• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи пользователя: Дитя Дженовы (список заголовков)
22:29 

"Она - Нереварин"

Дитя Дженовы
Always...
Давненько не наведывалась в СОО. Много чего произошло, но пока я все еще жива, как и само сообщество))))) И это радует. Пора бы Спящим немного проснуться ;)
В связи с этим начинаю выкладку своего "долгостроя" - макси по миру Морровинда. Да, это гет, да, и фем-слэш немного тоже, яоя нет, кроме морального, откровенного порно тоже нет, ООС-ом характеры не называю, ибо это все же игра, и каждый проходит ее по-своему, понимает и проживает со своими чувствами. Да и у одного и того же человека двух одинаковых прохождений нет. А теперь вспомним, что именно по игре, Нереварин ничерта не помнит о своем прошлом. Да еще и рожден он женщиной.... в данном случае. Слабонервным и фьялкам не читать, троллей я не кормлю - из принципа. короче, "не любо - не слухай". Уф, всех предупредила. Да, и еще два пункта - 1) это, как я сказала, "долгострой" - пишу, не замораживаю, но медленно, так как жизнь такая. Но сам сюжет уже готов, прожит, и осталось его только дописать. 2) я не фанат Трибунала. Так вышло. Но ненависти к ним не питаю и вполне понимаю мотивы Айем и Ко. Посему в чем-то ей даже сочувствую. Короче, каноничной чекнутой стервы не ждите - Айем тут неканон, но вполне понимаемая. Да, вот еще что - храм Дибелл. компаньоны-нордлинги, маги, падшие ангелихи и дреморы - это все вполне реальные аддоны. ;)
Итак, поехали...
Она - Нереварин.
Жанр: драма, эдвенчер, гет, легкие намеки на фем.
Фандом: Морровинд. Древние Свитки-3.
Ценз: R (брань, намеки на эротику и жестокость)
Перринг: Неревар/Дагот Ур, Неревар/Летте, Неревар/Альмалексия.
Саммари: Он вернулся - обещанный Пророчеством Богини Король и спаситель. Только вот вернулся в женском теле. Да и желает лишь мщения...
читать дальше
продолжение буду выкладывать в комментах.

22:45 

Always...
«А поутру они проснулись».
Фэндом: все тот же, Морровинд.
Жанр: жестокий стеб.
Ценз: старше 15.
Пэрринг: хм… отсутствуют.
Саммари: пить много вредно. Особенно, если с похмелья страдаешь амнезией.
Ворринг: много некультурных слов. Написано в виде малосодержательного не совсем трезвого диалога…
читать дальше

21:23 

Always...
Даготонеревар, два в одном...

22:26 

Always...
тихим хрипловатым голосом... "Нарисуй меня в этом. ТОЛЬКО В ЭТОМ! (смеется: позаимствовано из "Титаника"...)

21:46 

Always...
Еще один Дагот. Секси...

22:19 

Always...
Небольшая скетчина. Наш обожаемый красавец снял маску...

19:42 

Always...
Превратности судьбы, или Игры Богов.
Фэндом: Дэ элдер Скроллз-3, Морровинд.
Жанр: черный юмор, издевательство над персонажами.
Ценз: дошкольный.
Пэрринг: не предусмотрен. Хотя любители яоя его ВЕЗДЕ найдут.
Саммари: Дагот Ур уже успел побывать компаньоном Нереварина, благодаря одному идиотскому плагину. Но геймеры-плагиносоздатели не дремлют и замахнулись на самое святое!
Права: на персонажей – создателям игры, на буквы – Кириллу и Мефодию.
читать дальше

21:33 

Always...
С днем Св. Валентина! Дагот дарит самое дорогое...

21:39 

Фикшн... может быть...

Always...
22:44 

пьеско... Яблоко, то-есть, блюдо раздора...

Always...
Яблоко (??!) раздора..., или истинная причина войны с двемер.
читать дальшеФэндом: Морровинд.
Ценз: дошкольный… хе-хе!
Пэрринг: Неревар/Дагот, Вивек/Айем, блюдо из двемерской нержавейки/рожа Вивека.
Жанр: черный юмор, трагикомедия(?!!), ООС, флафф, стеб, бредбольного воображения
Саммари: попытка создания бредового спектакля о том, как мало бывает надо для большихсобытий. ЗЫ: посуда – тоже овощ! Я хотел сказать, и блюдо может стать причиной для вершения истории. ЗЫ 2: предрассудки – зло!
Ворринг: злой аффтар, жжет, йад кончился!
Если на пол падает ложка – приходит женщина, если нож-мужчина,
Если на пол падает блюдо – приходит Вивек.
Народная данмерская мудрость.
Акт первый.
Кухня во дворце Неревара. Посреди кухни стоит леди Альмалексия с тарелкой в руках, размахивается и со злостью швыряет ее в пол. Посуда с жалобным звоном разбивается в мелкие осколки. На полу видны бренные останки как минимум 50 таких же тарелок. На столе- довольно объемистая гора посуды персикового стекла…
Айем (со злостью в голосе бормочет): Чтоб не приходило! Чтоб не приходило!!!! Проклятое чудовище! Извращенец…нет, извращенка… Нет! Даэдрот его родитель! Чтоб не приходило!!!! (очередное блюдо - вдребезги об пол)
Дверь на кухню немного приоткрывается и в щель заглядывает удивленный лорд Дагот.
Дагот (с легким смущением в голосе): - Леди… Альмалексия? Вы здесь, на кухне? Зачем Вы бьете… (ошарашенный взгляд) ТАРЕЛКИ?!
Айем (тоже в шоке, замерла с тарелкой в руке): - Тарелки?!!! Не блюда?!!! О, нет! Мой свадебный сервиз!
Дагот (сочувственно): - Тарелки, моя леди! Блюдо… у нас всего одно. Его Вам лорд Думак с Кагренаком подарили. На свадьбу с королем. Миледи… К слову, там почему-то фрейлены все ваши… толпою… пришли, под дверь, сюда.
Айем ( закатив глаза и выламывая руки от отчаяния): - О, боги! Боги! Я погибла! О, мой сервиз! Стекло! О, светлая Азура! То блюдо… оно…
Дагот (скорбно): - Оно железное, миледи!
Айем (обозлено): - Железное! О! Я оскорблена! О! Я погибла! Но я отомщу!!!
Со слезами, в истерике, выбегает. Дагот, пожимая плечами, выходит вслед ей, и бормочет на ходу: - Что с королевой? Я не понимаю! Не вышло бы беды…
Акт второй.
Спальня Айем и Неревара. Альмалексия, в ночной сорочке, заплаканная.
Айем ( зло): - Что делать, боги? Я погибла! Проклятое дитя царицы лжи Мефалы! Кто ж знал, что лорд Вивек… такой… такая… подлец! Я… беременна, а Неревар не знает об этом… и не знает, от КОГО. А Вивек… смеется, сволочь! Он-де, не сможет жениться на мне, если… я добьюсь от короля свободы. Он, видите ли, женщина, наполовину! Гад! Как будто, раньше он не мог сказать… и видеть его я более не желаю, но… это блюдо! Не разбить? О! Мне дорого заплатят эти гномы!!!
Входит Неревар. Айем ластится к нему и виснет, и льстиво нежным голосом мурлычет:
Альмалексия (томно): -О! мой господин! Вы говорили, что хотели бы… наследника?
Неревар (утвердительно): -Хотел, но где же взять его?
Айем ( томно): - Я… подарю его Вам, господин мой. Но Вы должны исполнить одно мое желание. Прошу!
Неревар (задумчиво): - Ты просишь? Хорошо. Чего же ты желаешь, душа моя?
Айем (с хитрой улыбкой): - Я слышала, что счастья в жизни нашей супружеской не будет, пока не сможем мы разбить то блюдо, что на свадьбу подарено нам…
Неревар (удивленно): - Так разбей его – в чем дело?
Айем (с горьким выражением личика, закатывая глаза): - Твои друзья, двемеры, подло посмеялись, о господин мой! Они… на нашу свадьбу подарили блюдо… Из мерзкого металла. И его мне не разбить.
Неревар (мрачнея): - Таак!
Айем (с упреком): - Они ведь знали… обычай древний! Вот как твои «друзья» верны тебе, о муж мой! Вот какой бессовестный и мерзкий подарок их! Они нам счастья не желают!
Неревар (еще более потемнев от гнева): - Та-ак… Что же дальше, Айем?
Альмалексия (с вызовом в голосе): - Твои друзья- предатели! Они все отвернулись от тебя в твоем великом счастье! Они… не хотят и рода нашего дальнейшего расцвета и продолженья. Они… Ты должен объявить им войну! Вот будет достойное греха их искупленье!
Неревар (немного обалдев): - За блюдо?
Айем (победно): - Нет! За честь мою! И, разумеется, твою!!!
Неревар, качая головой, выходит из комнаты, сочинять декрет о войне, попутно крикнув, чтобы ему нашли лорда Дагота.
Айем (в бессильи опускаясь на подушки, шепчет): - О! Азура! Я отомщена! Еще бы погубить Вивека… или его отродье…
Акт 3.
Комната Неревара. Совет Неревара и Дагота.
Дагот (делая очень круглые глаза): - Двемеров? Блюдо? Что за бред!
Неревар (устало): - Что хочет женщина- то хочет бог!
Дагот (вздыхая с облегченьем): - Вот потому я и не женат!
Неревар (с некоторой ревностью стискивая Ворина в объятьях и запуская хозяйскую руку в глубокий вырез рубашки): - Не только потому, любовь моя. Не только потому… Но речь сейчас здесь не об этом! Айем – королева, и слово для меня ее – закон! (тем более, что на наши совместные ночные посиделки пока она сквозь пальцы смотрит, как подобает верной и порядочной жене!).
Дагот (прижимаясь к Неревару, ласкается и тихо шепчет): - Но блюдо, государь?! Как, право, мало надо для войны! Какой ничтожный повод…
Неревар (увлекая Дагота на походное ложе): - Здесь не столько блюдо, сколько… честь моя! К тому же мне наследник нужен. Ведь ты его мне не родишь, не так ли?
Дагот ( мотая головой): - Нет… Но… какая, боги, глупость…
Акт 4.
Блюдо лежит на столе. Возле него стоит Дагот, внимательно рассматривая сей проклятый предмет. Входит донельзя довольная Айем, которая поедает спелый персик… политый соленым соусом. Дагот ошарашено смотрит на королеву, затем, догадавшись, грозно:
Дагот ( с легкой угрозой в голосе): - Айем! Ты… Беременна?
Айем ( с вызовом): - И что же?
Дагот (грозно): - От кого? Уж явно не от короля (кому, как не его возлюбленному знать об этом?)
Айем ( все с тем же вызовом): - Здесь ты прав! Да! Я ребенка жду не от владыки. От Вивека.
Дагот присвистывает, затем вздыхает: - Хорошо! А блюдо тут при чем? И для чего война с двемер?
Айем (картинно закатив глаза) : - Неужто ты, Дагот, не знаешь, что по народной примете, коль уронишь вилку, то придет девица, а коли нож- мужчина?
Дагот (не понимая): -Знаю. Но при чем здесь БЛЮДО?!!!
Айем (таинственным шепотом): - Так Вивек- ОНО!!! И в день тот, проклятый судьбою, я блюдо это на пол уронила, когда готовила обед для Трибунала совета…
Дагот (понимающе): - ОНО?! Так вот где никс зарыт! И ты решила, что, избавившись от блюда… Но Айем! Есть и проще способ!
Айем (выронив от неожиданности персик): - КАКОЙ?!
Дагот (тоже таинственно): - Тот никогда не потревожит покой твой, кто ушел туда, откуда нет возврата…
Айем (просияв от удовольствия): - А! Ты хочешь сказать, что мы можем уби…
Дагот (зажимая ей рот ладонью): - Тише! Здесь у стен есть уши! Да! Ты хочешь, чтобы Вивек навеки от тебя отстал. Я- чтобы не было войны с двемер (у меня есть выгодные вложенья в их экономику…). Как видишь- все уперлось в одного лишь человека…
Айем (потирая руки): - Согласна! Да! Но ЧЕМ его мы…
Дагот (пожимая плечами, кивает на блюдо): - Коль этой проклятой посуде было суждено стать для войны причиной, она нам просто обязана здесь службу сослужить! (берет в руки кованное золотистое огромное круглое блюдо). Ух! Тяжелое! Вполне сгодится!
Оба выходят из комнаты.
Акт 5.
Покои Вивека.Те же, и Вивек. Альмалексия тихо крадется с блюдом к сидящему за письменным столом Вивеку, который задремал над документом. Роскошная шевелюра и маленькие даэдрические щегольские рожки украшают его благородное чело. Дагот стоит в дверях с мечом в руке, карауля вход. Королева размахивается блюдом над головой мирно спящего Вивека и с грохотом опускает блюдо прямо на его рожки. Слышится треск, хруст ломаемых костей, грохот и возмущенный вопль жертвы.
Айем (со злорадством в голосе): - Умри, собака! Месть моя тебя настигла! Я покажу тебе, как не признавать свое же собственное дитя! (увы, зачатое в грехе…)
Дагот (испуганным голосом): - Айем! Сюда идут! Я слышу!
Вивек (хватаясь за голову, ощупывает ее и находит вместо рожек пеньки-обломки): - О, горе мне! Мои рога! Мои рога! Позор! Какой теперь я лорд-даэдра? И так наполовину был… (в порыве злобы и горя выдирает свои роскошные лохмы пригоршнями).
В комнату входит мрачный Неревар. Айем, оценив обстановку, кидает беглый взгляд на блюдо и видит, что оно с ужасной вмятиной…
Айем (бросаясь Неревару на шею): - Милый мой господин! Свершилось чудо! Сломалось это мерзостное блюдо! Проклятая посуда…
Дагот (ревниво): - И у тебя наследник вскоре будет…
Неревар (не слушая ни их возгласов, не стенаний уже совсем лысого от горя Вивека, мрачно): - Поздно! Я объявил войну двемер. Когда король услышал, что за повод, Айем (укоризненный взор на жену), он хохотал, да так, что я решил, что вскоре он преставится от смеха. А потом и осерчал. Итак, не ждите мира – извинений он не примет! Дагот, Вивек, на сборы вам пол вечера я дам. В поход идем мы завтра, Айем! И, может, даже, не вернемся! (резко разворачивается и уходит из зала).
Вслед королю пулей вылетает лорд Дагот, пытаясь о чем-то спросить расстроенного монарха, за ними со стенаниями, держась за разбитую голову, плетется Вивек.
Альмалексия, оставшись одна, зло им вслед: - Ушли! И оба извращенца, и этот вот гермафродит. Ушли, и бросили меня одну! Вот так всегда! Да хоть подохните все трое, я по вас и плакать не захочу. Проклятье! Пойду я лучше к Сота Силу – по крайней мере, он хоть мужик…
Уходит.

Дверь открывается, в комнату заходит Дагот, поднимает блюдо и рассматривает его. На блюде отчетливо видны вмятины в форме лица Вивека.
Дагот (задумчиво): - Проклятая посуда! Какая прочная, однако! Что за сплав? Эх, жаль кидать ее… А! Придумал! Я отдам ее на доработку – пусть для меня из этой штуки маску к шлему отольют. Врагов пугать! А чтобы пострашнее вышло, (задумался)…О! сделать ей рога! Но только не два, а три! (радостно смеется и уходит, забрав испорченное блюдо).
Занавес.



20:41 

Запорожцы пишут письмо... или интимная переписка Нереварина и Дагот Ура

Always...
еще одно издевательство...
читать дальше

20:10 

Always...
Опасные сны-2, или женитьба Дагот Ура.
Фэндом: Морровинд.
Рейтинг: дошкольный
Пэрринг: Дагот/Трибунал? Трибунал/ Дагот?...
Жанр: стеб, жестокий и беспощадный, черный юмор, флафф, ООС.
Саммари: НЕ ХОДИТЕ, ДАНМЕРЫ, ЗАМУЖ!!!!
читать дальше

21:30 

Always...
Хммм... а "Опасные сны" взяли на сайт "Корпорация", в библиотеку Президента... Правда, кое-что подправили... В смысле, оборотов речи...

22:01 

Always...
Кома про Дагота лежит здесь, равно, как и другие мои арты.
http://www.animeforum.ru/index.php?showtopic=57263&st=280
Пост с комой №296. Кликнуть на маленькую картинку...

21:43 

Always...
Итак... Вот и СЮДА добрался...

7 подвигов Вивека.

Фэндом: Элдер Скролл -3: Морровинд.

Жанр: жестокий и несмешной стеб и флафф.

Пэрринг: Вивек и все-все-все… Шучу! Нету тут пэррингов!

Рейтинг: дошкольный, Хе-хе-хе!!!

Саммари: Все играющие, проходящие игру за служителя Трибунала, знакомы с книгой о 7 паломничествах по местам славы Вивека… Но не все знают, что подвиги сии были… искажены самим Вивеком, дабы придать им несколько иной смысл…



… И спросили двемерские дети Ворина Дагот Ура:

- О, великий лорд Дагот! Ты хорошо знаешь доброго лорда Вивека! А правда ли то, что свершил он целых 7 подвигов, явивших всю широту души его народам Тамриэля?

И ответил детям Лорд Дагот Ур:

- Истинная правда, дети! Я ОЧЕНЬ хорошо знаю лорда Вивека и могу рассказать вам ВСЮ правду о его 7 подвигах. Итак, слушайте!

1 подвиг Вивека.

Однажды лорд Вивек прогуливался мимо полей Кумма. И узрел он, как на полях трудится бедный собиратель муска. И вдруг пал у собирателя гуар и не смог он более собирать муск. Тогда возопил от горя несчастный собиратель и пообещал (громко-громко), что отдал бы все, что есть у него за помощь (и покосился на лорда Вивека).

И тогда лорд Вивек, добрый бог Трибунала, сам (не побрезговал) впрягся вместо гуара в его ярмо и поинтересовался у сборщика, А СКОЛЬКО, СОБСТВЕННО, ОН ЗАПЛАТИТ?! И сказал сборщик муска, что есть у него всего 2 септима…

И выпрягся тогда лорд Вивек и сказал: - А МОЙ РАБОЧИЙ ДЕНЬ ЗАКОНЧИЛСЯ!!!! У БОГОВ РАБОЧИЙ ДЕНЬ КОРОТКИЙ!

2 подвиг Вивека.

Однажды лорд Вивек упал в воду в пещере Коала… И увидел он под водой страшную рожу. И взяла Вивека ярость, и бился он со страшилищем подводным, и победил его.

И Сота Сил прислал счет-компенсацию за поломанного центуриона-водолаза. Так окончились подводные исследования в данном регионе Вварденфелла.

3 подвиг Вивека.

Однажды лорд Вивек вышел из городской таверны, и, подняв очи к небу, увидел, как на Столицу по небу надвигается целая армада Лун. И сочел их Вивек и насчитал их более тысячи. И расстроился добрый бог и сочел их еще раз. И насчитал уже 700 штук. И стал считать он Луны. И, о чудо, чем дольше он считал их, тем меньше становилось их! И под утро осталась только одна.

Так явил народам Тамриэля великое чудо добрый бог Вивек и доказал, что умение считать может спасти от неминуемой беды…

4 подвиг Вивека.

Однажды добрый лорд Вивек… продал принцу-даэдра СВОЙ меч. Из чистого серебра. Почти даром. И, в благодарность за это принц-даэдра построил ему дворец, украшенный системой каналов. Но, так как принц был проклятой даэдрой то и дворец он строил так, как строят проклятые даэдры - криво-косо-запутанно. Загадочно так построил.

И рассердился на него добрый бог Вивек. И не заплатил ему за работу.

И отправился с горя принц-даэдра бомжевать в подвалы дворцовые, да так там и заблудился, в лабиринте своем проклятом.

5 подвиг Вивека.

Однажды… лорд Вивек не мылся и не умывался более года (ну, некогда было доброму богу! Не-ког-да! Дела-то добрые кто вершить будет?! Вот именно!). И приехал он в богом забытую деревушку, на открытие местного Храма. Гнисис деревушка звалась.

И, слушая торжественную речь старосты, прослезился, расчувствовавшись, лорд Вивек. И зачесался у него от слез горючих нос. И чихнул лорд Вивек. И свершилось чудо великое: свалилась вся грязь с лица его, явив чистый взор доброго бога жителям деревни.

А лик доброго бога, отпечатавшийся в грязи, Вивек щедро подарил Храму Гнисиса.

6 подвиг Вивека.

Однажды добрый бог лорд Вивек изучал ведение финансов в заморском государстве Израиле. Так возник Алтарь Щедрости…

7 подвиг Вивека.

Однажды лорд Вивек прочел научные труды о разведении кроликов в труднодоступных горных районах Новой Зеландии, подверженных вулканической активности. И так понравилась ему идея, что КРОЛИКИ - ЭТО НЕ ТОЛЬКО ЦЕННЫЙ МЕХ, НО И…, что решил он разводить их на Красной горе. Построил забор, загоны, а на кроликов денег доброму богу не хватило.

И расстроился добрый бог, и перестал свершать подвиги…



И сказали двемерские дети:

- Как это прекрасно и поучительно! Лорд Дагот! Запишите все это для потомков наших!

И ответил лорд Дагот:

- Хорошо, дети мои! Запишу!

И создал он книгу, но не понравилась она доброму богу лорду Вивеку, и назвал он ее почему-то ересью, запретил сие писание и смодерировал данные посты посланий по-своему…



 


21:56 

Always...
Итак, вот и чиби-версия от меня... :)

23:19 

Always...
по голове не бить- идея была не моя...
ЗЫ: на заднем фоне- на самом деле Вивек... Канал Загадок...

20:34 

И опять новый фик от меня...

Always...
Итак... Новое ужасное творение...

Опасные сны.
Фэндом: Элдер Скроллз 3: Морровинд.
Жанр: агнст, ПВП, ООС, яой.
Пэрринг: Дагот Ур/ Неревар
Ценз: Р-ка… Скромная такая…
Саммари: «Уснуть, и видеть сны…» Сны ли это о будущем, что грядет, или о прошлом, что свершилось?

- Ворин! – щекочущий шепот прямо на ухо. Тихий и такой интимный, что против воли мурашки ползут вдоль всего позвоночника… - Ворин… Ты… - короткое прикосновение теплых губ. Такое успокаивающее. – Ты опять кричал во сне… Что случилось? У тебя опять был кошмар?
Поворачиваюсь, для того, чтобы увидеть эти насмешливые теплые и лучистые светлые глаза. Такие добрые и такие встревоженные сейчас… глаза самого близкого друга. Почти брата по оружию. И возлюбленного. И как я могу сказать ЕМУ, почему я вскакиваю почти каждую ночь в холодном поту, почему так гулко и часто бьется мое сердце… пока еще человеческое сердце, пока еще умеющее страдать и любить… Как могу я сказать ЕМУ, что я вижу в этих страшных снах, в этих липких и тягучих, как зыбкий песок, кошмарах, что накрывают с головой и затягивают на дно самых ужасных фантазий? И нет от них спасения…
Разве могу я сказать ЕМУ, что видел какие-то мгновения назад … свою собственную смерть от ЕГО руки? Разве могу поведать ЕМУ, что скоро ОН назовет меня предателем и сам же предательски проткнет мое преданное ему сердце мечом? Могу ли я объяснить, что боль и скорбь, что терзают меня по ночам и заставляют стонать и плакать, как потерянное дитя – это боль и скорбь от знания, что весь Дом мой обречен на смерть… Что не останется ни единого человека на всей земле Тамриэля, что с гордостью сможет произнести: «Я произошел из Шестого Дома, Дома Дагот»…
О! Я видел, видел и всю эту глупую и бесполезную войну, что терзала Тамриэль, и полчища чужеземцев, что звали себя слугами Великой Империи. Они осквернят наши Храмы, они навяжут нам новых Богов, новую жизнь, новых правителей… Они будут глумиться над нашим былым величием и попирать наше настоящее жалкое существование. Данмеры будут их рабами. Пешками. Слугами. А те, кого сейчас мы с благоговением зовем Трибунал, будут в бессильной апатии взирать на падение нашего народа из своих высоких дворцов и башен. И Альмсиви, твой новый друг, первым предаст наши идеи и склонит голову перед чужеземным господином…
Ты не поверишь мне. Я знаю. Как не поверишь и в то, что в глубоких пещерах зала Сердца Лоркана сумасшедший правитель двемеров и не менее умалишенный колдун творят новое Божество. Божество из металла, Божество без человеческих чувств, но наделенное вечной силой Сердца… Нумидиум.
Или нет, в Нумидиум ты поверишь – и это открыли мне сны. И это будет началом конца. И это предопределено…
Мои сны… с самого детства я вижу Сны. Опасные сны. Сны, которые сбываются. Сны-пророчества. Ужасные и тяжелые. Они приходят и рушат остатки моей жизни. Они вещают о том, что грядет и нет никаких сил изменить их. Изменить Судьбу.
И ты еще не знаешь того, что знаю я, но не в силах изменить: и этот бой в подземных переходах возле зала Сердца, и его «Зов», и проклятые никчемные магические безделушки, что станут причиной… причиной всего: и падения Тамриэля, и падения былой славы Трибунала, и моего несостоявшегося предательства, в которое ты, к сожалению, поверишь, и моей смерти и возрождения, но уже не тем Ворином, что ты знал и любил, но Проклятием всего Морровинда, насылающим божественную кару на тех, кому не было дела до судеб Тамриэля. А потом, я знаю, и причиной твоей смерти тоже. И твоего второго пришествия… и только от тебя будет зависеть… Инструменты Кагренака… Сердце Лоркана… Наше с тобой общее проклятие и судьба…
- Ворин! Ты изменился в лице… - тихий шепот почти на грани безмолвия, и голос полон пока еще нежности и сочувствия. – Друг мой, ты неважно выглядишь… всему виной эти проклятые кошмары?
Проклятые кошмары? А ведь ты прав… и я почти готов сказать тебе, почти готов открыть ту страшную тайну, что сокрыта в моем сердце. И я почти готов ползать на коленях перед тобой и унижено просить не ездить в пещеры Сердца и не сражаться с Думаком… Нельзя! Этого делать нельзя!...
Но ты только ласково поглаживаешь мои растрепанные от тяжкого сна темные пряди волос, успокаивая, словно больного ребенка…
И я вдруг понимаю, что не могу ничего сказать тебе. Не могу. Не ГОТОВ…
Твои теплые губы с нежностью касаются моей щеки, а пальцы осторожно и трепетно убирают волосы с лица…
Мы так давно вместе, но до сих пор я не могу привыкнуть к тому, как нежно и бережно ты ко мне относишься. Все еще не могу привыкнуть к твоим легким, невесомым вначале поцелуям и прикосновениям, к этим тонким пальцам, скользящим по моей обнаженной груди…
-Неревар! Пожалуйста, прекрати, – мой голос дрожит и прерывается, переходя на чуть слышный сдавленный стон, когда твои губы вдруг смыкаются на моем затвердевшем темном соске.
-Шшш, тихо! – твой горячий шепот сводит с ума. – Тихо, Ворин… Все хорошо… Я помогу тебе избавиться от твоих кошмаров…
Ты… такой теплый, живой, надежный. Знаешь ли ты, что спасаешь меня от моего безумия, от моих опасных снов? Наверное, знаешь… Потому так жертвенно и даришь мне свою нежность и тепло своего стройного тела. Свою любовь… Только вся беда в том, что я не имею права на этот дар…
Я все еще слабо пытаюсь сопротивляться, уворачиваться от этих горячих настойчивых ласк, но распаленное уже твоими прикосновениями тело буквально пылает от неудовлетворенного желания. С губ моих против воли срываются тихие стоны, когда ты касаешься самых сокровенных частей моего тела и разум окутывает сладкая пелена… и больше нет никаких кошмаров. Никаких страшных пророчеств… Только ты и я. Только твое горячее тело в моих объятиях, и этот неторопливый, древний как мир ритм, в котором двигаются наши тела, стучат наши сердца, звучат наши стоны, сбивается наше дыхание…
… Ты смотришь на меня, слегка устало, но нежно, осторожно сжимая мои пальцы в своих.
- Ты же знаешь, как сильно я люблю тебя, и как сильно беспокоят меня твои кошмары…
- … - я растеряно молчу, пытаясь восстановить сбившееся во время секса дыхание. Что я могу сказать ТЕБЕ? Ты не поймешь. Не поверишь. Посмеешься над моими глупыми страхами.
- Хорошо, можешь ничего не говорить, - вдруг отрывисто произносишь ты. – Завтра на рассвете я выступаю в поход против Думака и Кагренака. Ты поедешь со мной, Дагот?
Я замираю, чувствуя, как сердце ухнуло куда-то вниз и мелко-мелко забилось. Так скоро? Но ведь я… И так официально… После всего того, что было сегодня ночью? Дагот. Не Ворин… Но почему-то немота сковывает губы. Я все еще силюсь сказать тебе, что-то, что мучает меня в моих кошмарах, так близко, а ты не видишь, не замечаешь этого… Я должен! Я пытаюсь сказать, но голос меня не слушается. Я пытаюсь кричать, я хватаю тебя за плечи и трясу, как тряпичную куклу, но ты только смотришь мимо меня пустыми глазами. Сквозь меня… Словно меня больше нет рядом с тобой… смотришь, а губы так ясно шепчут мне то, чего я больше всего в своей жизни боялся услышать от ТЕБЯ. Одно только слово: ПРЕДАТЕЛЬ…

… В холодном поту я открываю глаза, которые теперь уже привычно взирают на мир сквозь прорези проклятой золотой маски. Отряхиваю с подушки своего ложа красноватый вулканический пепел: он здесь повсюду… Он забивается в волосы, оседает на постель и одежду. Попадает в пищу, но мне уже давно все равно. Несколько веков, как я здесь. Несколько веков, как нет со мной больше ТЕБЯ, того, кого любил я больше жизни, того, кто предал мою любовь и убил меня.
Даже если бы ты был жив, ты вряд ли узнал меня сейчас- мое лицо, сокрытое под золотой маской первого Нумидиума обезображено глубокими шрамами и ожогами, тело мое, измененное силой Сердца Лоркана, вещи, что вознесла меня и погубила меня, превратилось в тело монстра…
Ты же остался в моей памяти все таким же молодым и прекрасным, как и в тот далекий наш последний вечер…
Все изменилось в мире Тамриэль. Сбылись самые кошмарные мои пророческие видения. Трибунал пал, Империя правит Морровиндом, Вивек слаб и прячется в своей башне, а ТЫ… погиб и погребен много веков назад, несмотря на пророчества, говорящие о твоем новом возрождении.
И только сны… Мои сны остались прежними. Давным-давно они говорили мне о будущем, сейчас они напоминают мне о прошлом… Мои опасные сны. Сны, которые довели меня до того, что я стал чудовищем и потерял все, что было мне дорого…
Только сны и остались мне, Спящему Властелину Красной горы. Только сны и слабая надежда, что они сбудутся полностью. Что я еще увижу тебя.

23:01 

Always...
И опять я с кривым своим фиком... На сей раз, уж гоменасай, сенен-ай. Пепельной статуей по голове не бить- я знаю, что извращенец, но как же красиво смотрятся мой Сефка и Дагот...

Иной исход.


Фэндом: Старые Свитки-3. Морровинд.


Жанр: агнст, ПВП, ООС, сенен-ай.


Пэрринг: Нереварин/Дагот Ур.


Рейтинг: Пи-джи. (15 и старше).


Саммари: а что, если игра кончится по-другому и исход ее можно изменить?


Ворринг: ООС- так как я сомневаюсь в том, что лорда Неревара и Дагота связывало в прошлом что-то большее, чем работа на Трибунал.





Он был прекрасен. Обычно такими воспаленное воображение стоящего на коленях, на покрытом пеплом полу, мужчины рисовало себе ангелов. Участливо склоненное к нему юное нежное лицо, обрамленное серебристыми волосами поражало искренней добротой и сочувствием. Давно… как давно никто уже на него не смотрел. Только с ужасом – обычные жители континента, да с подобострастием – рабы пепла и верные слуги Красной горы…


- Тебе больно? – голос, чистое серебро, сквозит печалью и неподдельным участием. – Ты страдаешь… Ты так много перенес! – хрупкие пальцы коснулись холодного металла ужасной маски, скрывающей под собой кошмарную память прошлого. Эти шрамы боли и предательства…


Юноша потянул маску на себя, и мужчина невольно отпрянул: он не хотел, чтобы кто-либо видел… Чтобы видел ОН… ТОТ, кто ВОЗРОДИЛСЯ. Возродился, чтобы уничтожить его. Покончить с его страданиями? Или отомстить?


Друг. Почти брат. Товарищ по оружию. Предатель. Нет, скорее всего, просто глупец, поверивший в то, что он когда-либо сможет предать его… Его. Того, кого он знал лучше себя и любил больше всего на свете…


Однако, тогда, много лет… много веков назад… он все же поверил. Поверил и уничтожил его. Почти… Если бы не эта ужасная, поражающая своим могуществом вещь, что хранится в самом сердце Красной горы, под неусыпным надзором жрецов, верных слуг и механических сторожей. Сердце. Сердце горы, Сердце этого мира, его собственное сердце… Вещь, что дарует могущество и силу бога, бессмертие и власть над тысячами людей. Но порабощает и превращает в чудовище…


И Он вернулся. Пришел сквозь столетия. Возродился. Чтобы наконец уничтожить и Сердце, и его преданного слугу поневоле.


И была битва. И Он победил. Как и положено. Добро всегда побеждает, не так ли?


И теперь, лежа в вулканическом пепле и пыли, тяжело и надрывно дыша от сдавивших горло рыданий, побежденный ждет своей уже известной участи…


Так почему он вдруг остановился? Не добил?


Почему смотрит с затаенным сочувствием?..


Юноша снова протянул изящную руку и мужчина про себя подивился, как такими хрупкими руками этот почти мальчик может держать большой и тяжелый двуручный меч?..


Маска с тихим шорохом упала с обезображенного лица, поднимая с пола небольшие облачка пыли. Тихо и жалобно звякнула…


Мужчина вскинул руки, в немом отчаянии закрывая свое лицо, и глухо прошептал: - Нет! не смотри!


- Почему? – мягкие, легкие прикосновения, осторожно и почти нежно отстраняющие его израненные, покрытые страшными шрамами и украшенные кривыми когтями руки от закрытого лица. – Ты боишься, что я увижу тебя?


- Да! – голос охрип. Этот мальчик… Почему он волнует его? Он… его давно потерянный друг? Его заклятый враг? Скорее всего, если слухи не лгут. Но он помнит Его совсем иным… Не мальчиком, но великолепным воином… Этот мальчик… не может быть Им… Но все же…


- Я не хочу, чтобы ТЫ меня видел. Таким. Я БЕЗОБРАЗЕН! – густые черные волосы скрывают склоненное лицо от взора юного победителя, но он вдруг с величайшей бережностью берет побежденного за подбородок и приподнимает его голову, осторожно убирая взмокшие пряди со старых рваных следов ожогов.


- Нет! – голос мальчика чист и прозрачен. И тверд. – Ты не ужасен. Ты прекрасен, друг мой. – и ни капли насмешки в его голосе. И глаза его смотрят твердо – он не отводит взор от безобразных ожогов, испещривших лицо коленопреклоненного врага, среди которых прекрасными и живыми можно назвать лишь большие и внимательные темные глаза. Такие выразительные глаза. Он и не знал, что такие прекрасные, говорящие глаза скрыты в прорезях уродливой маски.


И сейчас в этих глазах плещутся боль, отчаяние и сожаление. И только в самой их темной глубине – какая-то тень, похожая на робкую надежду.


- Ты… смеешься? – хрипло и тихо.


- Нет. Я говорю правду. – тоже тихо, но твердо. – Ты прекрасен, как и прежде, мой давно потерянный друг! – почему такие простые слова ранят гораздо больнее, чем лезвие Его меча? – Но ты так страдал! Так много выстрадал! Я… причинил тебе столько боли своей несправедливостью… Я не должен был верить в твое предательство. Я должен был понять, что тебя оболгали. Я должен был защитить тебя. А я … не смог. Я погубил тебя… Сможешь ли ты сейчас простить меня? – голос говорящего так тепл и искренен, что боль становится невыносимой: простить? Но ведь он простил. Давно простил. И ждал. Тосковал. Надеялся… что Он придет. Что освободит от боли и Уз Сердца… Все замыслы о мести теперь кажутся дурным сном. Все, во что он верил последние годы оказалось просто пеплом на ветру. Моровым поветрием, заразой… которую надо остановить. И Сердце…


Из-за него он однажды потерял своего друга. Своего любимого… но теперь, когда он наконец заслужил его прощение и услышал его слова сожаления о случившемся… может ли он допустить, что потеряет его вновь? Может ли он допустить, что все это продолжится?


Пальцы, ласково гладящие старые шрамы, жгут каленым железом. Слова сочувствия разрывают остатки души в кровавые лохмотья…


Юноша наклонился и без стеснения и брезгливости припал нежными трепетными губами к израненному, обожженному рту поверженного мужчины.


- Простишь ли ты когда-нибудь?.. – повторил он тихо, осторожно перебирая тонкими пальцами густые черные волосы когда-то давно, века тому назад потерянного и преданного возлюбленного…


И память взорвалась мириадами раскаленных брызг боли узнавания и вспоминания: этот взгляд, эти губы, это теплое сильное тело, некогда трепетавшее в его объятиях… Эта боль была настолько невыносима, что мужчина вскочил с колен, и, оттолкнув от себя растерянного юношу, выхватил из его заплечного мешка два бронзовых предмета – единственное, что могло принести погибель мучившему его артефакту – и бросился в глубь своих покоев.


Сбивая с ног испуганных рабов пепла, как безумный, пробежал он по мосту над бездной, в которой парило страшное Сердце Красной горы.


Один прыжок, короткий полет вниз, в кипящую лаву…


Когда-то он уже умирал. Тогда его спасло сердце.


Больше не спасет!


Бронзовый кривой нож воткнулся в трепетную «плоть» артефакта…


Все должно кончиться здесь и сейчас.


И только одно согревало последние частицы уходящей жизни в израненном обожженном теле – он заслужил свое прощение…





- Зачем же ты… - голос, полный боли и едва сдерживаемых слез оборвался на полуслове: найти только для того, чтобы потерять вновь, и уже навсегда… Так не должно было быть, но… Исход не всегда предопределен… Но все же Судьба была к ним милосердна и ему не пришлось убивать того, кто всегда был ему дорог, во второй раз…


Юноша в последний раз провел дрожащими пальцами по золотой маске, сиротливо лежащей в красноватой, как запекшаяся кровь, вулканической пыли, затем развернулся и твердо зашагал к выходу из цитадели…






22:44 

Always...
Ну, я очень надеюсь, что меня не убьют за ЭТО...
Да, я анимешник, яойщик и стебщик...

Беспредел на Красной Горе или Кошмарный сон Нереварина.

Жанр: стеб, юмор.

Рейтинг: Джен. До Р-ки не дотяну, ибо пока тянет только постебаться.

Пэрринг: Дагот Ур/ Лорд Нереварин

Саммари: по сюжету прохождения основной линии Морровинда Лорду Нереварину часто снятся кошмарные сны, в которых Глава 6 дома призывает его на Красную гору, Воссоединиться с ним. Что он имеет в виду, сюжет не поясняет, но… то, в какой форме сны «приключаются» в игре, дает повод поразмыслить над истинным смыслом приглашений товарища Ура. Уж явно, не кофейку попить зовет.

Дагот Ур прятал под маской… накладные ресницы. И зверски сделанный неумелый макияж а-ля «актер-кабуки после попадания под кислотный дождь…

Нереварина передернуло. Осиплым голосом юноша прошептал:

- А… говорили, что у тебя под маской - страшные ожоги…

- И они не врали, сладенький! – елейно-медовым голоском пропел Великий и Ужасный Глава 6 Дома. – Вот, смотри, разве они не страшные и противные? – и кокетливо закатил глазки, старательно хлопая полуметровыми накладными ресницами и демонстрируя припухшие и покрасневшие под слоем макияжа веки… - Это я плойкой для ресниц обжегся. Да… - доверительно добавил Спящий Государь Красной горы.

- Ну, хоть руки-то у тебя с ногами такие потому, что ты в лаву упал… - с опаской выдохнул Нереварин, косясь на 30-сантиметровые ярко-алые когти, которыми заканчивались конечности Господина праха и пепла.

Ур презрительно фыркнул: - Вот еще! В лаву! Чтобы испортить свою чудную нежную серебристую кожу? – и Глава Дома Пепла ласково огладил свои пепельно-серые плечи страшенными когтищами. – В термальных источниках Красной горы мылся. Признаю. Бани принимал. Для здоровья полезно. И кожа после них мягкая, как у младенца! Вот, сам посмотри! – и Ур, поспешно сцапав руку Нереварина, пока тот не среагировал и не припустил бегом от Хозяина Красной горы, положил ладонь молодого человека себе на грудь. Нереварин жалобно пискнул и попытался вырвать запястье из стального захвата Уровых когтей, но только беспомощно шлепнул его по груди. Дагот довольно замурчал и заговорщицким шепотком выдохнул Нереварину прямо в ухо: - Ах, ты, шалунишка!... Ну, у нас еще будет время для забав, когда мы вместе Возродимся… - он с сожалением выпустил руку Нереварина и внезапно, словно что-то вспомнив, вдруг спросил: - А чем ты, если не секрет, моешь волосы? А то в мои постоянно эта поганая вулканическая пыль набивается… Хорошо, хоть, они черные – грязь не так видно. Но я всю жизнь мечтал стать блондином! – Великий и Ужасный беспомощно развел руками. – И, да! По поводу рук… и ног – это… - Ур задумчиво уставился на свои когтищи. – Это у меня просто маникюр не удался. Хотел французский сделать, да малость перестарался! Зато…

Ур еще не успел ничего договорить, а до предела шокированный увиденным Нереварин уже пустился прочь из покоев Великого Владыки Пепла, куда он с таким трудом пробирался сквозь полчища монстров и пепельников, прорубался своим верным мечом, обливаясь потом и кровью. Чтобы победить в честной смертельной схватке Хозяина Красной горы, великого полубога и воина, чья сила и могущество сравнимы лишь с силой и мощью Лорда Вивека… Он многое ожидал увидеть, и готовился даже погибнуть в жестокой схватке, но к ТАКОМУ он оказался полностью не готов. Нет, ЭТОГО ДАГОТА УРА не надо убивать. Его надо ЛЕЧИТЬ. ПРИНУДИТЕЛЬНО. ИЗОЛИРОВАВ ОТ ОБЩЕСТВА, ЧТОБЫ НЕ ТРАВМИРОВАЛ СВОИМ ВИДОМ ОКРУЖАЮЩИХ!

Придя к такому мнению, юноша поспешил к выходу, а вслед ему несся громкий бас Хозяина Горы: - Постой, дурашка! Куда же ты? Мы так чудесно проводили время! Ты мне понравился! Я даже спеть тебе собирался…

- Я не люблю пение! И слуха у меня нет! Мне в детстве огрим на ухо наступил! Причем на оба! И голос у меня, как у никс-гончей! – огрызнулся напуганный такой перспективкой юноша, хватаясь за бронзовый рычаг, открывающий главные ворота Цитадели 6 Дома.

- Да я ж не тебя петь заставляю! Глупышка! – Дагот настиг Нереварина и придавил своим мускулистым торсом к стене, не давая вырваться и убежать. – Я и в самом деле не солгал, что ты мне понравился! Я даже сердце хотел тебе подарить!

- На кой Призрачный Сумрак мне твое сердце!!!!- взвыл несчастный легендарный воитель данмеров.

- Не МОЕ сердце, дурашка, а СЕРДЦЕ! – вздохнул с притворством Хозяин горы.

- Правда?!!! – недоверчиво пробормотал поборник Добра и Справедливости. – Ты… хотел подарить мне СЕРДЦЕ, чтобы я… его уничтожил, да?

- Нет! – злорадно улыбнулся Великий и Ужасный. – Для того, чтобы МЫ БЫЛИ ВМЕСТЕ ВЕЧНО!!!! – и торжествующе захохотал…

В холодном поту Нереварин подскочил на огромной двуспальной постели и с облегчением перевел дух: только сон. Идиотский сон.

Раздраженно убрал со своей подушки черные растрепанные лохмы спящего рядом Проклятия Морровинда и с тоской подумал, что в Пелагиде открылась чудесная лавка банных принадлежностей… Возможно, там есть то, что нужно. Осталось только намекнуть этому чудику, что его волосы до сих пор пахнут пеплом и вулканической серой и немилосердно пачкают постельное белье, щедро подаренное Трибуналом.


Шестой Дом восстал!

главная