было рот Нейя, но тут же получила весьма ощутимого пинка по лодыжке и метнула недобрый взгляд на стоящую рядом Летте. – Нейя. Я… э-э… по поручению наместника Сокуция Эргалы.
- Мефала мать-владычица! – всплеснула ручками Тавера. – Что-то с Виттелием, да? Он… умер? Я знала. Чувствовала!
- Его убили, - безжалостно подтвердила ее опасения Нейя. – Деньги и бумаги не тронули, так что это- не ограбление. Вы, как я понимаю, были его невестой и Вам он доверял более, чем кому-либо. Не говорил ли Ваш возлюбленный о каких-либо проблемах с местными жителями? Не знаете ли Вы, кто мог его убить?
- Говорил, - бесцветным голосом прошептала несчастная травница. – Я… кажется, смогу Вам помочь. Я знаю, кто мог убить моего Витте! Пройдите в дом, сэра! Вы, и Ваши спутники. Негоже такие вещи решать на улице перед любопытными соседями.
Нейя согласно кивнула и вошла за данмеркой в темную прихожую маяка.

2015-11-11 в 22:12 

Дитя Дженовы
Always...
- Значит, - Тавера бросила быстрый взгляд на Нейю и нервно облизнула губы, - это Вы нашли тело?
- Да, - пожала плечами рыжая. – А что?
- На нем должно было быть мое кольцо! – умоляюще прошептала данмерка. – Если Вы нашли его, отдайте, пожалуйста! Оно Вам все равно не пригодится. Оно было простое, не зачарованное. Просто это единственное, что осталось у меня от моего Витте.
- Кольца не было, - мрачно отозвалась Летте. – Деньги и ведомости были, а побрякушек каких-либо не находили, ни одной.
- Да что же это такое! – запричитала заплаканная данмерка. – Мало того, что он, сын дурзога и квама, его убил, так еще и кольцо мое забрал? Все еще надеется на что-то?
- А вот с этого места, пожалуйста, поподробнее! – вмешался Торвальд, прерывая горестные стенания Таверы. – Что еще за сукин сын, да простит меня Один? Зачем ему понадобилось твое кольцо, женщина?
- Это все он! – выкрикнула Тавера, яростно сверкая глазами. – Форин Гилнит! Чтоб его дреуги утопили! Чтоб его даэдрот загрыз! Витте… Витте приходил ко мне с неделю назад. Он был так расстроен, говорил, что население не хочет платить налоги Империи, что люди злы на него. А еще Витте сказал, что всех подстрекает Форин. У него самый большой долг, но дело не в этом – деньги у Форина есть. Он, говорят, связан с контрабандистами с Горького побережья. Золото он где-то прячет, а вещи частенько сбывает Аррилу. Если бы он доедал последний комочек скаттла, я могла бы еще понять. Хотя, о чем это я? Дело-то совсем не в деньгах. Просто Форин очень страшный мер!
- В смысле? – заинтересованно подалась вперед Летте. – Он, что, урод? Или Спящий?
- Да нет, он не болен, - отмахнулась Тавера. – Точнее, болен, но не Божественной Болезнью!
- А в Храм его отвести нельзя? – оживилась блондинка. – Там ото всего лечат. Или, вон, я могу, если что-то не очень серьезное.
- Да нет, тут ни чем не помочь, - всхлипнула Тавера. – От этого не лечат. Он… одержим. Форин еще три года назад вбил себе в голову, что я должна стать его женой. Мои объяснения, что я не люблю его, и никогда не смогу этого сделать, пропали даром. Он их не слушал, и все время твердил, что я буду его, либо ничьей. Все жители поселка после этого стали обходить меня стороной: никто не хочет оказаться в ближайшем омутке с перерезанным горлом. Только Витте не испугался слов Форина и плевал на его угрозы. Он хотел увезти меня осенью на материк. Мы собирались пожениться. Я подарила свое кольцо в знак любви Витте, а потом Форин увидел его на пальце у моего возлюбленного и совсем взбесился. Он ломился ночью ко мне в дверь, но я не открыла. Тогда он пригрозил, что я буду либо его, либо ничьей вообще. А потом он повздорил с Витте. Прямо на улице! Их разнимали стражники и местный пропойца Водиус Нунниус. Нунниус клялся, что Форин прокричал вслед Виттелию, что ему не жить. А потом Витте пропал. И вы… нашли его труп. Без моего кольца.
- Ясно, - мрачно прошипела Нейя. – А где сейчас можно найти этого урода?
- Он живет за выгребной ямой. Там посреди улицы большое болотное озерцо, в котором любят купаться свиньи. Возле озерца в два ряда лачуги. Лачуга Гилнита со стороны ручья. Только, ради Азуры, осторожнее! Гилнит – злобная тварь. У него есть оружие, и он может напасть без предупреждения!
- Не переживайте, - отмахнулась Летте. – Нас трое. Всех не перебьет!
- Оптимистка, - фыркнул Торвальд. – А самое главное, чую я, что всю грязную работенку ты опять перекинешь мне, да?
- Нет, - тихо, но властно сказала Нейя. – Гилнит - мой. Не суйтесь. Я сама прибью его. И дело не в том, что Эргалла просил именно меня. Просто… ненавижу тех скотов, которые считают, что могут раздавить сердце и душу другого человека безнаказанно.
- Спасибо, сэра! – всхлипнула Тавера, снова заливаясь слезами. – Я буду молить леди Азуру за Вас! А если Вы еще найдете мое кольцо…
- Непременно найду! – пообещала Нейя, и кивнула своим спутникам. – Ну, что, пошли к этом уроду?

- Ты сумасшедшая, - тихо произнес Торвальд, едва они вышли из темной сырой прихожей маяка. – Пообещала кольцо это дурзогово найти! А если он его уже Аррилу загнал?
- Не думаю, - покачала головой Нейя. – Не станет он продавать кольцо той, кого так жадно добивается. Это ведь Ее кольцо, как ты не понимаешь? Частичка Ее, вещь, которую Она носила! И которую подарила сопернику, как знак своей любви. Для него кольцо Таверы – такой же ценный приз, как и сама девушка. Отнять его у Виттелия – все равно, что отнять и его хозяйку. Понимаешь?
- Кажется, да, - неохотно кивнул нордлинг. – Но какого дремора лысого ты сама вызвалась драться с этим гадом? Вроде бы, мы утром выяснили, что все, что ты умеешь – это, как ты там выразилась-то?
- Пырнуть ножом, - криво усмехнулась Нейя. – А что, варвар, не хочешь попробовать сразиться с никчемной тюремной крысой, которая совсем не умеет драться?
- Чего? – округлил глаза Торвальд. – Ну, точно, Мефала в твоей голове, да на пару с Шигоратом!
- Да нет, - Летте обеспокоенно повернулась к Нейе и внимательно вгляделась в ее глаза. – Не Мефала. И не Шигорат. Это вообще не Нейя сейчас говорит!
- А кто? Сама леди Азура или Боэта пресветлая? - скривился Торвальд, но блондинка очень серьезно продолжила: - Это ОН. ОН возвращается, Тор. Не стоит этого пугаться, ты ведь знал, что так и будет. Смирись с тем, что ОНА – ОН. Наш король и господин, Тор, лорд Неревар Индорилл.
- Сколько вам говорить, что я – не король! – воскликнула Нейя, и вдруг внезапно схватилась за голову, как подкошенная, рухнув посреди улицы на колени.
- Что это с ней? – всполошился Торвальд, кидаясь к стонущей от боли девушке. – Нейя, Нейя, открой глаза, пожалуйста! Нейя… Нейя?..
Девушка внезапно резко выпрямилась, одним ударом кулака отшвырнув нордлинга к стене, а затем вскочила на ноги, выхватив из-за пояса растерявшегося Торвальда длинный меч, и бросилась к крайнему дому.
- Дагот Ур тебя побери! – возопил оскорбленный нордлинг. – Дура! Что ты творишь? – он бросился вслед за Нейей, но тут Летте внезапно буквально повисла на нем, не пуская его дальше: - Стой, Тор! Уймись! Ты что, не понял? Я же тебе только что сказала: это не Нейя! Это ОН! Король! Успокойся и дай ему совершить свой суд! Если мы вмешаемся, только испортим все, и еще неизвестно, что тогда станет с самой Нейей!
- Так она, что… Блаженная? – не на шутку испугался Торвальд. – Одержимая духами?
- Что-то вроде того, - покачала головой Летте. – Азура говорила мне во сне об этом. Понимаешь, Неревар еще не до конца проснулся и не окончательно слился с ее душой. Для этого Нейя не совсем готова. Сначала она должна все вспомнить. Но терпеть возле себя несправедливость дух Индорилла не может, и потому вполне возможны вот такие вспышки, пока они окончательно не сольются. Мы не имеем права мешать и лезть не в свое дело. Нейя должна сама до всего дойти и принять свое положение. Только тогда она сможет либо спасти этот проклятый остров, либо окончательно его погубить. Решать это тоже ей, не нам.
- А что остается нам? – грустно усмехнулся Торвальд.
- А нам остается, как верным слугам короля, быть тихими и преданными тенями, но в момент беды успеть подставить свое плечо и предоставить свой меч, - отвечала Летте. – В конце концов, Тор, когда ты узнал о Пророчестве и не посмеялся надо мной, когда ты согласился идти дальше, ты ведь понимал, что так оно и будет!
Нордлинг кивнул, а затем покачал головой: - Да, я понимал. Но мне все равно не спокойно, Летте. Боюсь я, как бы беды не вышло. Король королем, но Нейя… Пойдем-ка, посмотрим, что там у них с Гилнитом творится, и не нужна ли наша помощь?
- Ну, хорошо, пошли! – внезапно покладисто согласилась блондинка. – Хотя я не думаю, что мы не будем там лишними…

2015-11-12 в 23:08 

Дитя Дженовы
Always...
Судя по звукам, доносящимся из-за неплотно прикрытой двери, в лачуге спорили. До драки, видно, дело еще не дошло, но Торвальд и Летте явно слышали громкий истеричный рев взбешенного хозяина хижины.
- Я же сказал, откуда я знаю, кто проломил этому поганцу голову?! – орал Гилнит, потрясая кулаками и брызгая слюной. – Мало ли врагов у имперского прихвостня?
- Лжешь, - неестественно спокойным голосом отвечала Нейя. – По глазам вижу. Они у тебя так и бегают. Человеку, которому нечего скрывать, незачем прятать свой взгляд от других. У тебя были причины убить его. И многие подтвердят ту драку, произошедшую между вами неделю назад. На твоем месте я сдалась бы властям и вернула кольцо его законной хозяйке!
- А на твоем месте, поганый н»вах, я заткнул бы рот и убирался отсюда! – рявкнул Гилнит. – Не твое никсово дело, что тут между мной и им произошло! Нет у меня никакого кольца, слышишь? И вали к своим хозяевам, лижи им задницу, а сюда не смей больше показываться! Не посмотрю, что ты - баба, башку проломлю!
- О, как Виттелию, да? – невинно поинтересовалась Нейя. – Ну-ну, попробуй, мер. У тебя ведь рука и на женщину поднимется, да? Не зря же ты грозил Тавере…
- Не смей! – не своим голосом завопил Форин. – Не смей даже упоминать при мне имя этой проклятой имперской подстилки! Эта тварь! Она мне, МНЕ отказала, а сама… Как последняя течная самка квама!.. Я видел их! На сеновале! За маяком! Я и ее тоже убью, суку, как и этого проклятого имперца, который ее…
- Вот ты и сказал самое главное, - холодным тоном оборвала его Нейя. – Признался-таки. Ну, так что, сдаешься властям, Форин Гилнит? Или предпочитаешь понести наказание от моей руки?
- Ха-ха! – истерично засмеялся Гилнит. – Ты, видимо, спятила, имперская шлюшка? Ты, что же, мой палач, да? Да я тебя одним махом, тварь!
В хижине что-то загрохотало и Торвальд потянул было руку к двери, но тут она широко распахнулась, и из проема вывалился здоровенный данмер. Рухнув прямо к ногам опешивших Летте и Торвальда, здоровяк захрипел и заскреб скрюченными пальцами землю. Спина мера по всей длине была рассечена до кости. Алая кровь заливала старую залатанную рубашку.
- Тварь, ты убила меня! – прохрипел Форин, пуская изо рта кровавые пузыри. – Меня! Лучшего бойца Горького берега!
- Тебя убило правосудие! – ледяным голосом отозвалась Нейя, выходя из хижины и с отвращением отшвыривая от себя окровавленный меч Торвальда. – И твоя неуемная ненависть тому виной. А теперь, прежде чем ты сдохнешь, скажи, куда ты дел кольцо Таверы?
- Тебе это с рук не сойдет, имперская собака! – прохрипел Гилнит, сжимая зубы. – Ищи, если сможешь найти! Но попомни, что за мою смерть тебе отомстят!
- Возможно, - Нейя смотрела сквозь валяющегося в пыли Форина, словно не видя распростертого перед ней тела, и наблюдающий за ней Торвальд поежился от этого невидящего пустого взгляда. – Только ты об этом уже не узнаешь, - девушка наклонилась, поднимая меч из пыли, а затем одним резким ударом пригвоздила умирающего к земле. Гилнит судорожно дернулся и затих, закатив глаза.
- Правосудие свершилось, волею Азуры и моей рукой, - торжественно произнесла Нейя, поднимая глаза к небу и прикрывая веки. – Я, Неревар Индорилл – Правосудие! – затем она побледнела и, как подкошенная, рухнула возле мертвого тела.
- Скорее, помоги мне, - кинулась к ней Летте. – Надо ее поднять и занести в дом. Торвальд согласно кивнул и подхватил бездыханную рыжую на руки, попутно удивившись: - Ой, легенькая-то какая! Точно, ее там, в темнице, ничем, видать, не кормили! А ведь силенок-то нашлось моей клейморой помахать!
- Это не у нее силенок! – разъярилась Летте. – Или ты глухой? Не слышал, что она только что сказала?
- Слышал, - помрачнел нордлинг. – И теперь, значит, ОН так и будет от времени к времени возвращаться?
- Будет, - кивнула блондинка. – И мы должны постараться, чтобы для НЕЕ этот процесс происходил как можно менее болезненно. То, что было сегодня – лишь начало, и она еще не начала видеть Сны! А там, упаси нас, Азура, такое может начаться!
- Ладно, давай, занесем ее в дом, - Торвальд покачал головой и подхватил свою ношу поудобнее.

2015-11-12 в 23:09 

Дитя Дженовы
Always...
Нейя очнулась в странном месте. Полутемное помещение было просто огромно и чем-то напоминало дворец. По крайней мере, так показалось растерянной девушке. Попытавшись встать, Нейя с ужасом поняла, что лежит на огромной погребальной плите, богато украшенной причудливой резьбой. Длинная богатая мантия прохладным шелком скользила по взмокшей от охватившего девушку ужаса коже. Тяжелые золотые браслеты охватывали ее запястья, словно тюремные оковы.
Нейя попыталась вскочить с импровизированного ложа, но поняла, что прикована к нему, и не может даже пошевелиться.
-Что вы делаете? Я же еще жива! – закричала напуганная девушка, но с ее губ не сорвалось ни звука. Мало того, Нейя поняла, что ее рот… плотно зашит. Девушка истерично засмеялась, но снова ни единый звук не нарушил стоящую в склепе тишину. Только странное шуршание раздалось по углам огромного темного зала. Затем зал начал заполняться слабым красноватым светом. Скосив глаза, Нейя разглядела какие-то колеблющиеся уродливые тени, которые медленно и торжественно приближались к ее погребальному ложу. В страшных, покрытых струпьями и язвами, руках, уродцы держали маленькие красные свечи. Гул и шепот усиливался и Нейя уже могла разобрать отдельные слова: «церемония», «король», «бракосочетание», «месть»…
Сердце перепуганной девушки забилось сильнее, словно готовое выпрыгнуть из груди, но тут гул голосов резко затих и толпа уродцов разделилась надвое, пропуская к алтарю с привязанной девушкой высокую зловещую фигуру в длинном черно-алом одеянии. Существо скрывало свое лицо под такой страшной и уродливой золотой маской, что Нейя попыталась зажмуриться, чтобы не видеть зловещие роговые отростки и внимательный алый глаз во лбу нового пришельца. Золоторожий урод склонился в почтительном поклоне перед привязанной девушкой, а затем достал откуда-то из складок своего одеяния очень странный нож, словно состоящий из чистого серебристо-голубого сияния, занес его над головой Нейи и… одним ударом перерубил цепь, держащую девушку на алтаре. Затем повернулся к остальным монстрам и сказал осуждающе: - Не пленником, но гостем должен быть наш Государь! Разве не я говорил вам, дети мои, что Он – наш избавитель? Что же вы держали его в цепях, словно вора или мерзкого служителя Трибунала, что обманом захватили власть, предав нашего Государя?
Голос говорившего мужчины внезапно показался Нейе очень знакомым. Такой красивый, низкий, бархатный, богатый интонациями голос. Такой неожиданно родной и дорогой. Сердце внезапно кольнуло, а потом откуда-то пришло слово.
«Ворин!» - прошептала девушка, не надеясь, что ее услышат, но мужчина в золотой маске склонился к ней и протянул ей ладонь с длинными изящными пальцами: - Мой Господин? Ты еще не забыл своего верного слугу? Вернешься ли ты ко мне? Примешь ли трон и власть, что принадлежали тебе по праву? Разрешишь ли мне вновь быть рядом с тобой?
- Ворин… Дагот… Ур! – выдохнула Нейя, отталкивая протянутую руку и отползая от фигуры в черно-алых одеждах. – Ты… ты меня предал! – с ужасом девушка осознала, что говорит совсем не то, что хотела. Что слова сами срываются с ее языка. А еще то, что к ней внезапно вернулся голос. – Убери от меня руки, проклятый предатель! Ты…
- Я не предавал Вас, Государь, - печально произнес Дагот Ур, качая головой. – Меня оболгали и обманули, как и Вас. Те, кому Вы доверяли, как и мне. И Вы, господин мой, убили меня, если помните. Собственными руками. Вот такая награда за верность и досталась мне, как и ложь, которой они щедро поливали Вашего брата по оружию, короля Думака. Орудия Кагренака живы, мой господин. И проклятие Сердца тоже. Я лишь хотел подарить Вам бессмертие, вернуть Вам Ваш трон и помочь свершить правосудие. Ваша воля, принять мою помощь или стать вновь моим врагом, но теперь не по недоразумению. Я не хочу давить на Вас, господин мой. Я дам Вам время подумать, но прошу Вас, нет, умоляю на коленях, - он порывисто упал перед испуганной девушкой, сокрушенно протягивая к ней руки, - вернитесь, господин мой! Я понимаю, что ничего уже не будет прежним, и я знаю, что ОНА возродила Вас другим человеком, но Ваша память! Ее нельзя отнять. И я приму Вас и Вашу власть любыми. Только вернитесь, мой единственный верный друг! Позвольте мне вновь стать Вашим самым верным слугой!
- Я… - Нейя затравлено осмотрелась по сторонам. Уродливые твари предусмотрительно забились по углам зала, и нервно переминались с ноги на ногу. Распростертый у ее ног мужчина тяжело вздохнул: - Простите, Государь, возможно, я поторопился, и напугал Вас. Я понимаю, Вы еще не готовы к встрече со мной. Как не готовы увидеть и то, чем я стал, - он горько засмеялся, а потом поднялся на ноги и властным жестом прогнал из зала всех уродцев.
Нейя поморщилась, растирая затекшие запястья, и пробормотала: - Э-э… Я тебя совсем не помню. Ты кто? Судя по тому, что говоришь…
Дагот Ур невесело хмыкнул: - А я тебя помню, Неревар. И всегда помнил. И знал, что однажды ты придешь. Жаль только, что все вышло вот так. Я понимаю, что сам ты не захочешь вернуться ко мне? И чего теперь я должен от тебя ожидать? Очередного ножа в спину? Нового союза с предавшими тебя Альмсиви? Я ведь теперь для всего острова – изгой и монстр. Смотри и ужасайся! Вот оно, величие корпрусной твари! – с этими словами Дагот протянул Нейе свою руку, тонкую, изящную руку музыканта или ученого, с нежной золотистой кожей, длинными пальцами… А потом девушка, как завороженная, наблюдала за тем, как пальцы скрючиваются, превращаясь в безобразные алые когти, словно залитые чьей-то кровью, как темнеет, сереет золотистая кожа, покрываясь сеткой уродливых толстых рубцов и шрамов. И Нейя закричала, тонко и дико, закрывая глаза, чтобы не видеть…
- Это шрамы, которые остались мне после моей смерти, - тихо произнес Дагот Ур. – Я упал в жерло Красной горы. Лава сожгла мою кожу, а корпрус, хоть и излечил меня, но полностью изуродовал мое тело. И следы от ожогов он не убрал. Полагаю, мое лицо ты вообще не захочешь видеть. И правильно! Там смотреть более не на что, хотя и раньше я красавцем не был, - он горько хмыкнул, а потом резко отвернулся от Нейи. – Ну, посмотрел, господин мой, на СВОЮ работу? А теперь убирайся! Я хочу побыть один. Я… смог простить тебе ЭТО, потому что знаю, что ты не виноват – тебя обманули. Нас всех обманули. Но, прости, сейчас мне слишком больно видеть отвращение на твоем лице, Неревар. Дай мне успокоиться и сам постарайся не слишком часто думать о том, что сейчас увидел. Тебе придется мириться с моими шрамами лишь в том случае, если ты захочешь вернуться. Но теперь я не думаю, что у тебя возникнет такое желание.
- Тогда зачем ты мне их показал? – удивилась Нейя. – Если знал, что они меня испугают?
- Я всего лишь хочу быть с тобой честным, как и всегда, Нев, - тихо прошептал Дагот. – Хочу, чтобы ты сам делал свои выводы и принимал свои решения. Чтобы тобой больше не играли, как пешкой. Потому и показал. Я… не боюсь, что ты меня оттолкнешь теперь. Я боюсь лишь того, что ты снова будешь ими обманут. Мне не жаль себя, но ради тебя я готов, как и прежде, терпеть все, что угодно. Тебе ли не знать?
- Азура, - тихо произнесла Нейя. – Кто такая Азура? Почему она мне снится, как и ты? И почему она говорит, что я должна убить тебя? Что ты – мой враг?
- Азура, - горько выдохнул Дагот. – Леди Азура. Богиня острова, Высшая Даэдра, Иная. У нее много имен и, как у любой другой Даэдра – много разных обличий. Светлая повелительница Утренней и Вечерней Звезды. Она всегда была твоим покровителем, Нев. Ты был ее паладином. Значит, Азура считает, что я враг тебе? Занятно. Такие речи более подходят Мефале, матери зла и обмана. Она хочет, чтобы ты вновь убил меня? Что же, я приму от тебя и смерть, если на то будет твоя воля. Только прошу, Нев, Орудия! Послушай меня хотя бы сейчас! Орудия имеют смысл, лишь пока жив Трибунал. Уничтожь их, если решишь, что я не нужен тебе. И Сердце тоже. Обещаешь?
- Обещаю, - почему-то согласилась Нейя, чувствуя, как глаза застилает пелена непрошенный слез. Было в этом странном существе что-то такое, что заставляло ее сердце сжиматься от острой боли и жалости.
- Вот и славно, - кивнул Дагот, и девушке почудилось, что в голосе его появились теплые нотки. – А теперь прощай, Нев. Твой сон заканчивается.
Золотая маска поплыла, растворяясь в темноте, и Нейя поняла, что снова лежит на чем-то жестком и неудобном.
- Дурзог за ногу? Что, опять? – возопила девушка, скатываясь с неудобной дощатой корвати и встретилась глазами с ошалело глядящем на нее Торвальдом.
- Очнулась? – обрадовался нордлинг. – Уф, хвала Боэте! Я думал, ты помрешь совсем. Ты даже почти не дышала! Два часа валялась, как труп!
- Успокойся, Тор, и не пугай ее! – раздался спокойный голос Летте. – Сейчас она проснется до конца и сама все объяснит. Если я права, то Нейя видела Сон?
Нейя только подавленно кивнула головой: - Да, видела. Значит, это и есть Божественная Болезнь, да? И что теперь со мной будет?

2015-11-12 в 23:13 

Дитя Дженовы
Always...
- Нет, это не болезнь, - тихо произнесла Летте. – Это просто Сны. Но тебе лучше никому не рассказывать о них, потому что те, кто несет в себе Божественную Болезнь, тоже видят Сны. Правда, не о прошлом. Ты ведь, если я не ошибаюсь, говорила во Сне с кем-то из Них? И разговор шел о том, кем ты была до перерождения? – Нейя утвердительно кивнула и блондинка удовлетворенно улыбнулась: - Вот видишь! Твои Сны – это иное. Сны, которые видят Спящие, это Зов Сердца. Проклятие, заставляющее меров или н»вахов идти на Красную гору, в Пещеру Сердца. К НЕМУ.
- Он – это Дагот Ур? – спросила Нейя, хмуря брови. – Выходит, он – наш враг, да?
- Нельзя так сказать,- рассердилась Летте. – ОН – не враг ТЕБЕ, Нейя. Ты – ЕГО король. И ОН принял свою смерть от твоей руки. Пока ты не можешь об этом вспомнить, но потом поймешь, почему тебе не стоит быть с ним жестокой. Ты вправе сейчас убить его, но лишь за то, что он до сих пор не уничтожил Сердце. Но я думаю, этому есть иная причина, а не жажда власти над островом, как пытаются внушить Альмсиви. Его Дом – неоплаканный Дом, проклятый шестой Дом Дагот. Они все приняли смерть от рук служителей Трибунала, заплатив за несуществующее преступление невинной кровью. Вырезали и предали огню всех – не щадили ни женщин, ни детей, ни стариков. Лишь потому, что Ворин – Глава Дома, обвиненный в предательстве.
- Слушай, - взмолилась Нейя. – Расскажи мне про него? Ты, как я понимаю, много знаешь о Шестом Доме?
- Нельзя мне, - вздохнула Летте. – Ты сама должна все вспомнить, и не сразу, иначе с ума сойдешь. Вот лучше, если тебе немного полегчало, давай, поищем кольцо?
- Какое кольцо? – Нейя затравленно огляделась вокруг и наконец поняла, где она находится. – О! Кольцо… А на… э-э… трупе его нет?
- Нет, - мрачно фыркнул Торвальд. – И, судя по тому, что тут Гилнит вещал, я, скорее всего, прав. Он его, наверное, Аррилу толкнуть успел.
- Или оставил себе! – с победным видом заключила Летте, запуская пальцы под подушку и вынимая оттуда тонкое серебристое колечко, украшенное бледно-голубым камушком. – Вот и оно!
- Тогда идем и отдадим его Тавере! – Нейя порывисто вскочила на ноги, но тут же досадливо поморщилась. – Что же голова-то так болит? Он меня чем-то ударил?
- Да нет, - покачал головой Торвальд. – Не бил он тебя ничем! Ты сама не помнишь, что ли, как ты…- но, наткнувшись на предостерегающий взгляд Летте, замолчал.
- Не помню! – огрызнулась Нейя и нетерпеливо отмахнулась. - Идем же! Нам еще надо успеть сообщить Сокуцию, что его просьба выполнена. И потом, если не забыли, у нас есть еще одно дельце!
- А может, ну его, этот склад? – опасливо пробормотала Летте. – Ты после такого потрясения, да и денег нам, вроде, Эргалла обещал. Так что, можно пока и без склада обойтись?
- Ну, да, и без помощи Аррила тоже! – хмыкнул Торвальд. – Мне оружие надо, да и припасы лишние не помешают – до Балморры путь неблизкий. Жрать что-то по дороге надо? То-то же! А что ваш Сокуций? Золотые горы вам посулил? Вот и сам по себе ответ на твои вопросы, Летте!
Блондинка бросила на него раздраженный взгляд, но возражать более не стала.

- Спасибо вам! – горячо поблагодарила Тавера, прижимая свое драгоценное кольцо к груди. – Я вот, немного зелий вам приготовила. Пригодятся в пути. И потом, когда пойдете к проводнику, скажите, что Тавера передает ему привет. Он вас за полцены до Балморры отвезет.
- Может, мы сами, - растерянно пробормотала Нейя, не ожидавшая такого проявления благодарности. – Пешком…
- Ой! – испугано пискнула травница. – Пешко-ом? По Горькому-то берегу?
- А что? – невозмутимо пожала плечами рыжая.
- Да ничего, - хмыкнул Торвальд. – Если не считать, что где-то тут мою сестру и нашли. В бочажке, с перерезанным горлом. Давненько на банду контрабандистов не нарывались? Силт страйдером намного безопаснее и быстрее. Так что, не дури.
- Ясно, - помрачнела Нейя. – Ладно, спасибо за зелья. И еще, Тавера, если будет у тебя возможность, уезжай-ка ты из этого гнилого места!
- Это вам спасибо, добрая сэра! – глаза травницы предательски заблестели еле сдерживаемыми слезами. – Я всю свою жизнь буду молиться за Вас леди Азуре, да хранит она и Вас, и весь Ваш род!

2015-11-12 в 23:14 

Дитя Дженовы
Always...
Сокуций был не менее многословен, буквально рассыпаясь в благодарностях и цветистых комплиментах. Как и обещано, Эргалла выдал щедрое вознаграждение и рекомендательные письма, а потом внезапно предложил: - Сэра, оставайтесь тут. Мне нужны верные люди, такие принципиальные и неподкупные, как Вы.
- Не могу, и Вы это прекрасно знаете, - покачала головой Нейя. Сокуций сокрушенно цокнул языком: - Да-а, повезло на сей раз Кассадосу. Толковый из тебя агент выйдет, вот помяни мое слово. Только послушай меня, девонька: больно уж ты честная да принципиальная. Не дело это. Ординаторы Трибунала таких не любят, да за мятежников считают. Да и Великих Домах сложненько будет тебе местечко найти- там больше интриганов приветствуют. Ну, да вот, держи – письмо я написал своему давнему знакомому и должнику – Крассиусу Курио. Он живет в Вивеке, в Плазе. Курио, хоть и н»вах для местных, но сумел стать ни много ни мало, Главой Дома Хлаалу. Ну, да торгаши – они и в Империи торгаши. Такие проныры везде в почете. Денег у Крассиуса не меряно и сорить ими он любит. Вот и подкупом да подарками пролез на самый верх. К тому же Хлаалу очень терпимы к разным чудачеством, ибо у них главное мерило всего – деньги, а золотишка у Курио много припасено. К чему я говорю это? Ты помогла мне, а я хочу помочь тебе, девонька. Крассиус – неплохой мужик, но немного с приветом. Он любит… э-э… как бы помягче-то сказать? Короче, ты как раз не в его вкусе, и потому с его стороны домогательства тебе не грозят. А значит, оценивать тебя он будет более-менее трезво, и, думаю, при таком раскладе вы сработаетесь. Хозяин он щедрый и не требовательный, но если в беду попадешь, не бросит. А, да, вот еще что! Крассиус очень любит театр и даже сам пишет пьесы, правда, храни меня Шигорат, отвратительные и похабные! Но это ничего. Вот если ты еще и сможешь отыскать ему парочку бродячих актеров, чтобы он смог наконец-то организовать свой театр, то, думаю, будет он тебя на руках носить.
- Спасибо, - смутилась Нейя, не ожидавшая от Эргаллы таких откровений. – Я подумаю над Вашими словами и постараюсь найти ему кого-то подходящего, если буду проездом в Вивеке.
- Тогда счастливого пути тебе, девонька! – растрогано заулыбался старик. – И да хранит тебя Азура.

Едва Нейя оказалась за порогом канцелярии, как резко повернулась к своим попутчикам и прошипела: - Нет, уж увольте! Вот теперь я так не смогу! – и девушка с остервенением пнула лежащий на земле камень.
- В смысле? – Торвальд облокотился о нагретую летним солнцем стену канцелярии и вопросительно посмотрел на рыжую.
- Она хотела сказать, что лезть в склад больше нет нужды, - тихо произнесла Летте, опасливо оглядевшись по сторонам. – Денег нам дали предостаточно…
- Дело даже не в деньгах, - покачала головой Нейя. – Просто я не могу тырить вещи у того, кто вдруг проявил ко мне доброту и заботу. Знаете ли, в моей жизни это очень редкое явление и я умею быть благодарной.
- Понятно, - Торвальд нагнулся, сорвал травинку и задумчиво пожевал ее кончик. – А что теперь делать с Аррилом?
- А мы ему ничего не обещали! – возразила Летте. – Это мелкий уродец Фаргот ждет, когда мы для него свистнем кирасу Эргаллы. Ну, да у него и без кирасы наворовано артефактов – хоть отбавляй.
- Хммм, - Нейя посмотрела куда-то поверх плеча Летте, а потом неуверенно протянула: - А ты что-то говорила про Храм Дибелл. Там, вроде, броня какая-то и оружие лежат, да? Может, свистнем их оттуда? И обворовывать Сокуция не надо будет, и Фаргот доволен, я думаю, останется?
- Я говорил тебе, что ты ненормальная? – воскликнул вмиг побледневший Торвальд. – Да к дурзогу Фаргота! Ты что, не понимаешь, что ты несешь? В Храм могут войти только Король и его свита! Остальных «охрана» Храма – древние дреморы – порвут на лоскутки! Думаешь, не было тут смельчаков, которые хотели поживиться такой легкой добычей? Вот он, Храм – и идти далеко не надо! И волшебные доспехи в нем лежат, да такие, что и Трибуналу не снились. И оружие, достойное правителей. И замка на двери нет – заходи, кто хочешь. Только вот в чем загвоздка – обратно-то уже не выйдешь.
- Но вы же сами говорили, что я – этот ваш долбанный коро… - Нейя возмущенно зашипела, а Летте, продолжая зажимать ее рот, тихо, но внятно произнесла: - Не говори НИЧЕГО, если не хочешь неприятностей! О НЕМ никто не должен знать. Трибунал спят и видят, как бы поймать Избранного, да уничтожить побыстрее, иначе, если он успеет все вспомнить, несдобровать уже им. Понятно? - Нейя кивнула и Летте убрала руку.
- Так как? – мрачно поинтересовалась рыжая. – Вы со мной? В Храм? На правах свиты? – и она криво усмехнулась.
- Да куда мы денемся, - обреченно отмахнулся Торвальд. Летте лучезарно улыбнулась: - Прекрати, Тор! Я не думаю, что это опасно. Все в порядке. Конечно же, мы идем с тобой!
- Да, вот еще что хотела спросить, - замялась Нейя. – Тут Сокуций говорил что-то о Крассиусе Курио. Только я не совсем поняла, что он имел в виду?
Летте внезапно покраснела и захихикала, а Торвальд мрачно сплюнул на землю: - Что? Да то, что Светлейший Глава Дома Хлаалу – п…с! И нет более во всем вивекском квартале Хлаалу мужика, которого Курио не поимел бы! Вот что хотел сказать тебе Эргалла. Так что не беспокойся – на баб у него не стоит и к тебе приставать он не будет, хотя и извращенец редкостный.
Нейя издала неопределенный звук, покраснела ярче своих огненно-рыжих волос и поспешила к городским воротам.

2015-11-13 в 22:41 

Дитя Дженовы
Always...
Храм представлял из себя маленькую круглую каменную башенку. Как объяснила всезнающая Летте, башенка была построена не самими даэдра, а имперцами, и являла собой всего лишь вход в подземелье, располагающееся прямо под ней. Вот в этих-то катакомбах и поселились даэдра, которых прогнали из ближайших даэдрических развалин. Местные жители не совались в катакомбы и не трогали древних, а те, в свою очередь, не выходили на поверхность и не портили жизнь поселенцам. А потом, после смерти короля, к даэдра, обитающим в катакомбах Сейда Нин, явилась Верховная Даэдра – сама Азура, покровитель острова, принесла зачарованную броню умершего короля и повелела хранить ее от чужих рук до тех пор, пока Избранный ею не возродится и не придет требовать свое назад. После этого катакомбы имперцев получили название Храм Дибелл, или Храм доспеха. Местные в Храм не совались, потому что прекрасно представляли, сколько там опасных тварей, да и побаивались гнева азуры, которая всегда покровительствовала Индориллу. А вот пришлые пару раз пытались залезть в катакомбы, да украсть хранящиеся там доспехи и оружие, только вместо сокровищ находили там свою гибель – взбешенные даэдра разрывали бедняг на части, а потом выбрасывали ошметки окровавленной плоти, как устрашение, на ступени башенки-входа. После этого охотников поживиться королевскими доспехами заметно поубавилось.
- А ты уверена, что я и есть король? – Нейя невольно поежилась, разглядывая растрескавшиеся от времени каменные ступени, словно выискивая на них взглядом свежие кровавые пятна или что-то в этом роде. – Может, к никс-гончим их, эти артефакты?
- Уверена, - твердо кивнула Летте. – Я тебя во сне видела. Мне Азура тебя показывала. И потом, ОН тебя ведь узнал во сне, да? Что ОН говорил?
- Что я – Неревар, - смутилась Нейя, невольно вспоминая красивый обволакивающий голос и тонкие изящные пальцы. – И что он знает, что я возродилась другим человеком, но примет меня любым. Постой, так он, выходит, не видел, кто я? – ошарашено пробормотала девушка. – И обращался он ко мне все время, как к… мужчине!
- Ну да, - согласилась Летте. – ОН – Владыка сновидений. Это – одна из возможностей, дарованная ЕМУ Сердцем. Но во снах путешествует не тело, Нейя, а наша душа. У тебя душа… ну, - пришел черед Летте смущенно опускать глаза. – Мужчины. Короля. Поэтому ОН тебя и видел тем, кто ты есть на самом деле – ОН видел твою душу, а не тело.
- Но я же во сне была сама собой! – возмутилась Нейя. – Я же видела себя!
- Нет, - покачала головой Летте. – Ты ОЩУЩАЛА себя. Но ты привыкла к тому, что ты – девушка, и потому ощущала себя женщиной. ОН видит не твои ощущения, а сущность.
- Сущность? – перед глазами мелькнула золотистая нежная кожа, и Нейя задумчиво произнесла: - Знаешь, у него, там, во сне, были очень красивые руки. С тонкими пальцами. И кожа такая, знаешь, бледно-золотистая… А потом он решил показать мне себя таким, какой он стал сейчас… Это было… ужасно! Когти, шрамы, а тело его было пепельно-серое, как и у всех данмер…
- Это пепел Красной горы. Проклятие Азуры за то, что не уберегли короля, - тихо прошептала Летте. – Знаешь, раньше не было данмер. Были кимер. И у них была золотистая кожа. Данмер они стали после смерти Неревара, потому что леди Азура в гневе прокляла всех и сделал так, что глаза несчастных стали алыми, как кровь, пролитая в пещере Красной горы. Кровь неотомщенного короля. А кожа стала серой, как пепел Красной горы, в которой и нашел свою смерть от рук предателей король. И быть данмер теперь такими в знак вечной скорби по своему предательству и мертвому королю. Так что… ОН ведь тоже до корпруса и своей гибели был кимер, - Летте задумчиво закусила губу. – Я никогда не видела ЕГО прежним, но говорят, что он не был красив, но было в нем такое обаяние, что невозможно было не обратить на него внимания, несмотря на его достаточно тяжелый характер и очень острый язык. Жаль, конечно, что все так вышло. Но нам сейчас уже ничего не исправить. Дай Пресветлая Азура, чтобы новых ошибок не наделать.
Нейя покачала головой, соглашаясь и не соглашаясь с ней, и толкнула тяжелую деревянную дверь, ведущую в глубь катакомб.

2015-11-13 в 22:44 

Дитя Дженовы
Always...
Лестница была длинная, каменная, и на удивление хорошо сохранившаяся. Словно ее только что сложили из красноватых, с черными прожилками, плит. Вопреки словам Летте о том, что катакомбы очень старые, стены и сами ступени были чистыми, и ярко поблескивали полированной поверхностью в неверном свете настенных факелов. Перед дверью, ведущей в подземную часть Храма клубилась непонятная дымка.
- Нейя! – Торвальд схватил девушку за руку, прежде чем она успела открыть внутреннюю дверь, ведущую в катакомбы. – Ты хорошо подумала? Мы ведь не уверены на все сто процентов, что там ждут именно тебя.
- Не уверены, - буркнула рыжая, хмуря брови. – Но, вроде, выхода-то у нас иного нет? Либо мы воруем кирасу Сокуция, а после его доброты у меня рука не поднимается такое сотворить, либо мы обворовываем никому не нужный старый Храм, в котором лежат вещи, принадлежавшие якобы мне…
- Тор! – подала голос Летте. – Отдай Неревар свою клеймору! На всякий случай, знаешь ли.
- Вот еще чего! – взвился нордлинг, яростно сверкнув зелеными глазищами. – А мне, значит, с дреморами голыми руками здороваться, да? Хотя, - он задумчиво почесал подбородок и фыркнул: - Да ладно, пущай берет. У меня топор есть. Хороший, еще отцовский, - он полез в заплечную суму, извлекая из нее небольшой, но очень острый топорик, засиявший в полутьме лестничного пролета голубоватым светом.
- Заговоренный! – уважительно кивнула Летте, скосив глаза на тонкое лезвие. – Кажись, на удар молнии, да?
- Нет, на молнию страшновато использовать, - отмахнулся Торвальд. – Так в бою и своего кого можно задеть. Вот, помню, дядька мой купил у проклятущих редоранцев шмот, вызывающий грозового атронаха. Так этот самый аторнах в первый же призыв как шарахнул по напавшим берсеркерам, так не только их завалил, но и дядьку моего тоже. Так что топорик заговорен на инеевый укус. Можно было отравой какой намазать, да не люблю я яды всякие.
- Удар холода – это хорошо, - закивала Летте с видом знатока. – Своих в бою случайно не заденешь, а дреморы холод ой, как не любят!
- Идем, что ли? – нервно рявкнула Нейя. Ее раздражали такие разговоры, но не только потому, что ей было не интересно, а более потому, что она, как ни стеснялась даже себе в этом признаться, ничего в подобных вещах не смыслила. Потому укоряющее взглянув на своих спутников, девушка рванула неожиданно легко поддавшуюся дверь на себя.

2015-11-13 в 22:44 

Дитя Дженовы
Always...
Храм оказался небольшой высокой комнатой, ярко освещенной факельными светильниками. В самом его центре стоял высокий белокаменный алтарь, на котором что-то лежало и таинственно светилось серебристым сиянием. Но самым неожиданным было то, что в Храме было совершенно пусто.
- Э-э, а где эти ваши… дреморы? – удивленно произнесла Нейя, подходя к алтарю и заинтересованно рассматривая разложенные на нем вещи.
- В даэдрических святилищах возле алтарей всегда никого нет, но горе тому, кто посмеет хотя бы коснуться того, что возлежит на алтарной плите! – пояснила Летте.
- Ну, да! – согласно кивнул Торвальд. – Дреморы-то как повылезут, да как накинутся! Вот и конец придет сразу.
- Ерунда! – Нейя недоверчиво пожала плечами. – Зачем тогда вообще строить Храмы и что-то в них хранить, если можно вот просто так зайти и… - она подхватила лежащий на алтаре кинжал прежде, чем перепуганные Летте и Торвальд успели ее остановить.
- Ой! – пискнула Летте, когда из всех углов внезапно пополз густой приторно пахнущий туман. – Ну, вот что ты…
Из тумана выступили две высокие женские фигуры в сияющих золотых доспехах и крылатых шлемах. Кожа дев-воительниц отливала металлическим блеском, а глаза сияли огненным пламенем.
- Валькирии! – восхитился Торвальд, откровенно разглядывая длинноногих стройных незнакомок, вооруженных тускло сияющими зелеными стеклянными мечами.
- Золотые Святоши! – обреченно выдохнула Летте. – Высшие даэдра. Ну, вот нам и конец.
- А ты говорила, что даэдра уродливы, как смертный грех! – возмутился Торвальд, поднимая топор и закрывая собой притихших девушек.
- Не все! – возразила Летте. – Высшие: дреморы, Святоши и Сумраки очень красивы. Правда, Сумраки скорее птицы с женскими головами, чем люди…
Валькирии между тем внимательно оглядели вошедших, а потом внезапно преклонили колени. За спинами почтительно склонившихся воительниц раздался хлопок и возникла еще одна женская фигура, с головы до ног закованная в угольно-черную броню, украшенную кроваво-алыми рунами и узорами. Фигура выступила вперед, поклонилась и откашлялась, а затем заявила хрипловатым низким голосом с чудовищным акцентом: - Вот и ты, Господина наш! Где шляется, козела безрогая? Мы тута совсема заждалися, твоя железяка проклятущая охраняя, как поганая никса-гончий, понимаешь? Забирай своя железяка, Величество и вали к господина Азура!
- Чего-о? – опешил Торвальд, роняя от неожиданности свой топор. – Это… Оно… Она? Чего сейчас тут сказала?
- Хранительница Храма говорит, чтобы мы забирали доспехи и оружие и шли с благословения Азуры на все четыре стороны, - мрачно пояснила Летте. – Ой, и хамка же!
- Не хамка! – обиделась хранительница. – Посиди-ка тута несколько веков, да посторожи энти проклятые железяки! Тьфу, даже доспех нормальный вы, смертные, сделать не могете! Так, скорлупа одна и шелуха!
- Кто бы говорил! – взвыл Торвальд, крайне уязвленный словами дреморы. – Вы-то сами, уроды проклятущие, такие доспехи куете, что нормальному человеку их и носить не под силу. Одни только наручи килограммов по пятьдесят!
- Сами виноваты, смертные! – хмыкнула Хранительница. – Ничего не знаю. Это ваша проблема, что вы, людишки, такие хилые!
- Так я могу все это забрать? – перебила спорящих Нейя, серьезно глядя на Хранительницу. – И вы мне все это отдаете вот так вот? Просто?
- Забирай свое барахло! – почти радостно возопила дремора. – Конечно же, просто так! Оно же твое! И вали отсюда, а то мы уже замучились сидеть в этом дрянном сыром подвале, тебя дожидаясь!
- А вы… меня ни с кем не путаете? – поинтересовалась Нейя, осторожно поглаживая гладкую поверхность лежащей на алтаре кирасы.
- Да нет, - отмахнулась Хранительница. – Не путаю. У тебя отметина Азуры стоит, - но, заметив ошарашенный взгляд рыжей, дремора поспешно пояснила. – Люди ее не видят. Только мы, даэдра, можем видеть печать нашей Леди. Так что, госпожа… король, то есть, в последний раз говорю, бери все и вали отсюдова!
- Хорошо, - ровным голосом произнесла Нейя, складывая доспехи и оружие в принесенный с собой мешок. – Сейчас мы все заберем и уйдем. И спасибо вам за то, что сохранили это для… меня.
- Да не за что! – отмахнулась Хранительница. – Я хоть отдохну теперь спокойно!
Но, едва Нейя положила в мешок последнюю вещь, как в святилище раздался громкий и холодный женский голос: - Дзура? Ты слышишь меня?
- Да, миледи! – Хранительница бухнулась перед алтарем на колени и испугано склонила голову. – Что случилось, миледи? У нее – Ваша метка! Мы не могли ошибиться!
- Я знаю! – голос был спокоен и скучающ, и Нейя поняла, что уже слышала его. В своих снах. Азура? – Ошибки ты не совершила, и верно сохранила доверенные тебе вещи. Но, прежде чем ты вернешься на Волшебный Остров, в столицу, ты должна выполнить еще одно мое указание. Ты пойдешь с Избранной, Дзура, и станешь ее личной охранницей. Я ясно выразилась?
- Да, госпожа! – вид у Хранительницы был крайне убитый. – Я слушаюсь Вашего повеления, госпожа.
- Вот и прекрасно! – откликнулась Азура, а затем обратилась к Нейе. – Неревар, ты выполнишь мое пророчество. Я знаю. Прими от меня в дар мою верную служанку. Она будет твоей помощью и опорой. Я буду ждать тебя в Пещере Воплощений в тот самый день и час, что предсказан.
Туман развеялся, а вместе с ним пропали и девы-валькирии. Коленопреклоненная Дзура молча со всего размаха треснулась головой об алтарь.
Торвальд покачал головой, еле сдерживаясь, чтобы не рассмеяться, а Летте сочувственно вздохнула. Нейя подошла к дреморе и осторожно тронула ее за плечо. Хранительница нервно отшатнулась и мгновенно вскочила на ноги, срывая с головы богато украшенный уродливый шлем. На Нейю уставились большие черные злые глазищи. Стоящий за ее спиной Торвальд вторично присвистнул: - А чего? Ничего так девочка! Сколько Вам лет, барышня?
Выглядела Хранительница действительно очень молодо. Лет восемнадцать-двадцать. Черная кожа, покрытая изящными узорчатыми алыми татуировками, словно изысканным кружевом, длинные, черные же, волосы, черные глазищи и… остренькие треугольные вампирские клычки, которые Хранительница предусмотрительно оскалила: - Не твое дело, Смертный! Даэдра могут жить тысячелетиями! Хотя, впрочем, скажу, конечно! Мне шестьсот пятьдесят семь лет. Съел? – она с вызовом выпятила треугольный подбородок, а затем раздраженно взвыла: - И-йё!!! Сидеть тут безвылазно, храня груду барахла, без малого, лет пятьсот, и вот вам, здрасьте! Приехали! Я, между прочим, домой хочу! На Остров!
- Так кто тебя держит? – осведомилась Нейя. – Вали домой, я отпускаю! Мне охрана личная ни к чему!
- Самая умная, да? – от ярости у дреморы пропал весь акцент. – Вали, да? Да ты хоть знаешь, что ОНА со мной сделает, если я ЕЕ приказа ослушаюсь? Нет, ну, угораздило же меня, видно, родиться под несчастливой звездой!
- Хорошо, - Нейя нервно закусила губу, и растеряно развела руками. – Если нельзя, то пошли с нами. Только вот что ты делать собираешься? Я уже сказала – охрана мне ни к чему!
- Много ты понимаешь! – огрызнулась дремора, но покорно поплелась за Нейей и ее спутниками. – Это сейчас ни к чему, пока о тебе та дрянная баба не пронюхала. Ну, жена твоя… бывшая, значица. Чего уставилась на меня так? Ты же мужиком была тогда. И жена у тебя была. Пресветлая Альмалексия! Тьфу! – Дзура презрительно сплюнула на пол. – Предательница и интриганка. Жаль, не слушал ты Азуры. Предупреждала она тебя об этом браке. А ты все твердил, «любовь-любовь!» Придурок!
- Полегче! – оскорблено вскинулась Нейя. – Я ничего о прошлом не помню, так что не надо меня моими прежними ошибками укорять! А будешь гадости говорить, прогоню к дурзогам, нафиг, и объясняйся потом со своей ненаглядной госпожой, почему от меня свалила!
Дремора испуганно дернулась и замолчала, изредка бросая на Нейю настороженные яростные взгляды.
- Ну, а теперь-то что? – поинтересовался Торвальд.
- Идем к Аррилу, - отмахнулась Нейя. – Мне все равно эти железки не пригодятся.

2015-11-15 в 22:58 

Дитя Дженовы
Always...
- Ты, это, шлем лучше надень обратно! – перед самой дверью опомнилась Летте. – Ни к чему местным твое лицо видеть. Тут – дикое место, чужаков не терпят, а тем более, не-людей.
- Думаешь, рогами своими их распугаю? – довольно ухмыльнулась Дзура, а Торвальд заинтересовано уставился на Хранительницу, пытаясь понять, шутить она, или нет. Но рога у дреморы, как оказалось, на самом деле были. Просто очень маленькие, и так органично вписывались в сложное переплетение косичек на макушке ее головы, что не бросались сразу в глаза. Нейя, бегло оглядев голову своей горе-охранницы, согласилась с Летте: - Одень-одень. Меньше проблем будет. Мало ли, что местные подумают.
Дзура яростно сверкнула глазами, но шлем надела, а потом ехидно поинтересовалась: - Ну, хорошо, рожу мою они теперь не увидят, но как вы объясните местным, что на мне – полный комплект даэдрических доспехов и, опять же, наше оружие? У вас, людишек, работы наших мастеров очень дорого стоят, и полный комплект среди вас может позволить себе лишь очень удачливый воин, который бесплатно соберет наши доспехи с наших трупов, либо очень богатый правитель, у которого хватит мозгов не обирать мертвецов, а купить доспехи у наших торговцев в Храмах.
- Ну, что-нибудь придумаем, - хмыкнул Торвальд. – Главное, молчи и не открывай свой рот, потому что хороших женщин-воинов, которые могли бы себе позволить такое вооружение, на Острове очень мало. Да и акцент у тебя все равно не местный.
Дзура неопределенно хмыкнула и с остервенением пнула дверь. Нейя переглянулась с Летте: похоже, им досталось то еще сокровище.

- Нет, не возьму! Даже не просите! – Аррил с восхищением оглядел разложенную на прилавке броню, восторженно поцокал языком, а затем отвернулся с безучастным видом к барной стойке.
- Боишься, денег на нее не хватит? – подколол Торвальд, но трактирщик только покачал головой: - И-и, парень! Ты в своем уме? Думаешь, в деньгах вся проблема? Нет, я могу себе позволить и пару комплектов эбонита или мифрила купить, или вон, как у вашего нового безымянного друга, даэдрику. О стекле уж и не говорю.
- Тогда в чем дело, не понимаю? – насторожилась Нейя. – Разве не найдется желающих среди населения потом у тебя эти доспехи перекупить?
- И желающие найдутся, - согласился Аррил. – Не зря же в Храм столько охотничков за чужим добром ломилось. Да только все это пустое. А вы лучше закопайте эту броню, да от греха подальше!
- Чего-о? – не удержалась Дзура, от злости подскакивая на месте. – Я, значит, пятьсот лет этот хлам берегла, и только для того, чтобы вы так бездумно потом его зарыли где-нибудь в лесочке или утопили в болоте? Сбрендили совсем, да?
- Батюшки! – округлил глаза Аррил, выхватывая из-под прилавка меч. – Девка? Да еще и… пятисотлетняя? Эй, вы, уроды, вы кого мне в трактир притащили, а?
- Дремору! – оскалилась Дзюра, срывая свой шлем. – Че, смертный, страшно тебе, да? Валяй, попробуй убить даэдру! Только предупреждаю тебя – я не Страж, я – ЖЕНЩИНА.
- Э-э, а какая разница? – прошептала Нейя, растеряно глядя на Летте.
- Женщины-даэдры того вида, как Дзура, то есть, подобные людям дреморы – существа с божественной бессмертной сущностью. Мужчины-Стражи смертны, и их много. Женщин можно посчитать по пальцам и все они теперь – Высшие Лорды. Боэта, Мефала, Азура… Дзура прожила еще очень мало по даэдрическому летоисчислению, поэтому не может считаться Лордом. Младщей Жрицей, как Святоши, или Хранительницей. Вот, как стукнет ей полторы тысячи лет, так и сама станет в один ряд с ними, а пока она еще совсем ребенок. Но убить ее невозможно, она права. К тому же тот, кто попытается первым причинить ей вред, заслужит вечное проклятие Азуры, а вместе с ним – кучу даэдр, преследующих отмеченного проклятием по всему Острову, и даже вне его территории. Знаешь ли, говорят, Храмы дремор есть даже в Запретном подземном городе Морнхолда.
Аррил меж тем благополучно пропустил все объяснение Летте, так как был очень занят тем, что откровенно рассматривал разозленную дремору. Наконец трактирщик опустил меч и буркнул: - Не думай, не боюсь я тебя. Просто жалко портить такую красоту. Видал я по молодости ваших мужиков, и даже парочку в одном Храме… того… Но они страшенные, а ты – нет. Необычная. Но красивая. Только это, девка, намазала бы ты хоть морду белилами какими, что ли? Я-то многое по жизни повидал, а вот другие жители деревни не поймут. Да и не только деревни. Не дай вам Шигорат с такой-то кралей в Вивек сунуться! Тамошние отцы-инквизиторы за вами стадом бегать будут, да и ординаторы тоже. Впрочем, имперцы вашего чернорожего брата тоже не любят особо, а за редгарку ты с такими-то красотами на морде уж никак не сойдешь. Они хоть и тоже черные, да лицо свое всякими картинками не портят. К тому же, опять же, ваши узоры-то больно приметны, как и размалевки Шестого Дома. И захочешь, а не спутаешь.
- Не собираюсь я краситься! – зашипела дремора. – Это их проблемы, если они нас не любят! Ну, на худой конец, шлем снимать не буду, да и все!
- А и то верно, - покладисто согласился Аррил. – Ну, ладно, барышня, я так понимаю, что ты и есть – Хранитель доспеха? Может, тогда просветишь этих полоумных, почему никто не купит у них эту броню даже за медную монетку?
- Отчего же не объяснить? – ощерилась Дзюра. – Объясню. Доспех этот приметный. Он единственный в своем роде. Любимая броня короля. О ней по всему Острову молва идет, и, почитай, каждая никс-гончая, каждый скриб знает, где лежат эти доспехи, и как их невозможно достать. А теперь подумайте своей башкой, придурки, - дремора окинула Нейю и ее спутников ледяным презрительным взглядом, - вот внезапно объявляются эти доспехи у кого-либо на Острове. Что это значит?
- Что их наконец-то удачно сперли! – отмахнулся Торвальд.
- Но, видите ли, идиоты, это невозможно! – трагическим шепотом изрекла Дзюра, прищуривая опасно сверкнувшие глаза. – Азура самолично наложила на Храм заклятье, впускающее внутрь только инкарнацию Неревара и его спутников. Остальные охотнички даже в зал не успевали зайти – их еще в дверях заклятье убивало. Да-да, не смотрите на меня такими глазами – не мы, дреморы, но магия нашей Госпожи. Теперь понимаете, что объявившаяся броня – это Знак. Того, что король пришел, и Пророчество начало исполняться. Как вы думаете, будут ли ординаторы и инквизиторы Пресветлого Трибунала спокойно ждать, когда король все вспомнит и устроит показательное правосудие? И уж будьте уверены, они докопаются, кто у кого и когда приобрел доспех. Вы и пикнуть не успеете, как ваши головы полетят в воды Большого Канала.
- Так что теперь, нам его все-таки зарыть? – насупилась Нейя. – Носить-то, как я понимаю, тоже нельзя.
- В таком виде нельзя! – хитро ухмыльнулась Дзюра. – Но вам повезло, смертные! Я не только Хранитель. Я еще и Кузнец.
- А так же очень скромная девушка, - ехидно прошептал Торвальд.
- Ты забыл добавить, «и очень красивая»! – осклабилась дремора. – Так вот, мне надо пару кусков стекла, печь и два молота. Сойдут любые, хотя молот Мастера был бы предпочтительнее. Торговец, есть у тебя такие вещи?
- Есть, - кивнул Аррил. – Только бесплатно я ничего не дам! Пятьсот золотых – и стекло с молотками ваше. Печь предоставляю бесплатно.
- У, жмот! Смотри, не подавись! – оскорбился нордлинг, но достал откуда-то увесистый мешочек с деньгами и быстро пересчитал. – Хммм, может, сбавишь цену?
- Не могу! – развел руками Аррил. – Я и так на вас уже потратился, а вы, как я понимаю, склад взламывать больше не собираетесь. И я в убытке остаюсь. Если и сейчас скину, так и разориться недолго.
- Ладно, смертный, этого, надеюсь, хватит? – дремора достала из-за пазухи небольшой богато украшенный черный нож. – Только не говори мне, что этого мало. Я знаю, сколько у вас, людей, стоят подобные вещи. Тысяч десять ты за него спокойно выручишь. Тут, я думаю, и на компенсацию за прочие неудобства вполне себе хватит.
Аррил с уважением потрогал рукоять ножа, провел пальцем по лезвию, проверяя остроту, а потом согласно кивнул: - Хорошо, тогда я пошел за молотками, а вы раздуйте печь пожарче, да закройте дверь на щеколду. Нечего тут посторонним ходить и глазеть на процесс.

2015-11-18 в 21:08 

Дитя Дженовы
Always...
Ночь клонилась к рассвету, когда измученная ожиданием Нейя буквально на секунду прикрыла покрасневшие от напряжения глаза… Чтобы столкнуться взглядом с пронзительными черными глазами того мужчины в золотой маске, что являлся к ней в прошлом сне.
- Ворин! – против воли выдохнула она. –Что…
- Тшшш, - он приложил длинный изящный палец к золотым губам маски и покачал головой. – Слушай и ничего не говори. Альмалексия знает, что ты возродился, господин мой. А значит, очень скоро узнает и Вивек. Я не могу предугадать, как поведет себя твоя королева, но я знаю, что от Лорда-поэта ждать ничего хорошего не стоит. Не ходи в столицу. Делать тебе там нечего. Ординаторы не пощадят тебя, если узнают, кто ты.
- Прочь, урод! Отойди от него! – властный женский голос заставил бывшего советника короля отшатнуться от Нейи. Из предрассветного тумана выступила высокая женская фигура в темно-синих одеждах. Сложная прическа, напоминающая корону, отливала огненными всполохами.
- Леди Азура! – возмутился Дагот Ур. – Сейчас не Ваше время! Сны – это мой мир!
- Когда хочу, тогда и прихожу! – отрезала даэдра, хмуря алые брови. – Кто ты вообще такой, чтобы мне указывать? Не сумел уберечь своего господина, так и не мешай теперь! Неревар – изъявление моей божественной воли, и он покарает предателей, как положено, хочешь ты этого, или нет. И он поедет в Вивек, но лишь тогда, когда сделает то, что ему положено! – Азура криво усмехнулась и растаяла в воздухе. Дагот бессильно привалился к стене возле Нейи и покачал рогатой головой: - Сумасшедшая женщина! Неужели она не понимает, что, пока Сердце живо, ее претензии и месть не имеют смысла? Они все теперь бессмертны, и наказать их ты не сможешь. А погибнуть – вполне. Но я больше не допущу этого! – тонкие холодные пальцы сомкнулись на запястьях девушки и ей на какой-то миг почудилось, что они вновь превращаются в ужасные алые когти. – Приди ко мне, в гору! Прошу тебя! Позволь хотя бы сейчас спасти тебя! Умоляю и обещаю, что не причиню вреда ни тебе, ни твоим спутникам! Прими мой Дар, согласись быть рядом и я не допущу более твоей смерти!
Нейя покачала головой: - Зачем тебе все это? Скажи, ради чего ты так стараешься? Ведь понимаешь же, что я - не тот человек, что был тебе когда-то дорог. Скажи, кого ты сейчас видишь перед собой? Его? Короля? Мертвого правителя… Мужчину? Но ведь я – не он. Не король. Не герой. И не мужчина. Уж извини.
Дагот ошарашено посмотрел на девушку и тихо пробормотал: - Я… вижу твою душу. У тебя – ЕГО душа… Но я не знал, что ты… женщина, - он схватился за голову, а потом истерично засмеялся: - О, Азура! Так пошутить! Мефала – твое второе имя! И что теперь делать?
- А в чем дело? – огрызнулась Нейя. – Разочаровался? Понял, наконец, что я – не тот, о ком ты сожалеешь?
- Нет, - глухим голосом произнес Дагот. – Но я передумал. Не приходи в Гору. Не надо. Уезжай с Острова.
- Что случилось? – теперь Нейя тоже встревожилась не на шутку. – Это имеет какое-то значение? По-моему, Азуре все равно, кто я. И для Пророчества…
- А для меня не все равно, - тихо произнес Дагот. – Я не смогу теперь тебе помочь. Нам лучше никогда не встречаться, Неревар.
- Ты что, ненавидишь женщин? – вскинулась Нейя, осуждающе глядя на него, но он отрицательно покачал головой: - Нет. Это не так. Просто, знаешь, мне тяжело об этом говорить. Возможно, когда-нибудь я и скажу тебе. А сейчас просто забирай своих друзей и бегите отсюда прочь. Азура совершила огромную ошибку. Извини! – он отступил в тень и растаял.
- Ничего не понимаю, - пробормотала Нейя, качая головой.
- Не понимаешь? – рассмеялась над ее ухом Азура. - Да он же всю свою жизнь любил тебя, Неревар, и лишь об одном жалел, о том, что ты – тоже мужчина и потому вы никогда не сможете быть вместе. Кимер не приемлют однополых утех. Теперь же ты – женщина. Его мечта сбылась!
- Но зачем он тогда прогоняет меня? – удивилась Нейя, которую слова Азуры покоробили. – Я, что, недостаточно для него красива?
- Да нет, - пожала плечами Богиня. – Вполне себе обычная. Просто он сам… Он считает, что теперь для него слишком поздно. И он прав, знаешь ли. Корпрус не красит, - Богиня усмехнулась и вновь растаяла в воздухе. Нейя судорожно вздохнула и покачала головой: час от часу не легче! Это чудище в маске ее любит. И потому не будет ей помогать. Боится, что его вид ранит ее нежную душу? Но ведь она уже видела его когти. И почти не впечатлена. Почти… Но в ушах еще звучал горький голос Дагота: «Полагаю, теперь ты не захочешь видеть всего остального… Эти шрамы остались мне после моей смерти… После того, как ты убил меня, Нев…»
Почему ей так больно от этих слов? Почему это так важно? Она ведь его не помнит совсем. Это не ее руки были обагрены кровью лучшего и верного друга, не ее уши поверили чудовищной лжи… Не она вершила неправедный суд. Так что же теперь? Расплачиваться за глупость давно умершего человека? Или постараться последовать совету Ворина, забыть все, как страшный сон и…
- Просыпайся, засоня! – грубо потрясли ее за плечо. – Броня готова. Правда, Аррил говорит, чтобы мы убирались побыстрее, потому что прибегала Тавера и сказала, что видела на стоянке силт страйдера нескольких ординаторов. Нам с ними встречаться нежелательно, как ты понимаешь! – Торвальд встревожено взглянул в ее глаза. – Эй, Нейя? Нейя? Ты… чего? Опять Сон увидела, да?
- Сон? – мрачно отозвалась из своего угла дремора, старательно завязывая мешок с инструментами. – Сон – это плохо. Но ординаторы – это еще хуже. Хватай девицу, белобрысый, и мы тикаем!
- Я сама могу идти! – огрызнулась Нейя, вскакивая со скамьи. – Все готовы? Тогда мы уходим! – она повернулась к Аррилу, и кивнула ему: - Может, еще свидимся! Спасибо вам за все!
- Да не за что, - отмахнулся Аррил. – Если будет нужно, вы всегда знаете, где меня искать. И, да, черный ход у меня имеется. Спускайтесь в подвал – оттуда сможете выйти прямо к стоянке силт страйдера, не встречаясь по дороге со стражей.
Нейя благодарно кивнула, и потащила упирающегося Торвальда к двери, ведущей в подвал. Летте и Дзюра молча последовали за ними.

2015-11-18 в 21:10 

Дитя Дженовы
Always...
- А зачем мы, собственно говоря, убегаем? – спохватилась Летте. – Вроде, местной власти помогли, да и ничего такого пока не совершали…
- А ничего, что вы за собой таскаете дремору? – осклабилась Дзюра. – Или у н»вах так положено? Ну, типа, ручной зверюшки?
- Так одень шлем, да и делов-то! – фыркнул Торвальд, оглянувшись на встрепанную рогатую макушку Хранительницы доспеха.
- Ага, а потом попытайся объяснить Ординаторам, откуда в такой глуши аж двое расфуфыренных в дорогущие доспехи девиц-воинов! – возразила Дзюра, хмуря алые бровки. – Соображаешь, что несешь, смертный? Думаешь, если ординаторы – то тупые, как дурзоги?
- Да нет, - сдался Торвальд. – Просто как-то это все… странно выглядит. Если бы не ваши доспехи, мы могли бы и не прятаться по кустам, да канавам. И потом, с чего ты решила, что нас уже ищут?
- С того, что Дагот сказал мне, что Альмалексия уже в курсе моего появления на Острове, - внезапно подала голос Нейя.
- Д-дагот? – аж икнул Торвальд. – Ты, что же…
- Сны ей снятся! – перебила его Летте. – И ты, между прочим, в курсе. И знаешь, КОМУ я служу.
- Та-ак, Шестой Дом, значитца? – нехорошо сверкнув глазами, протянула Хранительница, заслоняя Нейю от Летте и ее спутника. – Да как тебе, дура неотесанная, в башку твою тупую пришло, что я позволю вам дурить голову Избранной?
- Я не принадлежу Дому Дагот! – с оскорбленным выражением лица ответила Летте. – Меня нанял Септимус. Но так уж вышло, что император в курсе всей той ерунды, что происходит на Острове, и ему совершенным образом не нравится то, что он имеет несчастье наблюдать. Вся эта пляска вокруг Пророчества уже похожа на зарождение гражданской войны, а императору совершенно не нужны лишние хлопоты в отдаленных провинциях. Вам тут дали волю, и даже разрешили оставить свою столицу, но от вас ждут хотя бы видимости покорности. Появление же Нейи рушит это равновесие, но и дает свои преимущества. Потому я и поддерживаю Дом Дагот, не являясь его членом. Лучше сумасшедший колдун, одержимый желанием мести, чем троица не менее сумасшедших амбициозных мерзавцев, более похожих на клубок ядовитейших змей, чем на приличных правителей. Полагаю, Азура тоже так считает, иначе вообще не допустила бы даже возможности Снов. Ведь ты в курсе, что это в ее силах? Ей нужно, чтобы Нейя сама выбрала, кого ей слушать, а кого презирать и ненавидеть. В любом случае, главная цель Азуры – далеко не Ворин Дагот, а…
- Замолчи, смертная! – заметно посерев, пробормотала Хранительница. – Ты хоть соображаешь, что несешь? Да тебя саму, как имперского шпиона, вот прям сейчас можно даэдротам на съедение отправлять!
- Скажи еще, что я не права! – не отступала Летте. – Главная цель Азуры – не Красная Гора! Это Трибунал. Беда лишь в том, что, пока жив нечестивый артефакт, что хранит Ворин в глубинах Горы, не видать твоей хозяйке Трибунала, как своих рогов. И потому Ворин тоже обречен, ведь так?
- Он предлагал уничтожить Сердце, - тихо произнесла Нейя, качая головой. – Это и есть то, о чем вы сейчас говорите? Да?
- Да, - кивнула Дзюра, недоверчиво прищурившись. – Он… Он, что? Сам? Ой, мать моя, дремора! Так какого мы тогда все еще тут? Идем на Гору! Если все так, как ты говоришь, он нас пропустит, и мы…
- Нельзя, - отрезала Летте. – Пророчество говорит, что Сердце не уничтожить ничем, кроме Орудий мастера Кагернака. Нож и Молот. И Перчатки. У нас их пока нет, и, видимо, не будет, пока мы не объединим племена и Дома, как и предсказано. Бесполезно ломиться в открытую дверь, не зная, где она находится. Это не только глупо, но и бессмысленно.
- Тогда едем в твою Балморру, - сдалась Дзюра. – Хотя можем и пешком. Тут всего пара деньков пути-то.
- Ага, и непроходимые болота, полные очень дружелюбного, зараженного моровыми болезнями, зверья! – восторженно отозвался Торвальд. – И бандиты под каждым кустом! Романтика! А самое главное, когда нам еще представится такой замечательный шанс сдохнуть в ближайшей придорожной канаве с перегрызенным горлом, или ножом в спине?
- И опять вы правы, смертные, - отмахнулась Дзюра. – Что ж, тогда идем на стоянку силт-страйдера. На билеты-то у вас деньги остались, или мне опять свои побрякушки раздаривать?

2015-11-21 в 20:21 

Дитя Дженовы
Always...
Возле стоянки топтались две мрачных девицы, закутанных в длинные дорожные плащи. Одна, повыше ростом, желтокожая молодая мерка с алыми длинными косами, уложенными на голове в сложную и тяжелую прическу, нервно оглядывалась по сторонам, словно ожидая нападения. Вторая, невысокая и яркая смуглая блондинка, тяжело вздыхала и ковыряла босой ногой кучку грязи. Увидев Нейю и ее спутников, высокая девица порывисто схватила ее за руку и горячо зашептала: - Добрый сэра, купи у меня рабыню! У меня нет денег, чтобы заплатить за проезд на корабле до Эбенгарда. Совсем-совсем нет, сэра! А мне очень нужно туда попасть! Купи девушку! Она будет тебе верной слугой! Она красивая и очень умелая в постели! Я недорого прошу, всего лишь пятнадцать септимов! Вот, посмотри, прежде чем отказываться! – она подтащила свою спутницу к удивленной Нейе, попутно стаскивая с нее плащ. Рабыня возмущенно фыркнула, отталкивая руки своей госпожи, и сама отшвырнула прикрывающую ее ткань, затем, подбоченившись, и выпятив не маленькую обнаженную грудь, дерзко усмехнулась: - Ну, че, берешь? Спорим, мы с тобой славно покувыркаемся! Не жмоться, вторых таких сисек, как у меня, во всей округе не сыщешь! Небойсь, уже устал своей правой обходиться?
- Вообще-то, - спокойно процедила Нейя, - спутницы и спутник у меня уже есть, в рабах я не нуждаюсь, и, если ты еще не поняла, шлюшка, я – женщина.
Красноволосая тихо ойкнула и начала бормотать извинения, но наглая рабыня не унималась: - Чего? Это вот эти доски малохольные, что ли, твои спутницы? Да я бы на твоем месте рядом с такими, не то, чтобы лечь, плюнуть бы не захоте… Что? Ты… ЖЕНЩИНА? – она растерянно хлопнула огромными глазищами, и нервно хохотнула: - Упс! Айем! Ну и влипла же ты! Это был твой последний шанс попасть на корабль. Придется нам до Вивека пешком тащиться, как я и полагала!
Красноволосая растерянно покачала головой: - Знаешь, Анна, я все-таки продам тебя. Вон, в трактир, например. И будешь там до самой собачей старости со столов за посетителями убирать! Как же ты надоела мне своим хамством! А Вы, госпожа, простите нас! Просто мы сейчас в безвыходном положении. Мне надо как можно быстрее попасть в Эбенгард, а деньги у меня украли, и продать мне больше нечего, кроме строптивой служанки. Видит пресветлая Альмалексия, я ее слишком избаловала, вот она и ведет себя, словно не я, а она тут госпожа! Но, может, Вы ее все же купите? Ну, не для постели, естественно, но работать она тоже умеет. Платья в порядок приводить, прически делать, развлекать песнями и танцами…
- А варить жратву она умеет? Или шмотки стирать? Шить? – нехорошим голосом поинтересовалась Дзюра. – Ну, или раны перевязывать? Зелья варить? Тяжести таскать приучена? Сможет быть полезна в долгом путешествии?
- Боюсь, что нет, - грустно покачала головой Айем. – Анну воспитывали, как украшение, или компаньонку богатой дамы, не обремененной необходимостью таскаться по всему Острову в поисках приключений. Что ж, я вижу, бесполезно и дальше вас упрашивать. И понимаю, лишние нахлебники никому не нужны…
- Хорошо, - внезапно решилась Нейя. – Мы… берем Вашу рабыню. Если она ничего не умеет – не беда. Научится. Даром-то ее кормить никто не собирается.
- Спасибо! – лицо красноволосой осветилось благодарной улыбкой, и, присмотревшись к ней повнимательнее, Нейя тихо охнула – кожа незнакомой дамы отливала золотом. Не желтизной, как у альтмер, а чистым, ничем не замутненным сиянием. Впрочем, Дзюра и Летте тоже это заметили и мрачно переглянулись.
- Кимер! – тихо прошипела Дзюра, осторожно кивая в сторону Айем. Летте закусила нижнюю губу: - Но ведь не все они под заклятьем? Только те, кто жил на Острове, как я понимаю? Мог же кто-то, например, в Столице…
Дзюра замотала головой: - Нет-нет! Только Трибунал. Это их персональное проклятье! А знаешь ли ты, ЧТО это значит?
Летте побледнела еще больше: - Нейя должна знать?
- Нет, - Хранительница нахмурилась. – ПОКА – нет. Я хочу понять, что за игры тут затеваются. К тому же, как я понимаю, СЕЙЧАС они еще друг друга не узнают.
- Хорошо, - кивнула Летте. – Но будь начеку. И я думаю, Торвальду тоже незачем это знать.
Нейя, тем временем, отсчитала пятнадцать золотых и протянула их Айем: - Вот, возьмите, и да хранит вас Азура!
Айем протянула руку за деньгами, но внезапно замерла, а затем грустно пробормотала: - Не Азура. Нет, - но, заметив удивленный взгляд Нейи, пояснила: - Вы, видимо, не местные? На Острове поклоняются Священному Трибуналу – Воплощению живых Богов. Даэдра у нас не принято молиться. Это карается Трибуналом. Вы – добрая, госпожа, поэтому я Вас предупреждаю – если Вы и поклоняетесь Даэдра, то делайте это так, чтобы никто более об этом не знал. Иначе стража Вас арестует и отправит в темницу, как еретичку. Впрочем, я думаю, Вам уже об этом говорили. Ну, что ж, я надеюсь, мы еще увидимся с Вами, добрая госпожа! Вы очень помогли мне, и я полагаю, что когда-нибудь смогу отплатить Вам добром за ваше понимание. А пока - прощайте! – она накинула капюшон, скрывающий ее лицо, и зашагала по тропинке к причалу. Нейя, провожая ее глазами, зачарованно пробормотала: - Надо же! Она… золотая!

- Не хочу я сидеть в последней корзине!- заныла Анна, как только Нейя расплатилась с проводником и велела своим спутникам занимать места на спине блохи. Дзюра зло ощерилась: - А твоего мнения, мерзавка, вообще никто не спрашивал. Ты у нас кто? Рабыня! Вот и будь добра повиноваться по хорошему!
- Не ты меня купила, уродина черномазая! – Анна показала Хранительнице язык и повернулась к своей новой хозяйке. – Вот моя сэра. Она и может мне приказать, но не ты! Так что, изыди на Гору, чума рогатая!
- А не заткнуться ли тебе? – благожелательно поинтересовалась Нейя, заступаясь за свою телохранительницу. – Мои друзья так же имеют право указывать тебе, что делать, и куда потом идти. А если ты еще не поняла, то поясняю в последний раз – я не нуждаюсь в твоих услугах, пока ты ведешь себя, как избалованная праздная девка легкого поведения! Или будь добра держать язык за зубами и делать то, что тебе говорят мои спутники, или проваливай отсюда к шигоратовой матери! Тебя никто держать не собирается, но учти, ни денег, ни оружия ты не получишь, ибо пока еще их не заслужила!
- Верно говоришь, - Торвальд презрительно скривился, поглядывая на Анну. – А еще пусть она прикроется! А то у меня такое ощущение, что мы в бордели Сурана находимся, а не в Балморру едем!
- Мне нечем! – возмутилась Анна. – Плащ грязный! Я его не надену! Он весь в пыли…
- Ты сама, между прочим, его в грязь и швырнула! – жестко оборвала ее причитания Нейя. – Никто не велел тебе излишне выпендриваться. Так что не рассыплешься, если его обратно напялишь! Подумаешь, немного пыли…
- Уроды! – зашипела Анна. – Я попала к извращенцам! Одевать грязную одежду! Работать, как простолюдинка!!! А я, между прочим, фрейлина самой… - она не договорила, но плащ все же натянула, продолжая что-то бормотать себе под нос.
- Чуть не проговорилась, - тихо зашептала Дзюра, толкая Летте в бок. – Эй, шпионка, а ты чего об этом думаешь?
Летте хмыкнула: - Анна – девушка недалекая. Но и она понимает, что принародно на каждом углу не стоит всуе поминать имя своей прежней госпожи. Вот только что-то сомневаюсь я в ее преданности Неревару.
- О, - Дзюра хищно клацнула зубами. – Тогда у нас с тобой два выхода, шпионка! Следим за шлюхой, и, если она делает какую-то глупость или подлость, мы ее либо убиваем, либо…
- Либо покупаем! – согласно кивнула Летте. – Силу золота еще никто не отменял. Только вот интересно, во что нам обойдутся ее преданность и верность?
- Проще убить, и, желательно, побыстрее! – согласилась Хранительница. – Пока она нам проблем не подкинула. Может, скинем ее в реку, когда будем переправляться?
Летте покачала головой: - Не гуманно это. Не думаю я, что эта белобрысая дура с ходу рванет к ординаторам. А мы, может, сможем ее перепродать. В Балморре найдутся идиоты, что купятся на ее смазливое личико и огромный бюст. Главное, это убедить Нейю в том, что нам такой подарочек ни к чему. Хотя, я думаю, ее и убеждать-то особо не придется.
- Тогда, значится, решено! – кивнула Дзюра. – И я даже примерно знаю, кому это счастье можно будет сбагрить.

2015-11-21 в 20:27 

Дитя Дженовы
Always...
Нейя изо всех сил боролась в подступающим сном. Ей совсем не хотелось что-либо снова увидеть. И больше всего не хотелось увидеть черные глаза в прорезях золотой рогатой маски, с такой тоской и болью смотревшие на нее в последний раз. Чудовище! Она напомнила себе, что Азура ждет от нее его смерти. Это ее миссия. Но она же уже однажды убивала его. И именно это стало причиной. Причиной проклятия. Причиной гибели невинных. Причиной ее возрождения, и, Мефала знает, чего еще…
- Не могу спать! – прошептала девушка, с остервенением кусая нижнюю губу. – Нельзя! Нельзя…
- Боишься? – спокойный голос Азуры, раздавшийся над самым ухом, заставил ее вздрогнуть. – Его? Зря. Он же сказал, что больше не придет. А слов своих он не нарушает. Уж поверь мне!
- Зачем я его убила? – прямо спросила Нейя. – Что такого он мне сделал?
- О! Вот как? – Азура тихо рассмеялась. – Король хочет знать причину? Но пока тебе рано. Я думаю, пока ты не готова это видеть.
- Но ты ведь покажешь мне, да? – не отставала от нее Нейя.
- Хорошо! – внезапно согласилась Азура. – Покажу. Но пока ты можешь только смотреть. Не более того. О причинах ты узнаешь позже. И сама, не от меня. Так как, ты действительно хочешь это видеть?
- Хочу! – кивнула Нейя. Она и сама не понимала, зачем согласилась на это. Возможно, чтобы понять свои мысли и поступки. А возможно, разгадать причину боли в глубине бездонных глаз Повелителя Снов.
- Тогда смотри, - Азура подтолкнула Нейю к огромной каменной стене. От неожиданности девушка отшатнулась и дико заозиралась по сторонам: они стояли посреди высокого каменного зала, чьи стены уходили в мрачную тьму потолка. В зале было жарко, словно в пекле. На неровных каменных стенах плясали алые отсветы, бьющие из зарешеченных провалов в полу.
- Гора, - пояснила Азура. – Тронный Зал. Ты увидишь себя, Неревар. В тот миг, когда ты вернулся за Орудиями, после того, как убил короля Думака. Ты был ранен, но это не помешало тебе…
В зал вошел высокий мужчина, закованный в уже известную Нейе броню. Доспех тускло сиял в багровых отсветах лавы, и подозрительно влажно блестел. И, лишь когда король, пошатываясь, прошествовал мимо них с Азурой, девушка поняла, что доспех буквально залит кровью. Азура, поймав ее взгляд, кивнула: - Да, это не только кровь правителя Двемер. Но смотри дальше!
Из противоположной двери в зал буквально влетела тонкая фигура в черно-алых одеждах и безмолвно застыла напротив Неревара. Нейя подалась вперед, чтобы повнимательнее разглядеть Ворина Дагота, которого узнала в этом человеке. Такой же, как и в ее сне. Узкое лицо, чеканный горбоносый профиль, словно на имперских септимах, огромные черные глазищи, растрепанные длинные волосы цвета вороного крыла… И красивые тонкокостные руки в странных сияющих перчатках. Вот Ворин что-то сказал королю, когда тот кивнул на предметы, которые Дагот держал в руках. Сияющий кристаллоподобный нож и маленький топорик. Это и есть Орудия? Но Дагот отрицательно покачал головой. Тогда король что-то сказал ему, отчего Дагот смертельно побледнел и упал перед королем на колени, хватаясь рукой за подол его плаща. Но король отшвырнул его и требовательно протянул руку. Тогда Дагот вскочил на ноги, и, отшатнувшись от короля, прижал орудия к своей груди, отрицательно мотая головой. Затем он что-то произнес, умоляюще глядя на короля, но тот лишь отмахнулся от него, как от назойливой мухи и снова попытался отобрать предметы. И тогда Дагот внезапно влепил королю пощечину. Нейя тихо вскрикнула. Азура покачала головой и криво усмехнулась. Но король не остался в долгу. Он просто вытащил меч и…
Нейя, не отрываясь, смотрела на разлетающиеся кровавые брызги, а потом рванулась вперед, налетев на невидимую стену, отделяющую ее от ужасной сцены. Из горла девушки вырвалось сдавленное рыдание, но, попытавшись закрыть глаза, она поняла, что не в силах этого сделать. И тогда она дико закричала: - Нет, пожалуйста, нет! Прекратите! Нет!... – и бессильно сползла по невидимой стене, царапая ее гладкую поверхность скрюченными пальцами. Она продолжала смотреть, как король невозмутимо пнул лежащее на самом краю лавового провала тело, как он подобрал окровавленные перчатки и Орудия, и как потом, спустя некоторое время, в зал вошли три фигуры в богатых доспехах, и, глумливо потоптавшись возле мертвого тела Дагота, пинками столкнули его в провал. В кипящую лаву.
- Довольна тем, что увидела? – невозмутимо поинтересовалась Азура. – И, как ты думаешь, простил ли он тебя за это? И на самом деле хочет тебе помочь? Или просто жаждет мести, и заманивает тебя в свою ловушку? Подумай, Неревар. Хорошо подумай, кому верить стоит, а кому и нет.
- Я не хочу, - тихо прошептала девушка. – Я не хочу исполнять твое долбанное Пророчество. Не так. Не такой ценой! Как ты не понимаешь? Ведь такое нельзя простить, а он… он ПРОСТИЛ. Только вот, видимо, напрасно. Но я не буду, слышишь меня, не буду его убивать во второй раз! Ни за что! И, если тебе так надо, убивай всех сама!
- Я не могу, - внезапно грустно произнесла Азура. – И рада бы, но не могу. Я ведь не смогу вмешиваться в жизнь смертных до такой степени. Мне нужно орудие моей мести. И ты идеально для этого подходишь. Впрочем, знаешь, - она криво усмехнулась. – Если ты сумеешь обойтись малой кровью, и сможешь его пощадить, но уничтожишь при этом Сердце, что ж, так и быть, я подарю тебе его жизнь. Только запомни, Неревар, он очень изменился. Корпрус не красит не только тело, он не красит и душу. Безумие страшно само по себе, а если его питает месть, то это ужасно вдвойне. Подумай, нужен ли он тебе вот таким? И не будет ли милосерднее дать ему покой? А теперь ступай, твой Сон кончился. Скоро вы прибудете в Балморру, - Азура подтолкнула Нейю к барьеру, и он почему-то расступился, разливаясь сверкающим сиреневым светом. Девушка судорожно вздохнула и открыла глаза, встретившись с внимательным взглядом Хранительницы.
- Опять Сон, - кивнула та. – На этот раз – ЕЕ. Я чуяла ЕЕ присутствие. Что ОНА сказала тебе? Почему ты плакала? – Дзюра подозрительно потрогала мокрые от слез щеки Нейи. Та отшатнулась и замотала головой: - Не спрашивай. Это был самый жуткий кошмар, и я не хочу о нем ничего говорить. Просто забудь.
- Ясно, - Хранительница обеспокоенно оглянулась на Летте и что-то ей прошептала. – Ладно, не хочешь говорить, не буду тебя спрашивать. Только больше не засыпай – через час мы приедем в Балморру, а тащить тебя на себе я не нанималась.
- И на том спасибо! – отмахнулась Нейя, подумав про себя, что теперь очень долго еще не сможет заснуть.

2015-11-24 в 19:27 

Дитя Дженовы
Always...
Балморра встретила их неприветливо: сильный ливень хлестал по мощеным улочкам маленького имперского городка. Ветер норовил сорвать с путников плащи и щвырял в лицо какими-то обрывками и лохмотьями. Оглушительные раскаты грома заглушали голос Хранительницы, когда она показала на едва виднеющийся из-за пелены дождя узенький и скользкий мост через широкую речку, разделяющую город пополам: - Нам туда! В этой части города больше стражи, да и само поселении Хлаало тут. Не советую мозолить глаза ординаторам и охранникам. А в том районе живет беднота, да ворье. Туда стража почти не суется. Зато можно познакомиться с очень интересными товарищами, которые нам могут очень сильно помочь.
- Мне сказано найти хозяина здешнего трактира и выяснить у него все о моем нанимателе! – процедила сквозь зубы Нейя. – Тебе так хочется общаться с местным ворьем – ты и общайся. Лично мне Аррила и его дружка вполне хватило.
- Глупости! – отмахнулась Дзюра. – Надо узнать про твоего нанимателя? Счас узнаем! Как его зовут?
- Кай Коссадос! – хмыкнула Нейя. – Кажись, он имперец.
- Угу, - Дзюра нахмурилась. – Имперец, значит? Н-да. Видимо, живет он все же в этом районе. Имперцы в основном все возле поселения Хлаало проживают. У них торговый союз с ними, ну, и все там такое!
- А у меня есть еще и рекомендательное письмо для главы клана Хлаало, - фыркнула Нейя. – Так что, теперь, туда идти?
- Глава дома – некий Крассиус Курио, - наставительно заметил Торвальд. – Он в Вивеке живет. И нам туда не надо. Там Ординаторы и Инквизиторы.
- Курио – не единственный Глава! – возмутилась Летте. – Это у вас, нордлингов, в каждой деревне свой староста, а у Хлаало – Совет, в который входят самые богатые и уважаемые члены клана. Одна из Глав живет тут, в Балморре. И письмо можно отдать ей, а не Курио. Тем более, что к Курио я ходить не советую. И вовсе не потому, что он проживает в столице.
- Ну да, ну да! – развязно вклинилась в разговор Анна. – Курио – та еще сука! Точнее, - она мерзко хохотнула, - кобель! Правда, девочки его не так уж и интересуют. Вот была бы ты мужиком, хозяйка, он бы тебе и без письма протекцию оказал!
- Замолчи, мерзавка! – взвилась Летте. – Не гоже рабыне так говорить! Мало ли, какие и о ком слухи ходят? Вот, например, даже про Альмалексию поговаривают, что она в своем дворце ни одну юбку не пропускает!
- А ты не трожь королеву, быдло! – вскипела Анна, сжимая кулаки. – Не твое собачье дело, с кем Пресветлая проводит ночи! Да и на такую, как ты, она бы и не позарилась, - кивнула она Нейе. – Не в ее ты вкусе, хозяйка. Она грудастых да белых любит, как вот, например, я…
- Да? – сладенько пропела Дзюра, невинно хлопая глазами. – А что, мысль! Давайте, продадим мерзавку во дворец к Пресветлой! Денег заработаем! Только, говорят, королева наглых тоже не жалует. Ведь так, да? – Хранительница внимательно посмотрела в глаза присмиревшей Анны. – Вижу, что так.
Анна кивнула и испуганно замолчала.
- Решено! – заявил Торвальд. – Не стоять же нам тут на дождю! Идем к этим самым Хлаало. А там и узнаем, где нам искать вашего Коссадоса.
- Нет, не идем! – продолжала упрямиться Дзюра. – Ты сдурел, да, смертный? Да в поместье стражи полным-полно. И как ты собираешься объяснять мое присутствие?
- Тогда жди нас на улице! – пожал плечами Торвальд. – Или промокнуть боишься?
- Дреморы ничего не боятся, - прошипела Хранительница, но тут же зябко поежилась. – Просто не все такие толстокожие, как некоторые жители ледяных пустошей. Вы, говорят, по снегу голышом бегаете!
- Не путай нордлингов с берсерками! – оскорбился Торвальд. – Если не хотите идти в поместье, то давайте, зайдем хотя бы в гильдию Бойцов! Уж там-то вашего Коссадоса точно должны знать!
- Хорошо, - внезапно согласилась Дзюра. – Идем в гильдию. Тем более, что мы уже почти полчаса перепираемся прямо под ее дверями!

- Я даже знать ничего не хочу, Эндус, - Ворин покачал рогатой головой и стиснул зубы. – Когда она придет… Заметь, я не говорю «если», я говорю «когда»! Так вот, когда она придет, ты отдашь ей Орудие.
- Мой Лорд и брат! – возразил его собеседник. – Я могу понять твое нежелание убивать ЕЕ. Но не забывай, что теперь ОНА – такое же орудие, только не в твоих руках. Ею движет воля Азуры. Ты понимаешь, что это значит для всех нас. Возможно, она и освободит Остров, а возможно, лишь поквитается с тобой вторично.
- Я не верю, Эндус, что она поддержит Трибунал! – возразил Ворин. – А для меня важно только это. Если они заплатят за смерть Неревара, то все остальное пусть идет так, как идет. Я устал, брат мой. Ждать столько столетий невыносимо. Бессмертие – очень тяжелая штука.
- Ты согласишься вторично принять смерть из рук того, кто был тебе дороже своего Дома? – ужаснулся Эндус. – Да ты, верно, и впрямь сдурел, Ворин! Вспомни, что Индорилл сделали с нами! Женщины, дети, старики… Не пощадили никого. Я понял бы, если бы нас продали в рабство. Я простил бы, если бы они вырезали только мужчин, способных держать оружие. Но, Вин, дети! Ни в чем не повинные дети! Они горели в охваченном пламенем Когоруне, задыхаясь в дыму. А воины ЕГО Дома стояли и смотрели на это. Почему они не убили и нас? Не знаю, и знать не хочу. Но Сердце дало нам шанс отомстить. Глупо его так просто выпускать из рук. Ради никчемного чувства. Женщина! Брат мой, да захочешь ли ты видеть, во что ОН превратился теперь? Ведь бредил ты не женщиной. Желал ты сильного и смелого воина. Ревновал к его жене. А теперь? Ворин, не сходи с ума!
- Поздно, Энди, - горько усмехнулся Дагот. – Я давно сошел с ума. Как говорит Госпожа Зари Вечерней и Утренней, корпрус не красит не только тело. Я одержим местью, брат. Но не менее одержим и страстью. И потому ты отдашь ЕЙ Орудие. И Ордосу передашь мою просьбу. Не трогайте ее. Пропустите в Цитадель. Я… хочу ее увидеть перед смертью. И клянусь, брат мой, я дам ей уничтожить Сердце. Не ради Азуры, и не ради Острова. Просто не могу больше так. А теперь оставь меня. Я… хочу подготовиться…
- Ты хочешь снова влезть в ее голову! – взорвался Эндус. – Эта женщина! Она околдовала тебя!
- Не спорю, - покладисто согласился Ворин. – Хочу. И, видит Мефала, как я не хотел иначе, но не могу не являться в ее сны. Только вот, боюсь, и сама она не горит желанием меня снова видеть. Ведь, если я на самом деле знаю Азуру, то она уже просветила Неревара относительно нашего общего прошлого.
- Думашь, Леди намеренно выставила тебя в свете предательства? – насторожился Эндус.
- Не было предательства, ты же знаешь! – с горечью воскликнул Ворин.
- Я-то знаю, - согласился Эндус. – Да вот знает ли это Неревар? Ну, ладно, я пошел. И, Вин, поосторожнее со Снами! ОНА – не обычный данмер. И ее хранит Азура!

2015-11-24 в 19:28 

Дитя Дженовы
Always...
- Вот и Гильдия бойцов! – объявил Торвальд, открывая тяжелую деревянную дверь. – Отец мой состоял в Гильдии, правда, еще во времена своей молодости. Да и Гильдия была в альдруунской ветви. Там помещение побогаче, конечно, - нордлинг хмыкнул, презрительно оглядывая тесный холл и демонстративно запинаясь о тяжелый кованный сундук с оружием, стоящий практически в самых дверях. Рослый детина с кузнечным инструментом в руках рявкнул на путешественников: - Куды прете, нелюди! Смотреть глазами надо, а не другими частями тела! Чуть мой скарб не развалили!
- Ух, ты! – деланно восхитилась Дзюра. – Оно разговаривает! А Вы, милейший, чтоб о Ваш дрянной ящик не запинались, убрали бы его от дверей-то, а то, не ровен час…
- Заткнись, женщина! – оскорбился кузнец. – Где хочу, там и стою! Тем более, что Айдис, сука такая, в комнаты меня не пускает. Говорит, что я ей мало за аренду плачу! А где мне денег взять прикажете, если тут одна нищебродина навроде вас шляется! Чай, не столица!
- Вот и дул бы в столицу! – ощерилась Нейя, обидевшись за Дзюру. – Нашелся еще тут женоненавистник!
- Да что ж за день-то такой! – взвыл кузнец. – Еще одна баба-воин! И ведь толку-то от вас, дур эдаких, никакого! Одни визги, да шум! А как доспехи бить в хлам – так бабье проклятое первые! А как платить, так неугодно! Видите ли, неаккуратно швы подправил! Красоту им, дурам, подпортил!
- А ты не разоряйся больно-то! – огрызнулась дремора. – Нам твои услуги ни к чему. Сами кузнецы не хуже тебя! Тебе просто посоветовали, чтобы ты хлам свой от дверей убрал, а то и спереть добрые люди могут! А ты тут завелся!
- Могут, - внезапно сдался кузнец. – говорил я уже Айдис. Да бесполезно это. А вы, значит, не ремонтироваться пришли? Так какого никса вам надо?
- А поговорить с твоей Айдис! – фыркнул Торвальд. – В Гильдию вступить хотим. Или это сейчас запрещено?
- Да дурзог вам в помощь! – отмахнулся кузнец. – Если у вас до даготовой матери времени полно, то добро пожаловать в Гильдию! Только предупреждаю, Айдис наша – жадная дура. И гонять вас будет по совсем мелким поручениям: ну, там крыс в бедном квартале порубить, или браконьеров в ближайшей яичной шахте прибить. А платить вам будет гроши. Все более-менее уважающие себя норды стараются идти в Гильдию Вивека. Там и платят поболее, да и почета хватает. И работа, опять же, поинтереснее будет. А тут ловить нечего. Лучше идите-ка к магам. Ранис – баба толковая, да и щедра на золото. И первое время особо работой не мучает. Опять же, магом-то почетнее быть. Ученый муж, все же! И все такое… Да и в тот же Вивек Ранис попротекторствует. Ну, не мне вам говорить. Или, вот, еще в Южную Стену дуйте. Там… э-э…
- Ворье там! – хихикнула Дзюра. – Ворье и убийцы наемные. Мы в курсе. И что платят там отменно. Но этот товарец не про нас!
- Зря нос воротишь, девка! – покачал головой кузнец. – Ворье-то поблагороднее многих тут будет. И за свои дела отвечает, не прикрываясь всякими там Родами. Да и, опять же, воры-то, они своих не бросают. Ежели попадете в беду, да назначат за вашу головушку бездумную ординаторы цену, воры найдут, как дело замять. А не то пропадете на рудниках, или вообще казнят без суда и следствия!
- Хорошо, - примирительно согласилась Нейя. – Мы, пожалуй, последуем Вашему совету и наведаемся туда. А, может, вы еще нам немного поможете, и подскажете, где искать сэру Кая Коссадоса?
- Этого пьяницу? – удивился кузнец, внимательно вглядываясь в лицо Нейе. – Девушка, уж и не знаю, кто вам всем посоветовал идти и искать такого пропойцу, но ничего хорошего вы от него не дождетесь! Денег у него отродясь не водится, так как он – любитель скуумы и лунного сахара. Трезвым его, почитай, уже лет шесть как никто не видел. Да, он – Клинок, и, поговаривают, имперский шпион. Только что это за шпион такой, который не просыхает, да валяется кверху пузом в своей лачуге? Нет, если вы что-то и хотите добиться, тогда уж идите лучше к Айдис. От этой дуры и то больше толку будет!
- Но, видите ли, он… э-э… меня купил, - тихо пробормотала Нейя, задумчиво покусывая губу. – И он, в некотором роде, теперь мой… э-э… хозяин?
- Хозяин? – кузнец аж поперхнулся воздухом. – Коссадос? Вы, верно, шутите? Зачем ему рабы или слуги? В его-то халупе? Хотя… знаете ли, не мое это дело, - он покачал головой. – Ну, раз так, то идите в южную часть города. Там есть сторожевая башня. Возле нее домик на двух хозяев. Ближняя к крепостной стене развалюшка и принадлежит Коссадосу. Скорее всего, он дома. Если, конечно, сможете его добудиться.
- Что ж, и на том спасибо Вам, - покачала головой Нейя, и растеряно посмотрела на Дзюру и Торвальда. – Местный алкоголик?..
- Не стоит переживать раньше срока! – отмахнулась Хранительница. – Ну, алкаш. С кем не бывает. Но он же еще и Клинок. Это многого стоит. Идем, дорогуша, посмотрим на этого горе-шпиона!

2015-11-26 в 23:40 

Дитя Дженовы
Always...
- Госпожа моя! – служанка подобострастно склонила голову и протянула свиток с письмом. – Вам весть из столицы Острова!
- Читай! – королева опустилась в кресло и властно махнула рукой. – Что пишет лорд Вивек?
- «Моя достопочтенная госпожа, пресветлая Альмалексия! Довожу до Вашего сведения, что появился тот, кого мы с Вами менее всего хотели бы видеть! Мои доверенные лица сообщили мне, что Жрецы-отступники провозглашают пришествие Мстителя и Паладина Азуры, и что рекут о том, как наше с Вами царствие скоро закончится. Я пока не знаю, кто тот, о ком идет молва по всему Острову, но думаю, что нам не стоит допускать ни малейшей возможности для его полного возрождения. Посему прошу Вас, моя королева, сообщить лорду Сота Силу и держать ситуацию под своим контролем. Нельзя допустить, чтобы Он вернулся и все вспомнил, иначе, дорогая Альмалексия, дни наши сочтены! Искренне Ваш, лорд Вивек,» - девушка дочитала письмо и почтительно присела у ног своей госпожи.
- Значит, - покачала головой королева, - муж мой вернулся! Это плохо, но есть надежда, что мы успеем остановить его до того, как он все вспомнит! Подай мне бумагу и перо! – она нетерпеливо пнула служанку и вскочила с кресла. – Да поживее! И позови командира моих Ординаторов!

- Может, по дороге заскочим в «Южную стену»? – предложила Летте. – Нет, я понимаю, вор… то есть, авантюристы – не тот слой общества, с которым хотелось бы водить близкие знакомства, но все же нам не помешает заручиться поддержкой Гильдии.
- На случай, если Ординаторы до нас доберутся!- уточнила Дзюра. Нейя покачала головой: - Ой, не нравится мне это! У меня, что, на лбу написано, что я только что из имперского каземата? То в Сейда Нин взломать склад предлагают, то в Балморре прямиком к ворам отправляют!
- Все нормально, - отмахнулся Торвальд. – Каждый в этой богами проклятой стране выживает, как может. Трибунал всех уже достал. Да и население не больно-то законопослушное. На дорогах разбои и грабежи, в городах полно наемников, жаждущих крови, тащат все, что плохо лежит… Гильдия же имеет хоть какой-то вес, и может помочь в решении проблем.
- Хорошо, - сдалась Нейя. – Идем в таверну. Но, чур, договариваться с их главарем буду я сама и на своих условиях!
- Да ладно, чего уж там, - брякнула Анна. – Пригрозишь им, если чего, они тебя и послушают. Ворье обычно трусливое по натуре…
- Тебя вообще никто не спрашивает! – рявкнула Нейя. – И, раз уж ты моя служанка, то будь добра, выполняй мое приказание: катись-ка ты отсюда, да поищи хибару Коссадоса. А, как найдешь, дуй в «Южную стену», да сообщи нам.
- Угу, слушаю и повинуюсь, госпожа!- недовольно прошипела Анна. – Я вам, че, девочка на побегушках? Размечта…
Дзюра, нехорошо сверкнув глазами, стянула с себя шлем и, сделав страшную рожу, прошипела: - А ну, сучка, пошла и сделала, что тебе приказала твоя хозяйка! Да пошевеливайся! Одна нога здесь, а другая – там!!!
- Д-дремора! – взвыла ошарашенная Анна. – Ой, мамочки мои! Стра-жа! Дремора!!!
- Заткнись, идиотка, - зашипел на нее Торвальд. – А то сейчас горло перережу, да в канал скину!
Нейя только покачала головой и со всего размаху влепила Анне оплеуху. Блондинка крякнула, схватившись за ушибленный затылок, и испуганно воззрилась на свою хозяйку: - А и дура же ты, девка! Меня ударила? Меня, служанку самой леди Айем?!
- У кого-то очень короткая память, - тихо прошипела Нейя. – Твоя леди продала мне тебя за несколько монет. И, насколько я понимаю, обратно тебя выкупать не собирается. И, как твоя теперешняя хозяйка, я вполне вольна тебя прибить без суда и следствия. Что же касается дремор… Надеюсь, ты понимаешь, как сильно оскорбила сейчас мою… э-э… телохранительницу своим глупым подозрением? Или ты, живя в Рейсдании, не в курсе, что женщин-дремор не бывает, за исключением Высших леди – Азуры, Боэты, Мефалы? Или ты хочешь сказать, что моя охрана имеет божественное происхождение? А не отправить ли тебя за такую ересь прямиком в Вивек, к инквизиторам?
- Н-но, госпожа, - испуганно проблеяла Анна. – Я видела, как выглядят дреморы. У твоей прислуги есть рога, как у даэдр! И кожа черная… И, опять же, татушки их треклятые в пол-рожи! Как у Шестого Дома размалевка, ей же, пресветлая Альмалексия!
- Это не рога! – ухмыльнулась Дзюра. – Это украшения в прическе. А кожа… Ты, идиотка, слышала о рэдгардах? Они на южном архипелаге живут, и у них кожа черна, как ночь, а лицо и тело они украшают узорами. Вот и подумай, прежде чем орать, бестолочь!
- Госпожа! – возразила Анна. – Я видела живых рэдгардов! Они не такие черные, как твоя охранница! И рисунки они рисуют другие, да и цвет предпочитают оранжевый и золотой!
- А ты, что, думаешь, что среди рэдгардов только одно единственное племя? И нет таких Домов, как у вас тут? – хмыкнул Торвальд, от души потешаясь над растерянностью наглой рабыни. – Вот, например, Хлаалу. Они более цивилизованные, чем те же Редоран, но менее умны, чем Тельвани. А уж пепельные кочевники вообще дикари! Но, тем не менее, все они – данмер. Не так ли? – Анна пристыжено шмыгнула носом и согласно кивнула головой.
- Вот и прекрасно, - жестко произнесла Нейя. – А теперь, будь добра, исполни мое приказание. Или я с тебя шкуру спущу!
- Хорошо, госпожа! – тихо прошептала Анна и понуро побрела вглубь южного квартала.
- Идем в ваш трактир, - Нейя проводила сгорбленную фигурку рабыни настороженным взглядом. – Надеюсь, вы понимаете, зачем я ее послала Коссадоса искать? Не нравится мне эта хамка, и чем меньше она будет о нас знать, тем лучше!
Дзюра и Летте удивленно переглянулись, а Торвальд кивнул: - Воистину, так будет лучше!

2015-11-28 в 22:09 

Дитя Дженовы
Always...
- Что хаджит может сделать для Вас, сэра? – Нейя протерла глаза, но большая кошка в роскошном одеянии не исчезла, и только хитро усмехнулась, демонстрируя острые зубы. – Сладкоголосая Хабаси слушает Вас, сэра!
- Я… э-э… - Нейя беспомощно оглянулась на своих спутников, но они решили не вмешиваться. Летте с безучастным видом уставилась в потолок, Торвальд распутывал какой-то ремешок на своем заплечном мешке, а Дзюра с остервенением скребла когтем несуществующую грязь на своем наруче. Нейя с досадой мотнула головой и снова посмотрела на кошку, которая продолжала очень внимательно ее разглядывать. – Я… Мне бы… гильдмастера!
- А! – кошка заметно оживилась. – Сладкоголосая Хабаси слушает! Сэра хочет вступить в наши ряды? Сэра знает законы Братства?
- Да, то есть, нет, но я готова их изучить! – быстро выпалила Нейя. Кошка усмехнулась и протянула ей толстую книгу: - Вот, возьми. Прочти ее. Если ты со всем согласна, утром придешь ко мне. Я дам тебе твое первое звание и, возможно, первое задание. Твое испытание. Если ты его пройдешь, то войдешь в ряды Братства. А пока иди, читай, и… Вот еще что! Ночевать будешь тут, вместе со своими спутниками. Извини, но мы не можем допустить, чтобы знающие о нашем существовании люди, не вступившие в Братство, просто так гуляли по городу. Вдруг ты всех нас сдашь? Так что, милочка, поднимись на второй этаж и скажи парню, которого там найдешь, что Хабаси прислала тебя и твоих друзей. Он даст вам ключи от комнат, где вы и переночуете.
- Вот тебе и влипли! – пробормотала Летте. Хранительница тихо рассмеялась: - А ты чего думала? Что мы тут придем, заявим о том, что в курсе, что это не просто трактир, а воровской притон, и нас отсюда так просто выпустят? Нет, ну, если мы завербуемся, то будем своими в доску, и пожалуйста – иди, куда глаза глядят. А нет, так извини, но придорожная канава – самое тебе место! Нет, я, конечно, могу их тут всех в одиночку перебить, но, видишь ли, вот сейчас я согласна с тем парнем-кузнецом. Мы не в том положении, чтобы водить дружбу с представителями власти. А раз так, то Братство – самое для нас место. И помогут, и откупят, и защитят, если что.
- Накормят, напоят, и спать уложат! – хмыкнула Нейя. – Разбежались! Защищать нас некому, кроме нас самих. Ну, да, пошли наверх. Я сегодня очень устала и хочу спать. А мне еще всю эту книгу прочесть надо!
- Да, представляю я, как эта дура Анна нас тут искать будет! – хихикнул Торвальд.
- А и поделом ей, крысе такой! – отмахнулась Летте и покачала головой. – Ой, если бы Нейя знала, насколько разумно она сейчас поступила!
Дзюра предостерегающе ткнула ее локтем в бок и прошипела: - Тшшш! Уж эти-то… Братки… они знают, кто такая леди Айем! Так что, если хочешь сохранить голову, то молчи!

2015-11-28 в 22:10 

Дитя Дженовы
Always...
Нейя устало откинулась на подушку и закрыла глаза… для того, чтобы испуганно вскочить, почувствовав чье-то нежное прикосновение к своему лицу. Оглядевшись вокруг, она поняла, что опять находится в том же самом зале, что и в прошлый раз. Только сейчас рядом с ней стоял высокий черноволосый мужчина с чеканным горбоносым профилем и огромными внимательными черными глазами. Ворин Дагот Ур. Человек, который любил ее в прошлой жизни больше всего на свете. Человек, которого она уже однажды предательски убила и чью жизнь теперь снова должна принести в жертву.
- Зачем ты здесь? – удивленно прошептала девушка. – Ведь ты сказал, что больше не придешь.
- Я не смог, - тихо ответил Дагот. – И думаю, что не смогу и впредь не являться к тебе, пока я жив, пока дышу и знаю, что ты тоже здесь, в Снах. Не гони меня, Неревар. Это сильнее смерти, и страшнее жизни. Ты, верно, не поймешь меня. Но я просто хочу хоть немного побыть рядом. Просто видеть тебя. Ничего больше. Я… я так ждал и надеялся. И я обещаю, что приму любое твое решение. Придешь ли ты ко мне в Гору, как друг, станешь ли… Нет, этого я у тебя никогда не попрошу… Извини! Но если ты придешь с намерением убить меня, что же, я приму от тебя смерть, как и в прошлый раз.
Перед глазами Нейи снова возникла окровавленная фигура, медленно падающая в пылающую лаву. Девушка яростно затрясла головой: - Нет, я… Я не смогу тебя убить! Больше не смогу!
- Сможешь, - грустно прошептал Дагот. – Ты испугалась одного лишь вида моей обезображенной руки. А ведь сейчас не только руки мои в подобных шрамах, но и весь я – ужаснейшее чудовище. Зачем жалеть монстра? Не милосерднее ли будет дать мне покой? Тем более, что теперь, благодаря Азуре, ты знаешь, что для меня значил. Но твоей жалости мне не нужно. А то, чего я желал бы более всего на свете, сейчас мне более не доступно. Единственное, о чем я тебя прошу – позволь мне приходить к тебе в Сны. Больше мне ничего уже не надо.
Нейя просто кивнула, а потом, повинуясь внезапному порыву, протянула руку и стиснула его запястье в своих пальцах: - Ты… не прав. Я не боюсь твоих шрамов. Пусть я пока почти ничего не помню, но больше твои раны не отпугнут меня. Я обещаю тебе, что придумаю, как освободить тебя от того кошмара, в котором ты оказался по моей вине.
- Азура не позволит тебе, - он мрачно усмехнулся, но руку не отнял.
- Азура уже позволила, - Нейя заглянула ему в глаза, стараясь говорить как можно убедительнее. – Она пообещала, что не будет требовать от меня убить тебя, если я сумею разобраться с лже-богами.
- Вот как? – брови Дагота от удивления поползли вверх, но тут же саркастически изогнулись. – Это прекрасно, но, видишь ли, Нев, твоя госпожа не сказала тебе самого главного: уничтожить лже-богов и при этом оставить меня в живых невозможно. Моя жизнь сейчас заключена в силе Сердца, как и их бессмертие. Ведь тогда я умер, и только проклятое Сердце Лоркана дало мне достаточно сил, чтобы вновь воскреснуть. Если уничтожить Сердце, то Трибунал падет, потому что лишится своих сил, но и я погибну вместе с ними тоже. К тому же Сердце умеет подчинять, а я не смогу противиться его приказам, и если ты захочешь его уничтожить, оно сможет заставить меня напасть на тебя. Против моей воли, Нев. Готов ли ты к этому? Будешь ли спокойно стоять и ждать своей смерти, или будешь защищаться и убьешь меня в итоге? Сейчас, пока Сердце поддерживает мою жизнь, мои силы почти безграничны. Как ты помнишь, Шестой Дом всегда славился боевой магией, а я недаром был его главой и Консулом при твоем дворе. Теперь же мои умения стали еще более могущественными. Я не хочу тебя пугать, но сейчас ты практически обречен, если столкнешься со мной в бою. Подумай и об этом, Нев. Этого тебе Азура не сообщила?
- Нет, - Нейя упрямо сжала зубы. – Не сообщила. Но сам-то ты… Сможешь ли меня убить?
- Я? – Ворин резко высвободил свою руку и отошел от Нейи. – Я – нет. И никогда бы не смог, но вот ОН – ОН сможет! – с этими словами Дагот резко развернулся к девушке, превращаясь в кошмарное создание: длинная тощая, почти голая фигура была покрыта страшными струпьями и бугрящимися шрамами, косматая грива волос, свисавших почти до пояса, поблескивала сединой, острые алые когти хищно поблескивали в отблесках раскаленной лавы, и только знакомая уродливая золотая маска скрывала обезображенное лицо чудовища. Нейя взвизгнула, инстинктивно отступая к стене.
- Что, хорош? – горько усмехнулся Дагот. – Такой я смогу тебя убить. И не потому, что разлюбил. Нет! – он истерично рассмеялся. – Азура видит, я не разлюбил тебя, Нев, и теперь, когда ты наконец-то стал девушкой, единственное, чего я хотел бы – любить тебя, ласкать твое тело, наслаждаясь твоими поцелуями и нежностью, но… Но я сейчас не только уродлив внешне, а еще и принадлежу Сердцу. И буду делать то, что Оно мне прикажет. А Оно прикажет мне убить тебя. И потому, Нев, я и прошу тебя – выкинь из своей головы эту глупость. Меня уже не спасти. Единственное, что я могу тебе обещать – я не нападу первым. Я дам тебе время нанести мне последний удар. А потом ты уничтожишь Сердце, и все кончится, Нев. И мои мучения, и твоя несбыточная мечта. Но это и к лучшему. Посмотри, во что я превратился! Смог бы ты любить меня вот таким? Смог бы возжелать это искалеченное тело? Не из милости, не из жалости… Не качай головой, я и так знаю, что нет. А ты еще сможешь найти свою судьбу, если выживешь в этой битве. Тебя признают, как короля. Ты вернешь и свой трон, и свою власть, найдешь того, кто будет верен тебе, и кто сможет любить тебя, как когда-то любил я. И прости, что испугал тебя. Просто… я не хочу больше обманывать. Я уже не тот Ворин, которого ты когда-то знал. Я – всего лишь чудовище, которому не место среди живых людей. И до твоего возвращения я жил только жаждой мести. Я мечтал отомстить тем, кто обманул тебя, кто погубил нас обоих. Теперь я буду жить ради того, чтобы ты одержал победу, Нев. И ради нее же и умру. А сейчас уходи, - он отвернулся и шагнул в тень. – Я хочу побыть один…
Нейя рванулась к нему, но натолкнулась на невидимую стену, которая вдруг налилась слепящим светом, заставляя девушку зажмурить глаза. Нейя охнула и подскочила на своей кровати.
- Чего орешь? – отозвалась с пола Дзюра.
- Сон, - тихо прошептала Нейя.
- Опять сон! – Хранительница, подслеповато щурясь, взобралась на край кровати и цепкими когтями ухватила девушку за подбородок, заглядывая ей в глаза. – Вот ведь, Мефала меня раздери! – пожаловалась она. – Сон… Хммм… Не нравится мне это. Ты так скоро свихнешься, если каждый раз будешь просыпаться с такими вот криками! Что ты на этот раз видела? Опять не скажешь?
Нейя отрицательно покачала головой: - Не скажу. Какая разница? Хоть Азура, хоть Он… Оба меня мучают. Один во мне совесть все будит, а вторая требует невозможного. И ты права, от этого можно свихнуться! Но надо же уже что-то с этим делать!
- Ладно, - Дзюра почесала подбородок. – С НЕЙ я поговорю. ОНА тебя пока беспокоить не будет. А вот ОН… Хочешь, скажу ЕЙ, и ОНА Его больше в твои сны не допустит?
«Позволь мне хотя бы просто присутствовать в твоих Снах» - прошептал тихий горький голос, и Нейя нахмурилась: - Нет, не надо ЕЙ ничего о НЕМ знать. С НИМ я сама как-нибудь разберусь.
- Ну, как знаешь, - миролюбиво согласилась Хранительница. – Но, если будет тебя сильно доставать, намекни мне, ладно?
- Ладно! – отмахнулась Нейя. – Эх, может, мне еще удастся немного поспать до утра?

2015-11-29 в 23:55 

Дитя Дженовы
Always...
- Так что? – промурлыкала Хабаси, посверкивая золотистыми глазами. Нейя задумчиво потерла подбородок: хаджиты очень непривычно выглядели и общаться серьезно с человекоподобной кошкой было несколько странновато. Хотя, в темнице, в соседней камере, содержали несколько аргониан, или, как их еще называли, «грязных ящериц», так что, после них и местной фауны, представленной даэдра и дреморами, кошко-женщина выглядела даже мило. Хабаси тихо мяукнула, привлекая к себе внимание: - Хаджит спрашивает, готова ли ты вступить в Братство и чтить все его законы?
- М-м, - Нейя обернулась к своим спутникам. – Да, готовы. Мы все готовы, Сладкоголосая.
- Хорррошо-о! – мурлыкнула кошка и засмеялась: - Вчера вечером сюда приходила глупая белая женщина. Ее волосы были подобны золоту, но язык – змеиному жалу. Она была вызывающе одета и грязно ругалась. Хабаси выставила ее за дверь. Эта женщина искала Вас, сэра, и говорила, что она – Ваша рабыня.
- Анна! – выдохнула Нейя. Они позабыли о том, что отправили Анну искать дом Коссадоса. Впрочем, может, это и к лучшему. Летте и Дзюра намекали, что хамоватой блондинке вовсе незачем знать о том, что Нейя и остальные собираются вступать в Братство. – Куда она пошла, не знаете?
- Значит, эта мерзавка на самом деле Ваша раба? – удивилась Хабаси. – Она вела себя отвратительно и называла меня грязным животным! – шерсть на загривке хаджитки встала дыбом. – Сэра накажет наглую рабу? Раба оскорбила Хабаси, члена Братства. Кодекс…
- Накажу, непременно! – пообещала Нейя. – Вот только найду ее, такую выволочку устрою!
- Хоррррошо! – довольно муркнула Хабаси. – Очень хоррррошо! Хабаси верит тебе. А теперь, раз вы все в Братстве, Хабаси хочет дать вам первое испытание. Вы должны найти Налькарию из Белой Башни, что живет в богатом северном районе, и взять у нее бриллианты. Налькария – алхимик. Бриллианты нужны ей для зелий. Хабаси любит красивые камушки. Хабаси найдет бриллиантам лучшее применение, чем ступка алхимика! Принесете бриллианты – Хабаси будет довольна, даст новое звание, и, может, подарит кое-что нужное!
- Но я… - начала было Нейя, которой вовсе не хотелось бежать сломя голову и обворовывать первого попавшегося жителя Балморры. Торвальд предостерегающе стиснул ее руку: - Хорошо, Сладкоголосая! Мы выполним твою просьбу. Как скоро тебе нужны камушки?
- Я не торрроплю, - мурлыкнула хаджитка. – Хабаси знает, что у Налькарии дежурит стража. Как сможете, так принесете. А теперь идите. Ваша глупая рабыня топчется сейчас под дверями. Не бойтесь: у Хабаси очень хороший слух. Эта девка только что подошла и нас не слышала. Надеюсь, сэра не забудет своего обещания и взгреет мерзавку как следует? – она внимательно посмотрела на Нейю, и той осталось только кивнуть. – Вот и славно!
- Ну, пошли, что ли? – хмыкнула Дзюра. – Что-то у меня когти чешутся надавать этой Анне хороших люлей. Если, конечно, ты не возражаешь, Неревар?
- Неревар?! – шерсть на загривке у Хабаси снова встала дыбом. – Ты сказала, Неревар? О! – хаджитка внезапно опустилась на одно колено, подобострастно склонив голову, и тихо пробормотала: - Простите мою дерзость, Ваше Величество! Для меня большая честь служить Вам! Забудьте про обещание, данное Хабаси! Отныне Братство всегда открыто для Вас!
- Да встань! – возмутилась Нейя. – Не король я! Все это какой-то бред! И я не отказываюсь ни от работы, ни от обещания наказать Анну. Не надо мне кланяться! Я ведь всего лишь…
- Избранная, - восторженно произнесла Хабаси. – И скромна, как истый Индорилл! Хорошо, будем считать, что ты – обычный член Братства. Но Хабаси никогда не забудет, что король говорил с ней, как с равной! И Вы помните, сэра, что бы ни случилось, Братство всегда придет Вам на помощь!

2015-11-29 в 23:56 

Дитя Дженовы
Always...
Искать Анну не пришлось: она обнаружилась прямо под дверями трактира. Шел дождь и девушка зябко куталась в свой грязный промокший плащ и тихо поскуливала, как побитая собачонка. Увидев Нейю и ее спутников, Анна рванулась было к ним, но внезапно остановилась и понурила голову: - А, хозяйка! Сэра… Я уже замучалась тут ждать вас. Где вы все были? Я этот проклятый городишко целиком обрыскала, но вас нигде не могла найти! – с упреком проговорила блондинка. Но Нейя только отмахнулась: - Не твое дело! Нашла Коссадоса?
- Конечно, не мое! – взорвалась Анна. – Сначала меня выгоняют под дождь, искать грязную лачугу нищего пропойцы, потом этот пропойца выпиннывает за дверь: видите ли, не понравились ему мои манеры! Потом какая-то грязная драная кошка выставляет из занюханного трактира, уверяя, что могла бы и шкуру с меня спустить, если бы настроение похуже было! Потом я отбиваюсь от подвыпившего стражника, который решил, что я- уличная шлюха! Мокну под этим чертовым дождем всю ночь! Ищу вас в каждой канаве, как ополоумевшая!!! И что я слышу от вас первым делом? Не «спасибо», не «как ты провела ночь», не «извини, что кинули тебя одну»! Нет! Первым делом меня заставляют вести вас в дом к этому скрибу недоношенному! А сами найдете его развалину!
- Не хами, - устало пробормотала Нейя. – А будешь орать, еще и люлей огребешь, так как я пообещала одному своему другу, что примерно накажу некую белокурую хамку, которая не умеет разговаривать с хозяйскими знакомыми!
- Кого это я там оскорбила? – насторожилась Анна. – Может, обойдемся без взбучки? Я вам не девочка для битья! Я – фрейлина знатной госпожи! Меня нельзя бить, иначе моя красота померкнет!
- Еще раз напоминаю, мерзавка, - зевнула Дзюра. – Твоя госпожа продала тебя, невзирая на красоту и положение. И продала по самой низкой цене. Так что, мотай на ус, и думай! Стоит ли тебе и дальше выламываться и хамить, или пора начать вести себя прилично?
- Дура черномазая, - огрызнулась Анна, но тут же стрельнула глазами в сторону Нейи. – Ладно, идемте! Отведу вас к вашему алкашу!

Дом Кая Коссадоса оказался маленькой, но довольно аккуратной снаружи постройкой. Двухэтажный домик, рассчитанный на двух хозяев, сиял недавно обновленной покраской и Нейя недоуменно взглянула на Анну: - Это вот такое ты называешь грязной лачугой?
- Вы еще не были внутри! – прошипела блондинка. – Клянусь Пресветлой, такой грязи и убожества я в своей жизни не видывала! Чистые стенки – вовсе не его рук дело. Вторая хозяйка дома – молодая данмерка. Она и поддерживает фасад дома в более менее приличном состоянии.
Между тем Торвальд успел постучаться в дверь. Тотчас в ответ послышался весьма недовольный хриплый мужской бас: - Какого дурзога? Проваливайте отсюда! Я никого не жду!
- Кхм, - прокашлялась Нейя. – Э-э, я прибыла с пакетом для Кая Коссадоса.
- Киньте пакет под дверь, и проваливайте! – рявкнули из-под двери.
- Пакет велено передать лично в руки! – возразила Нейя. – Пакет от наместника Сейда Нин, Сокуция Эргаллы!
- Неревар? – крякнул Коссадос и наконец-то открыл дверь. – Это ты! – утвердительно кивнул он, разглядывая Нейю. – Та девушка с именем древнего короля. Что ж, проходи!
Нейя настороженно уставилась на лысоватого пожилого мужчину, которого уже видела в имперском каземате. Именно он интересовался ею, и, как выяснилось, выкупил для неизвестных целей. Имперский шпион, Клинок, ее хозяин… Выглядел он, мягко говоря, неважно. На Коссадосе были только видавшие виды и скрипящие от грязи штаны, голая грудь заросла клочьями седоватых волос, а лысина маслянисто поблескивала от выступившего на ней пота. От шпиона несло дешевой местной выпивкой и запахом давно не мытого тела. Кай криво улыбнулся: - Не стесняйся, заходи! Я живу один, так что, уж извини, дома не прибрано!
Нейя пожала плечами и вошла в дом Коссадоса. Ее спутники предпочли оставаться ждать на улице.
- Ноги моей в этой выгребной яме не будет! – объявила Анна, брезгливо морща нос.
- А тебя никто и не зовет! – возмутилась Летте. – Смотри-ка, чистоплюйка какая выискалась!
- Вполне нормальный дом! – поддержал волшебницу Торвальд. – Да и хозяин тоже обычный человек…
- Ага, у вас, грязных нордов, если не нора в земле, то уже дворец! – огрызнулась Анна. – А если не мертвецки пьян с утра, то нормальный человек! Уффф, вонь какая! Аж глаза слезятся!
- Да заткнешься ты сегодня, или нет? – взвыла Дзюра, закатывая глаза. – Клянусь Шигоратом, я сверну шею этой мерзкой девице, если услышу от нее хотя бы еще один звук!
Анна испуганно воззрилась на Хранительницу и наконец-то замолчала.
Тем временем, Нейя оглядела жилище Коссадоса. Кажется, ее невольная рабыня все же была права: имперский агент жил не просто убого, а просто в нечеловеческих условиях. Грязная комнатка была тускло освещена единственной полусгоревшей свечой. Из мебели имелись лишь старая кривая кровать, потертый сундук, маленький кривобокий столик и сломанный стул. Всюду по полу и мебели были раскиданы вещи, свитки, книги, грязная одежда, обрывки пергамента и пустые бутылки из-под вина. На столе гордо возвышались узкие флаконы со скуумой и горка лунного сахара. В доме стоял густой смрад сгнивших овощей и блевотины. Нейя поморщилась и покачала головой, но Кай только отмахнулся: - Да забей! Давай сюда пакет! – пробежав глазами свиток, он хмыкнул: - Ну, что ж, поздравляю, коллега! Теперь ты будешь работать под моим командованием. Жить будешь в трактире. Денег на комнату я тебе дам. Я вижу, ты не одна?
Нейя кивнула: - Да, я… с друзьями.
- Это хорошо! – согласился Кай, почесывая голый живот. – Тебе сейчас пригодятся друзья. Еще я бы посоветовал тебе вступить в одну из Гильдий, а заодно пройтись вот по этим адресам, тут, в Балморре, - он протянул девушке огрызок пергамента с каким-то списком. – Эти люди входят в организацию имперской агентуры. Они – Клинки, а я – глава Клинков тут, в Балморре. Мои товарищи могут помочь тебе с приобретением кое-какого снаряжения на первое время, а еще обучат необходимым боевым навыкам. Можешь идти и пообщаться с ними. Как только будешь готова выполнять мои распоряжения, приходи. Все понятно?
Нейя ошарашено уставилась на своего… коллегу. Не хозяина, но начальника. Итак, теперь, значит, она – официальный агент Империи? И ее… выгоняют пока взашей. Что ж, и на том спасибо: - Да, понятно. Я могу идти?
- Конечно, - Коссадос широко зевнул. – Вали. Как освоишься, жду. А я пока немного отдохну! – и он с размаху плюхнулся на жалобно заскрипевшую кровать.
Девушка нервно фыркнула и пулей вылетела за дверь.

2015-11-29 в 23:57 

Дитя Дженовы
Always...
- Бред какой-то! – пожаловалась Нейя, едва закрыв дверь хибары Коссадоса. – Меня привезли сюда, как имперского агента! А еще этот недоделанный алкоголик отправил меня походить по этим адресам. Говорит, что по ним проживают его помощники, которые могут меня поучить уму-разуму.
- Дай-ка сюда! – хмыкнул Торвальд, нервно оглядываясь на явно заинтересованную Анну. – Ты ничего не перепутала? Он, часом, скуумы не перебрал? Какой из тебя агент? Ты только что из… Короче, вообще не в курсе политической ситуации в Тамриэле. Чего ты сможешь сделать для Империи? Впрочем, на Коссадоса не стоит обижаться – лунный сахар, знаешь ли, размягчает мозги. Старик сбрендил. Делать шпиона из девчонки, просидевшей в застенках всю свою жизнь! Идиот… Но по адресам пройтись стоит. Хотя бы затем, чтобы прощупать почву, разузнать обстановку. Так, кто тут у нас? М-гм… Разведчик, алхимик, магичка… Да, сходим к ним. Побеседуем. Может, хоть что-то да прояснится. И еще, Нейя, я бы не советовал так откровенно орать на всю улицу про то, что тебя пытаются сделать агентом Империи. Тут не любят н;вах, а уж агентов не любят вдвойне.
Дзюра скривила страшную рожу Анне: - А ты, женщина, вообще забудь, что тут слышала. Иначе проснешься в придорожной канаве с перерезанным горлом!
- Если мне перережут горло, я вообще не проснусь! – возразила блондинка, на что Хранительница только довольно усмехнулась: - Сообразила, девка! Значит, забудешь бред местного пьяницы, как полночный кошмар.
Анна судорожно сглотнула и бросила быстрый взгляд на Летте, словно ища поддержки, но и та смотрела на нее не менее свирепо. Нейя потерла виски, словно от головной боли, и пробормотала: - Ну, еще он посоветовал вступить в Гильдии. Все равно, в какие…
- Так ты уже состоишь в… - Летте осеклась, осторожно покосившись на Анну, а потом фыркнула: - О, это дело поправимое. Как я понимаю, кузнец не советовал нам идти в Гильдию к бойцам. Зато очень настоятельно советовал пойти к магам. Тот-Кто-Живет-в-Горе тоже маг. И биться с ним придется, если что, по его правилам.
Анна округлила глаза: - Да вы что, сбрендили? С Дагот Уром драться собрались? Это имперские шуточки, или как?
- А у маленькой кастрюльки некстати оказались большие ушки! – прошипела Дзюра, но Летте покачала головой: - Нет, так дело не пойдет. Мы вынуждены ее терпеть, но мы не можем жить молча из-за ее присутствия. Рано или поздно, мы проговоримся. В прочем, уже проговорились. И не раз. Что еще раз доказывает, что старик Кай сошел с ума. Мы совсем не годимся в агенты. Но это лишь подтверждает то, что мы должны разъяснить Анне, что происходит, и в какое дерьмо она вляпалась, ибо к своей прежней госпоже она уже никогда не сможет вернуться.
- Живой, - добродушно поддакнул Торвальд. – Мертвые не болтают.
Анна испуганно воззрилась на Нейю, но та покачала головой: - Я предупреждала тебя, женщина! Это не наша тайна, мы и сами в нее невольно втянуты, но никто, кроме посвященных в нее, не имеет права о ней рассказывать. Надеюсь, ты понимаешь, что теперь тебе придется сохранять мне верность до самой смерти? Иначе, сама понимаешь, выбора у нас нет.
Блондинка кивнула и внезапно бухнулась на колени, заливаясь слезами: - Не губите меня, добрая сэра! Я ведь еще так молода, чтобы умирать! Я буду вам верной слугой! Только пощадите! Я клянусь, что ни словом, ни делом не предам Вас и ваших друзей!
- Я тебе верю, - устало отмахнулась Нейя. – Но пока многого тебе не скажу. Могу лишь сказать, что мы, точнее я, должна выполнить волю местного божества и пойти на Красную Гору, чтобы уничтожить зло, находящееся в ней. Это все, что я могу сказать.
- А! – понимающе кивнула Анна. – Воля Трибунала! Пресветлая Альмалексия, да пребудут дни ее долгими и нескончаемыми, очень хочет, чтобы та тварь с Горы сдохла. Да и Лорд Вивек, я думаю, во всем поддержит вашу священную миссию! Да и этот хренов механик тоже не будет против, я думаю…
Дзюра и Летте переглянулись и с облегчением заулыбались: Анна все поняла не верно, но очень близко к истине, что лишь играло им на руку.
- Божество, да не то, - тихо проворчала Хранительница. – Впрочем, ну ее! Пусть и дальше думает, что мы исполняем тайный сговор Айем с Империей против Ворина Дагот Ура. Чем меньше она знает всей правды, тем лучше для нас.
Летте согласно кивнула, Анна же продолжала: - А зачем вам в гильдию магов, сэра? Это пустая трата времени! И денег… Маги жадны до золота и своими премудростями просто так не поделятся. Нам лучше ехать в Суран!
- Зачем в Суран? – возмутился Торвальд. – В это захолустье! Там только шахты, да бордель…
- Вот-вот! – закивала блондинка. – Именно! В доме Тысячи Наслаждений проживает Мастер. Единственный представитель Древнейшей расы. Мастер может научить искусству битвы, как рукопашной, так и магической. Зовут Мастера Рассвет, но как он выглядит, никто не знает.
- А что, - захихикал нордлинг. – Удобно устроился! Как выглядит, не известно. Живет в бордели… Н-да… Представляю я, что это за чудо-воин!
- Зря смеешься, - огрызнулась Анна. – Говорят, он – потомок Крылатого народа. Они были самыми сильными магами до падения Лоркана, и жили высоко в небе. Потом проклятые дети Лоркана вымерли, и Рассвет – единственный, кто остался из всего племени. Если кто и знает, как противостоять магии Сердца Лоркана, то это – последний его потомок.
- Н-да, - покачала головой Дзюра. – А девка-то дело говорит! Похоже, зря я тебя со счетов списывала, блондинка! Значит, первым делом нам надо двинуть в Суран!
- Да хоть к дурзогам в нору! – согласилась Нейя. – Лишь бы поскорее во всем разобраться…

2015-11-30 в 09:18 

Дитя Дженовы
Always...
Суран встретил порывами сухого ветра и наливающимся кровавыми отсветами небом.
- Плохо дело! – процедил сквозь зубы Торвальд. – Буря будет. Видимо, пока не закончится, сидеть нам в этой дыре…
- Почему? – поинтересовалась Нейя. – Бури ведь обычно недолгие…
- Это на континенте недолгие, - отмахнулась Летте. – А тут, на Острове, бури – это не просто явление природы. Эти бури – нечто иное. Поговаривают, что бури – выражение гнева того, кто сидит в Горе. А еще говорят, что они переносят мор. Того, кто останется в бурю на открытой местности, вскоре посетят Сны, а потом и до корпруса недалеко…
- Не говори всякую ересь! – взвилась Анна. – Сны – это запретная тема! Если не хочешь попасть к ординаторам, то лучше молчи о природе бурь и Снах!
- Не затыкай ей рот! – ощерилась Дзюра. – А то не посмотрим на твою клятву, и выкинем за ворота города. А там уже сама суди, ересь слова о бурях и Снах, или правда!
- Прекратите! – рассердилась Нейя. – Сны – это правда! Мне они снятся!
- Ой! – испугано пискнула Анна и отшатнулась от своей новой хозяйки, но Летте покачала головой: - Нейя, это не те Сны! Сны, о которых мы сейчас говорим, снятся Спящим, то есть тем, кто заболел корпрусом, но еще не начал изменяться внешне. Им снится Гора, их зовет лорд Шестого Дома. Он приказывает им прийти на Гору и присоединиться к нему, став свидетелями его триумфального возвращения. Тебе снится несколько иное, если я правильно поняла?
- Да, но в самом первом сне он тоже звал меня к себе, - растеряно возразила Нейя.
- Звал, - кивнула Летте. – Но ведь, не как верного слугу, а как равного себе?
- Да, - Нейя поймала полный ужаса взгляд Анны, и отмахнулась. – Ладно, неважно. Мы идем? Куда теперь? Нужно поскорее дойти до этого вашего района красных фонарей, пока буря не разыгралась. Не хочется оставаться на улице в такой час.
- Идти недалеко, - пожал плечами Торвальд. – Нужно только спуститься с площадки, пройти между домами к площади и там уже сразу увидим Дом Земных Наслаждений. Нам туда…
- И когда это ты успел тут побывать? – ревниво поинтересовалась Дзюра, буравя нордлинга злобным взглядом. – Мужики! Все бы им по шлюхам бегать!
- Эй-эй, красотка! – хихикнул северянин. – Не дуйся! Просто бордель тут по совместительству и одна из гостиниц, причем недорогая, и с неплохой выпивкой. А я был тут проездом – искал свою сестру, - он внезапно помрачнел. – Знаешь, мне как-то не до баб тогда было…
- Нашел? – заинтересовано посмотрела на него Хранительница.
- Нашел, - мрачно отозвался нордлинг. – Могилу… Недалеко от Сейда Нин. Ее убили местные контрабандисты. Перерезали ей горло, когда она ночевала под открытым небом, по пути в Балморру…
- Прости, не знала, - смущено пробормотала Хранительница. – А этих ублюдков ты прикончил?
- Если бы, - отмахнулся Торвальд. – Где их теперь найдешь?
- Погоди! – вскинулась Нейя. – Но ведь, кто-то же тебе рассказал о том, что с ней случилось?
- Рассказали, - нахмурился Торвальд. – Те люди, которые нашли ее на дороге, и потом похоронили. Они, увы, не видели того, кто это сделал. В окрестностях Сейда Нин многие промышляют разбоем…
- О, - прервала его излияния Анна. – Кажется, я вижу то, что нам надо! – блондинка указала тонким пальчиком на красивый чистенький двухэтажный домик, украшенный стеклянными фонариками алого цвета. – Вот и он, Дом Земных Наслаждений!

- Чего надо? – не слишком дружелюбно отозвался тощий и помятый данмер, открывший дверь на требовательный стук Нейи. – Переночевать ищите где-нибудь еще. А нищим не подаем!
- Я ищу Мастера Рассвет! – брякнула Нейя, совершенно не подумав. Глаза данмера округлились, как плошки. – Рассвет? Ты ищешь Мастера Рассвет? – он почему-то понизил голос. – Для чего тебе это надо? Ты в курсе, сколько стоят услуги Рассвет? У тебя, нищенка, столько денег за всю твою жизнь не найдется!
- Эй, повежливее с дамой! – огрызнулся Торвальд, подойдя ближе к двери. Данмер шарахнулся вглубь дома, прикрывая дверь перед носом взбешенного нордлинга: – О! еще один! А тут вас много! И все вы в клиенты к Рассвет набиваетесь? – ехидно поинтересовался он. – Так спешу вас расстроить – Рассвет групповушек не любит!
- Да пошел ты! – рявкнул Торвальд и оглянулся на остальных. – Дверь им, что ли, выломать?
- Ну, зачем же так грубо! – пожала плечами Дзюра, выступая вперед. – Мы попробуем дипломатию. Эй, ты, привратник? Или кто ты там еще? Хочешь полапать живую дремору?
Данмер испугано пискнул и пожаловался кому-то внутри дома: - Тут какие-то извращенцы приперлись! Требуют групповуху с Рассвет, и взамен предлагают мне перепихнуться со скампами или даэдротами!
Дзюра заметно побелела от бешенства и прошипела: - Нет, вы слышали?! Меня?!!! Сравнить с Низшими? С этими животными? Я, по вашему, похожа на скампа? Или этого недокрокодила?
Анна весело хрюкнула: - Похожа. На этого… крокодила! Когда злишься!
- Ах, ты, белокурая сучка! – взвизгнула вконец взбешенная Хранительница и вцепилась Анне в волосы.
Внезапно дверь открылась и на пороге возникла фигура, плотно укутанная в длинный черный плащ.
- Вы искали Мастера Рассвет? – поинтересовалась незнакомка в плаще красивым музыкальным голосом. – Позвольте узнать, какое дело привело вас к нему?
- Мы… - Нейя беспомощно оглянулась на враз присмиревших спутников, и вдруг выпалила: - Мастер Рассвет должен помочь нам уничтожить Сердце Лоркана!
- Что? – удивилась женщина, откидывая капюшон с лица. – Сердце Лоркана? Вы… шутите? Или сумасшедшие?
Торвальд восхищенно прицокнул языком, разглядывая незнакомку, и даже остальные спутники Нейи не сдержали удивленного возгласа: девушка оказалась необыкновенно красива. Огненные кудри до самого пояса оттеняли молочно-белую кожу. Алые губы спорили по яркости с черными ресницами, бровями и необыкновенно синими глазищами. Между тем, незнакомка покачала головой: - Видимо, на самом деле умалишенные. А жаль… Видите ли, дорогие мои, я ничем не могу вам помочь в вашем деле, потому что я всего лишь жрица любви…
- А причем тут..? – возмутилась было Дзюра, снова вцепляясь Анне в волосы, но рыжеволосая лишь грустно улыбнулась: - Видите ли, милые мои, Мастер Рассвет – это я…

2015-11-30 в 09:20 

Дитя Дженовы
Always...
Первым опомнился Торвальд: - Ну, хорошо, если это на самом деле так, то просим прощения за беспокойство, - он вопросительно оглянулся на Нейю, но та лишь закатила глаза, еле сдерживая нервный смех. – А позвольте узнать, номера у вас свободные есть? Буря начинается. Не хотелось бы оставаться под открытым небом…
- Номера есть, но по правилам заведения номер дается лишь тому, кто купит девушку на ночь, - пожала плечами Рассвет. – Знаете, я и так разрешила бы вам тут переждать непогоду, но, увы, я – не хозяйка.
- Жаль, - покачал головой нордлинг, поглядывая на довольного привратника. – Девушку нам как-то не нужно. У нас и своих предостаточно…
Дзюра презрительно хмыкнула и тайком показала привратнику язык, попутно пнув Анну под колено. Блондинка в накладе не осталась, ответив ей тычком под ребра.
- Убью ведь! – ласково пообещала Хранительница. – Убогая ты моя!
- Почему убогая? – прошипела Анна. – В отличие от тебя, черномазая, я – красавица!
- А красота, знаешь ли, вещь преходящая! – отмахнулась Дзюра, оскаливая клычки. – Интересно, будешь ли ты прекрасна, скажем, со сломанным носом?
- Да прекратите вы обе! – взвилась Нейя, которой порядком все надоело и очень хотелось всего лишь по человечески отдохнуть. – Тор, сколько у нас денег?
- Ну-у, - нордлинг заинтересовано посмотрел на нее и покачал головой. – Наличными около трех тысяч золотом. Конечно, не стоит об этом орать по всяким притонам… Да и мало ли на что нам деньги понадобятся…
- Хорошо, - рыжая нахмурила брови и обратилась к привратнику: - Сколько ты хочешь за номер с кроватями для всех и ночь с ней? – она кивнула в сторону Рассвет, которая ничуть не удивилась такому повороту событий и лишь ехидно усмехнулась.
- Значит, все-таки на групповушку решились? – у привратника челюсть отвисла до самого пола. – Мастер? Вы… согласны?
- Согласна! – проворковала Рассвет. – Угловой номер очень большой. Как раз на оргии и рассчитан. Кроватей там предостаточно. Но учтите – номер и я в придачу стоим пятьсот золотых. Не высока ли цена? Может, вам лучше в Сторожевой башне непогоду переждать?
- До башни еще дойти надо! – огрызнулся Торвальд, прислушиваясь к завыванию ветра.
- Значит, денег не жаль? – рассмеялась Мастер Рассвет и повернулась к привратнику. – Тогда пусти их, Дронас. Деньги отдадите хозяину заведения утром, а сейчас идемте за мной. Я провожу вас в покои.
- Ты идиот! – тихо прошипела Летте, протискиваясь мимо посмурневшего Дронаса и незаметно пиная Торвальда ногой. – Отвалить такие деньги за шлюху?
- Поправочка! – отмахнулся Торвальд. – Деньги я отвалил за то, чтобы все наутро не полегли от Черного Сердца или чего похлеще. Суран слишком близко к тропе на Призрачные Врата. Из ущелья дует, знаешь ли. Прямо от Предела. Если надоела жизнь, то, конечно, можно и не платить.
- Тьфу! – отмахнулась Летте. – Или ты думаешь, что я не в состоянии сварить пару зелий от того же Черного Сердца?
- А от корпруса? – поинтересовался Торвальд, но, заметив, что Летте мгновенно помрачнела, покачал головой. – Нет, ты не думай, дорогая, что я язвлю. Просто в Суране слишком много Спящих. Скоро этот город вымрет. Население уйдет на Гору. В шахтах мор, матки квама болеют, шахтеры не хотят добывать яйца, и в эбонитовой штольне недавно видели Ловчего корпруса. Об этом еще Аррил говорил в Сейда Нин, когда мы с тобой Нейю в трактире ждали. Я думал, ты обратила внимание на его слова, или Слуги Шестого Дома корпрусом болеют избирательно?
- Я не слуга, - чуть слышно зашипела Летте, беспокойно оглядываясь на Анну, которая строила глазки Дронасу. – И ты знаешь! Я всего лишь хочу справедливости для тех, кто в свое время приютил и обогрел меня. Шестой Дом – не монстры. Они были такими же мерами, как и остальные. И Лорд их…
- Молчи, женщина! – Торвальд испуганно зажал ей рот рукой. – Еще пара слов и у Неревара появятся вопросы. Например, сколько лет тебе на самом деле. И насколько ты человек…
- Ровно настолько же, насколько и сама Нейя, - отрезала Летте. – Дзюра, к слову, в курсе, кто я и откуда. И она совершенно не против моего присутствия.
- Зато Анна, - Торвальд хмыкнул, снова оглядываясь на ничего не подозревающую блондинку, - не в курсе. Но, думаю, она не придет в восторг, если поймет, что невинная девчонка-магичка на самом деле – некромант, проживший более пятисот лет. Хорошо, хоть не вампир.
- Уффф! – Летте тихо захихикала. – Вампир – это, пожалуй, уже через чур. Но что Нейя собирается делать с совершенно бесполезной девицей?
- Это почему – совершенно бесполезной? - Рассвет внезапно повернулась с Летте и, подхватив ее и Торвальда под руку, буквально втолкнула в богато уставленную комнату. Нейя и Дзюра уже ждали их там, с мрачным видом расположившись на краешке кровати.
- Дверь прикрой! – тихо приказала Нейя Торвальду. – И пока не пускай сюда Анну.
Нордлинг удивленно уставился на Рассвет, которая наконец-то скинула с себя плащ, оставшись в ослепительно белых кружевных одеждах, больше похожих на богатое нижнее белье. За спиной проститутки покачивались огромные белые крылья.
- Так ты и правда – одна из Крылатых? – поинтересовалась Нейя. Рассвет кивнула и рассмеялась: - Да, я из расы Крылатых. Но не дитя проклятого Бога, как вы думали. Хотя… Если уж вы меня нашли именно за этим, - она задумчиво прикусила кончик ярко-алого локона. – Тшшш! Смотрите, чтобы сюда никто не вошел!
- Так ты – не шлюха! – обрадовался Торвальд, а Летте сильно толкнула его локтем в бок: - Эй, следи за языком!
- Шлюха, - пожала плечами Рассвет. – Причем очень дорогая. Многим нравятся мои крылья. Да и талантами в постели я не обделена. Но одно другому не мешает, так ведь? И потом, как вы верно сказали, мой народ вымер. За меня некому заступиться, и я выживаю, как умею. Умею я, как выяснилось, не слишком многое. Только трахаться, да сражаться. Но почему-то меня никто не принимает всерьез, как воина. Видимо, покупаются на внешность… - она невесело рассмеялась. – А зря… Ой, как зря. И, если я вас правильно поняла, то вы искали именно воина-Рассвет?
Нейя кивнула и поинтересовалась: - Да. Это верно. Так ты нам поможешь?
- Сердце Лоркана, - протянула Рассвет. – Хмммм. Красная гора, да? Опасное местечко!
- Трусишь? – скривилась Дзюра.
- Чего еще?! – оскорбилась Рассвет. – Мне нравятся опасности. Я иду с вами. Только одна небольшая проблема: хозяин просто так меня не отпустит. Я еще не отработала свой долг. Видите ли, когда-то давно он подобрал меня раненую в горах. Я к тому же подцепила какую-то заразу. Тут это – раз плюнуть. Ветер так же бесновался, как сегодня, и наутро после бури вся моя кожа покрылась ужасными нарывами и волдырями. Я сильно ослабела и готовилась умереть. Но на меня наткнулся какой-то мер, который оказался хозяином борделя. Уж не знаю, как он смог рассмотреть, что я достаточно привлекательна без этих ужасных гноящихся струпьев. Он принес меня сюда, вымыл, перевязал, поил каким-то зельем. А когда я выздоровела, предъявил счет. Денег у меня не было. Так что я отрабатываю свой долг перед этим мерзавцем. Он нажил на моем теле уже приличное состояние, и не думаю, что просто так меня отпустит. Но он до смерти боится заразиться мором… и, если кто-нибудь из вас… скажет ему, что болен корпрусом, то… я думаю, смогу его убедить, что тоже заразилась. Но простым словам он не поверит. И, если я правильно поняла, то среди вас есть маг?
- Я – маг! – кивнула Летте. – Так ты хочешь, чтобы я наслала на тебя и кого-нибудь еще чары, изменяющие внешность?
- Или зелье, - пожала плечами Рассвет. – Какая разница? Мой хозяин не так уж и умен. Да, он вылечил меня, но не самолично готовил зелье. Он купил его в Храме. Так что я не думаю, что он настолько хорошо отличает настоящий корпрус от поддельного.
- А почему именно корпрус? – поинтересовалась Нейя. – Есть ведь и другие болезни?

2015-11-30 в 09:20 

Дитя Дженовы
Always...
- Есть, - неохотно согласилась Рассвет. – Но другие болезни можно вылечить, если они не запущены. Зелья, заклинания, поклонения священным алтарям в Храмах… Вас просто оштрафуют на сумму моего лечения и прогонят взашей из города. Если же вы скажете, что больны корпрусом, то вас никто не тронет. Все боятся заразиться и умереть в страшных муках, или стать одним из сотен чудищ, обитающих на Горе.
- Но ведь мы и идем как раз на Гору! – возразила Нейя.
- Плевать! – хитро улыбнулась Рассвет. – Мы, Крылатые – не меры. И Проклятье Азуры, равно, как и корпрус, нас не касаются. Мы можем болеть всякими моровыми болезнями, но главная зараза обходит нас стороной. Таково наше персональное проклятье. Так что на Гору я могу с вами идти совершенно спокойно.
- Ясно! – кивнула Летте. – Значит, нам придется завтра утром разыграть представление? Хорошо, тогда я должна подготовиться! - с этими словами магичка полезла в свою заплечную суму и стала там что-то искать. – Я сварю парочку зелии. А вы пока можете немного передохнуть.
- А ты? – участливо поинтересовалась Нейя. – Ты ведь тоже устала?
- Устала, - согласилась Летте. – Но что поделать? Кроме меня некому решить нашу проблему. К тому же я тоже лягу спать, как только закончу с зельем. Вы его утром выпьете. А пока ложитесь уже! И так поздно!
Нейя послушно кивнула и свернулась калачиком на самом краешке пышного ложа. И вздрогнула, почувствовав, как кто-то склонился над ней, осторожно убирая ее волосы со лба, а затем прикоснулся к нему теплыми, чуть подрагивающими губами.
- Тшш! – прошептал Ворин, опускаясь перед ее кроватью на колени. – Я тебе снюсь.
- Знаю, - Нейя покачала головой. – Все же это несправедливо… Вот так…
- Жизнь вообще – штука несправедливая! – усмехнулся Ворин, откидывая назад густые смоляные локоны. – Вот, взять нас с тобой… Теперь ты такая, о какой я всю свою жизнь мечтал. А я? Чудовище! – он помрачнел, но тут же фыркнул. – Значит, нашли на мою голову управу? Представительницу древней расы?
- Откуда… - изумилась Нейя, но Ворин только невесело улыбнулся. – Я все о тебе знаю. Мы связаны с тобой, Нев, не только нашими снами… Но это неважно. Просто эта девочка – не то, что вам нужно. Тебе придется влезть в доверие к лорду Вивеку, чтобы получить у него Страж. Когда ты его обретешь, ты должна будешь идти на Гору. Мои братья – Эндус и Ордос – хранят Орудия. Это, и только это может уничтожить Сердце. Я, как и обещал, мешать тебе не буду. Сможешь его уничтожить, и не погибнуть сама – я буду очень рад. И, пожалуй, это единственное, чего я бы сейчас хотел. И то, что тебе следовало сделать много столетий назад. Тогда не погиб бы Думак, не сошел с ума Кагренак, Трибунал не предал бы тебя, и твои руки не были бы в крови моего Дома… Впрочем, сейчас это уже не так важно, Нев. Гораздо важнее то, что ОНА знает… Уже знает о том, что ты – тут. Значит – охота на тебя началась.
- Но она давно об этом знает! – возразила Нейя, удивленно глядя в его огромные черные глазищи. – Леди Азура сама…
- Но я говорю не о Леди Азуре! – Дагот скорбно склонил голову. – ОНА – твоя жена, Нев. Леди Альмалексия. Святая Альмалексия! – выплюнул он, отшатнувшись от Нейи и в бессилии сжимая кулаки. – Жрица Великого Трибунала! Богиня Альмалексия! Лживая шлюха… И единственное, чего она сейчас хочет, Нев – это твоя кровь. Если вы встретитесь, то ты погибнешь. Но самое страшное не это! Страшнее то, что на нее не действуют мои Сновидения и я ничем не смогу тебе помочь…
- Значит, мне не стоит попадаться этой Леди Альмалексии на глаза! – хмыкнула Нейя. – Хотя, как говорится, от судьбы не уйдешь… Но лучше скажи мне, Ворин, как так вышло, что я вышла замуж… женилась на ней? Если она настолько лжива и вероломна? Неужели у меня не было своей головы и разума?
- Был, - тяжело вздохнул Ворин. – Но, видишь ли, Нев, твоя жена не всегда была такой мерзкой гадиной. Когда ты встретил и полюбил ее, она была юной девушкой… Годы и власть развратили ее. Годы и власть… А еще Вивек, чтоб дреморы разодрали эту лживую двуличную тварь! – кулак Дагота тяжело опустился на край кровати, но она даже не скрипнула. – Если бы я знал, что представляет из себя это дитя Мефалы – сам вырвал бы ему сердце!
- И ты еще предлагаешь мне его обмануть! – невесело усмехнулась Нейя. – Да он в два счета раскусит мои попытки…
- А вот это мы еще посмотрим! – зло оскалился Дагот. – Помню, не раз и не два я его обыгрывал в шахматы, будучи твоим Консулом, Нев. Так почему бы нам снова не поиграть? Да еще и по своим правилам?

   

Шестой Дом восстал!

главная